Moscow-Post RSS
7 Декабря 2016

На что ушли 21,7 млрд руб. из российского бюджета?

Скандал в Южной Осетии, связанный с противостоянием президента республики Эдуарда Кокойты и премьер-министра Вадима Бровцева, продолжается. По слухам, Генпрокуратура собирается проверить, на что именно были потрачены 21,7 млрд руб. из российского бюджета, выделенные на восстановление республики. Видимо, именно для выяснения этого вопроса председатель правительства РФ Владимир Путин послал в республику первого вице-премьера Игоря Шувалова. Об «освоении» бюджетных денег сообщает корреспондент The Moscow Post.

На что ушли 21,7 млрд руб. из российского бюджета?

Серия публикаций The Moscow Post, посвященная противостоянию президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты и премьер-министра этой республики Вадима Бровцева, получила большой резонанс в Интернете и была перечитана многих влиятельных IT-ресурсах. Журналисты нашего издания продолжают освещать тот конфликт, который разгорелся из-за расходования российской финансовой помощи в размере 21,7 млрд руб.

В статье The Moscow Post « Конфликт вокруг правительства Бровцева: по обе стороны «баррикад»» ситуация показа такой, какой ее видят сторонники и Бровцева, и Кокойты. Тогда аналитики The Moscow Post не могли с точностью определить истинного виновника «непрозрачного» освоения бюджета Южной Осетии. Похоже, что теперь многое встает на свои места. Основанием для подобных выводов стала подготовка к приезду в республику проверяющих из Генпрокуратуры РФ, которые, по слухам, должны «нагрянуть» к Бровