Moscow-Post RSS
25 Сентября 2016

Дело «Марко Поло» как зеркало российской коррупции

Через какие «каморки» «решает вопросы» гостиничный рейдер Алексей Камышан

Дело «Марко Поло» как зеркало российской коррупции

В одном из своих последних журналистских расследований, посвященных тому, как у собственников известного питерского отеля «Марко Поло» украли этот самый отель, я пересказал историю, которую не так давно озвучил Президент России Дмитрий Медведев. Рассказывая журналистам о вопиющей коррупции в судебной системе, Дмитрий Анатольевич поделился воспоминаниями о том, как приехав из Петербурга в Москву в 1995 году, он открыл для себя, что при каждом суде есть «каморка», в которую заносят деньги для того, чтобы суд принял нужное решение или оспорил ранее принятое решение. Думаю, Дмитрий Анатольевич привел эту ситуацию просто в качестве примера всепроникающего характера этой раковой опухоли под названием «коррупция в судебной системе», и надеюсь, что Президент догадывается, что такие «каморки» есть не только в московских судах, и не только в судах… Во всяком случае, занимаясь расследованием «дела «Марко Поло» аналогичные «каморки» были обнаружены мной в Василеостровском суде Санкт-Петербурга, а также в непосредственной близости от кабинета начальника Главного следственного управления Санкт-Петербурга Александра Романова… Но, обо всём по порядку….

Безответный предприниматель

В первой части журналистского расследования, посвященного скандалу, разгоревшемуся вокруг известного питерского отеля «Марко Поло» , я рассказал о главных действующих лицах этой истории. В том числе о молодом и предприимчивом человеке, стараниями которого питерский отель «Марко Поло» перешел из рук собственников в его умелые руки, а на одного из собственников отеля – Виктора Мельника – было возбуждено уголовное дело по обвинению в том, что он, Виктор Мельник, совершил мошеннические действия, продав…часть принадлежащего ему имущества. Имя умелого молодого человека, стараниями которого всё это состоялось, – Алексей Викторович Камышан.

Работая над журналистскими расследованиями, я всегда руководствуюсь двумя правилами. Первое. Делать предположения и выводы только на основании имеющихся у меня в руках документов. И второе. Давать возможность высказать свою точку зрения на ситуацию и представить свою версию событий всем сторонам дела. Этот случай также не был исключением из правил. Собрав копии всех документов по этому делу, которые к этому моменту были в Прокуратуре Санкт-Петербурга, в Василеостровском суде, в Отделе по надзору за ОРД ГУВД и РУВД Прокуратуры РФ, и так далее, я обратился ко всем фигурантам дела с просьбой дать ответить на имеющиеся у меня вопросы, а также дать свои комментарии по ситуации, сложившейся вокруг отеля «Марко Поло».

Практически все, к кому я обратился, кто-то с неохотой, кто-то с искренним желанием внести ясность, кто-то, просто понимая, что это часть принятых в обществе правил в отношениях с четвертой властью, на вопросы ответили и комментарии дали. Алексей Камышан, однако, под разными предлогами от общения уклонялся, объясняя это то командировками, то чрезвычайно важными для него праздниками 23 февраля и 8 марта, то необыкновенной деловой загруженностью. Понимая, что действительно, у человека может быть очень плотный и насыщенный распорядок жизни, я отправил Алексею Викторовичу те вопросы, ответы и комментарии на которые я хотел получить, дав Алексею Викторовичу возможность донести через СМИ свою точку зрения на ситуацию. Вопросы эти также были опубликованы мной на тот случай, если у Алексея Викторовича могут возникнуть неразрешимые проблемы с электронной почтой, а также для того чтобы ни у кого не было соблазна заподозрить меня в пристрастном отношении к кому-то из фигурантов этого дела.

В своем письме, адресованном Алексею Викторовичу, я также написал: «Со своей стороны я гарантирую Вам, что Ваши комментарии не будут искажены или вырваны из контекста, а также будут согласованы с Вами до публикации материала» и перечислил все те документы, на основании которых мной были заданы эти вопросы и сделаны соответствующие предположения.

Оценив мою информированность, и поразмыслив над полученным списком вопросов, Алексей Викторович наотрез отказался встречаться и общаться, отделавшись коротким и весьма двусмысленным письмом, в котором Алексей Викторович сообщил, что все изложенные мною факты являются плодом моего богатого воображения, и что отвечать на вопросы он не станет, так как всерьез опасается, что его ответы будут неверно истолкованы.

Честно говоря, ничего другого я и не ожидал, учитывая историю бизнес-деятельности Алексея Камышана и его команды, а также располагая пояснениями, данными фигурантами дела №3/10-139/09. Теперь, после того, как Алексей Камышан по своей воле отказался представить свою точку зрения на происходящие события, я не считаю, что у меня есть моральные-этические обязательства перед ним, и могу поделиться результатами своих журналистских изысканий. Эти «открытия» я не публиковал, дожидаясь, что Алексей Викторович опровергнет имеющиеся факты и предположения и внесет ясность в историю вопроса.

Человек без воображения

Я не отказываюсь от того, что у меня богатое воображение. Более того, я даже не исключаю того, что мои предположения или выводы иногда могут быть не совсем верны. Но, если принять на веру позицию Алексея Камышана, согласно которой история скандала, связанного с питерским отелем «Марко Поло» - плод моего воображения, тогда придется предположить, что Алексей Викторович прямо-таки окружен людьми с воспалённым воображением.

В список людей с воображением сразу попадают владельцы египетского отеля, в котором Алексей Камышан поработал в самом начале своей карьеры в отельном бизнесе. Владельцы утверждают, что «уход» Алексея Викторовича с этого места работы связан с целым рядом злоупотреблений и нарушений, допущенных в процессе управления отелем. Но оставим это утверждение на совести владельцев отеля. Тем более что история относительно давняя.

Двигаемся дальше. Ещё один человек с «богатым воображением». Владелец компании «Гелиопарк Групп» - Александр Гусаков, один из первопроходцев отельного бизнеса в России, создатель сети частных отелей под брэндом «Гелиопарк». Александру Гусакову также «посчастливилось» поработать с Алексеем Камышаном и его командой. Здесь Алексей Викторович и его подельники – Виталий Шпаков и Владимир Набоков – «наследили» очень сильно. Во-первых, работая с Александром Гусаковым, Камышан запустил ту же схему, которая была применена при попытке захвата «Марко Поло». А именно, была предложена схема получения кредита в КБ «Москоммерцбанк». Причем, в реализации этой схемы также принимала участие дочерняя компания банка - «Исткоммерц», и непременным условием была передача в залог 100% недвижимости одного из отелей. На этот раз дело касалось отеля «Гелиопарк-Эммаус». По условиям сделки с банком отель переходил в залог, но оставался под брендом «Гелиопарк» и под управлением компании «Гелиопарк Групп». Однако как только все документы были подписаны, банк аннулировал допсоглашение, и фактически отнял отель у компании Александра Гусакова. Можно догадаться, что через некоторое время управление отелем «Эммаус» перешло в руки Алексея Камышана. Ну а сам актив остался в руках «Москоммерцбанка», который на тот момент возглавлял партнер Камышана - Алексей Годованец.

Еще один случай «богатого воображения» - приобретение Алексеем Камышаном строящегося объекта, ставшего впоследствии загородным комплексом «Фореста фестиваль парк», у чеченского предпринимателя Ризвана Бочкаева, который тоже оказался обманутым Камышаном. Изначально договорённости о продаже недостроя были у Ризвана Бочкаева с владельцем «Гелиопарк Групп» Александром Гусаковым. Но Алексей Камышан вовремя подсуетился, влез в сделку, и, пользуясь инсайдерской информацией, а также откровенным обманом, сумел сделать так, что строящийся объект перешел в его руки, и при этом на деньги того же Николая Бакина и Виктора Мельника.

Совладельцы отеля «Фореста Тропикана» - тоже люди, страдающие «богатым воображением», если следовать логике Камышана. А здесь что такое? Да тоже самое, что было в случае с отелем «Эммаус», принадлежащим Александру Гусакову. Убытки. Кредитная схема с участием «Москоммерцбанка» и компании «Исткоммерц» и уже бывших руководителей этих компаний – Алексея Годованца и Асхата Сагдиева. Передача банку 100% актива. Разрыв допсоглашения. Отель переходит в руки банка, а Алексей Камышан получает его в управление.

Странная, однако, картина складывается. Все, кому «посчастливилось» иметь дела с Алексеем Камышаном, и кто, по версии Камышана, страдает «больным воображением», рассказывают примерно одно и тоже. Удивительный случай группового помешательства. Тем более что все эти люди не связаны ни общими деловыми интересами, ни кровным родством, ни какими-либо взаимными обязательствами. Все они рассказывают, что «человек без воображения» Алексей Камышан и его команда вели нечестную игру, занижали доходы, расхищали средства, и, действуя в сговоре с представителями банка, завладевали перспективными активами.

Видимо к числу людей с «богатым воображением» следует отнести и владельцев «Москоммерцбанка», потому что бизнес-активность Алексея Годованца и Асхата Сагдиева вызвала «нездоровое любопытство» и у них. В результате чего председатель правления КБ «Москоммерцбанк» Алексей Годованец и руководитель компании «Исткоммерц» Асхат Сагдиев покинули свои посты. И по неофициальной информации от сотрудников банка в настоящее время ведется внутреннее расследование их деятельности, в том числе по тем сделкам, которые были осуществлены при участии Алексея Камышана. И при этом, Асхат Сагдиев 8 марта сего года проживал в отеле «Марко Поло» с девушкой, представляя и демонстрируя ей этот отель как собственный…

В ходе данного журналистского расследования я неоднократно устно и письменно обращался в КБ «Москоммерцбанк» с просьбой прокомментировать ситуацию и дать ответы на имеющиеся вопросы. Но новая команда менеджеров банка лишь сочувственно пожимает плечами: «Мы не имеем отношения к действиям бывшего руководства». Хотя неофициально менеджеры банка признают, что, по всей видимости, бывшее руководство банка и компании «Исткоммерц» организовало собственный бизнес внутри бизнеса банка. Основными направлениями этого бизнеса были: 1. Получение откатов с предоставляемых для бизнеса кредитов, 2. Завладение перспективными активами, в том числе, в интересах третьих лиц. Одним из таких третьих лиц был Алексей Камышан, который пользуясь своими дружескими связями с бывшим руководством банка, получил в распоряжение как минимум несколько объектов. В том числе питерский отель «Марко Поло», который Алексей Викторович пытается полностью отобрать у законных владельцев, пользуясь всеми доступными средствами.

Туды-суды

Одним из таких средств для достижения цели стало возбуждение дела № 3/10-139/09 в отношении одного из собственников питерского отеля «Марко Поло» - бизнесмена Виктора Мельника, который на собственные деньги вместе со своим партнером Николаем Бакиным приобрел данный отель в 2005 году. Виктора Мельника обвиняют в мошенничестве. Основанием для такого обвинения является сделка в ходе которой Виктор Мельник, на тот момент являющийся генеральным директором ЗАО «Марко Поло СПб», которому принадлежал отель, действуя в рамках своих полномочий, и с письменного разрешения всех других акционеров, продал часть имущества отеля другой коммерческой компании с целью вернуть долги ЗАО «Марко Поло СПб», которые сделала команда управленцев во главе с Камышаном. Уголовное дело было заведено по заявлению нового генерального директора ЗАО, А.Семёнова, ранее я о нем писал, поставленного Алексеем Камышаном. А истинная причина возбуждения данного уголовного дела состоит в том, что Мельник заключил сделку с коммерческой компанией, неподконтрольной Камышану, и тем самым спутал все карты Алексея Викторовича, лишив его возможности прибрать к рукам отель. Более того, об этом Камышан узнал, когда вместе с Годованцем и Сагдиевым, они пришли регистрировать договор залога имущества ЗАО «Марко Поло СПб» в регпалату Санкт-Петербурга, и надо заметить, договор этот ни Мельник, ни Бакин не видели и ничего не знали о происходящем.

В своем предыдущем журналистском расследовании, я уже рассказывал о том, как оперуполномоченный 7 отдела ОРЧ №3 линии УУР ГУВД по Санкт-Петербургу Геннадий Кудрявцев, проводивший проверку, на основании которой было возбуждено дело, судя по табелю, выезжал в Москву опрашивать фигурантов дела, находясь на тот момент официально в отпуске. Это обстоятельство крайне удивило меня. Впрочем, мне как человеку с «богатым воображением», могло и примерещиться. Но оказалось, что «служебное рвение» опера Кудрявцева, который во время отпуска занимается проведением проверок, удивило не только меня, но и Прокуратуру Санкт-Петербурга. Поэтому оперуполномоченного Кудрявцева вызвали в прокуратуру и попросили дать объяснения. И здесь уж мое богатое воображение ни при чем. Эта информация содержится в материалах прокуратуры. Но и здесь вопрос, почему Прокуратура так и не дала юридическую оценку этим событиям…

Удивительные обстоятельства рассмотрения «дела «Марко Поло» в Василеостровском суде Санкт-Петербурга, также подробно изложены мной в материалах уже опубликованного журналистского расследования. Напомню, что прокуратура Санкт-Петербурга дважды выносила решение о прекращении уголовного дела в отношении Виктора Мельника. По мнению прокуратуры, «уголовное дело возбуждено при отсутствии достаточных к тому оснований, поскольку Мельник, как генеральный директор ЗАО «Марко Поло СПб», заключив договора на отчуждение имущества ЗАО, действовал в соответствии с предоставленными ему полномочиями генерального директора и с соблюдением требований ст.ст. 78, 79 Федерального закона «Об акционерных обществах»…» Чтобы мое воображение никого не беспокоило, оговорюсь, это цитата из постановления Прокуратуры Санкт-Петербурга за №16/4-2593-200809.

Однако вопреки постановлению прокуратуры судья Василеостровского суда Санкт-Петербурга Анатолий Ковин проявляет странную и удивительную настойчивость, и уголовное дело в отношении собственника отеля «Марко Поло» Виктора Мельника – снова возрождается, как птица Феникс. Действия Анатолия Ковина, который прекрасно понимает, что Прокуратура, как более высокая инстанция, всё равно отменит его явно противоречащие закону решения, и всё же выносит их, дали мне повод предположить, что судья отрабатывает чей-то заказ. Пытаясь найти подтверждение своего предположения или наоборот отвергнуть его, я, вооружившись опытом Дмитрия Анатольевича Медведева, начал искать в питерской судебной системе те самые «каморки», куда заносят деньги с целью «принятия» нужного решения. Наверно никого не удивит то обстоятельство, что одна из таких «каморок» была обнаружена мной в здании по адресу Басков переулок, дом 33, работающая в интересах Василеостровского суда Санкт-Петербурга. В этой «каморке» несколько кабинетов, на одной из дверей указаны имена адвокатов Кирилла Аксенова и Александра Белозерова, которые и обслуживают господина Камышана. Более того, на двери рядом имя нотариуса Ольги Белозеровой… Удалось даже узнать, что заказчики уголовного дела в отношении Виктора Мельника потратили на «работу с питерскими судами» за прошедший год более 800 тысяч долларов. На взятки. Так и сам Камышан объясняет Бакину отсутствие денег для выплаты дивидендов.

Но оказалось, что «каморка» в Василеостровском суде оказалась не единственной. В Главном следственном управлении ГУВД Санкт-Петербурга есть своя «каморка». В этой «каморке» сидит дама, которая представляется помощницей начальника ГСУ ГУВД Санкт-Петербурга Александра Романова. Эта самая дама за деньги берется решить любые вопросы. Кто эта дама, я сейчас и пытаюсь выяснить. Существует и вполне определённый прайс-лист на услуги. В частности, вынесение решения о заведении уголовного дела и аресте имущества оценивается в 250 тысяч долларов.

Возможно, начальник ГСУ Санкт-Петербурга Александр Романов даже не подозревает о том, что у него есть такая «помощница», и что в его ведомстве работает эта самая «каморка» через которую «решаются вопросы». Но сам по себе факт существования этой «каморки» бросает тень и на Главное следственное управление и на все решения, которые выносит это ведомство. В частности возникают вопросы в отношении подписанного начальником ГСУ решения о возбуждении уголовного дела и об аресте имущества отеля «Марко Поло». Как это можно было делать, не посмотрев документы и материалы дела? Как можно было до сегодняшнего дня ни разу не вызвать и не опросить обвиняемого? А всё дело в том, что если опросить обвиняемого, то дело придется «поворачивать» на заявителей…

Вместо послесловия

В «деле «Марко Поло» пока рано ставить точку. Один из собственников отеля, Виктор Мельник, не собирается сдаваться и верит, что несмотря на повсеместную и всепроникающую коррупцию, ему удастся отстоять свою правоту в судах и вернуть свою долю в бизнесе, в который он вложил собственные деньги, и который он хотел сделать преуспевающим частным отелем, не уступающим европейским аналогам. За его борьбой внимательно и с надеждой следят владельцы других частных отелей, первопроходцы частного отельного бизнеса в России. После того, как были преданы огласке факты коррупции в судебной системе Санкт-Петербурга, Прокуратура взяла ситуацию на контроль.

Два топ-менеджера КБ «Москоммерцбанк» и компании «Исткоммерц» - Алексей Годованец и Асхат Сагдиев – уже не работают на своих постах. Потому что, видимо, превысили лимит допустимого в своей активной бизнес-деятельности.

Понятно, что история с «Марко Поло» - это только один из многих тысяч эпизодов беспощадной войны порочной коррупционной системы с частным бизнесом, со средним классом. Но этот эпизод даёт надежду на то, что эта война будет выиграна теми, кто привык зарабатывать, а не воровать, и кто умеет добиваться своего не взятками, а железной волей, талантом, головой, то есть, людьми «с богатым воображением». В конце концов, жить, руководствуясь догматом о том, что «коррупция в России неискоренима» - это удел неудачников. Коррупция обречена. Как любой монстр, который от вечного неутолимого голода, жадности и потери чувства меры начинает жрать самого себя.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья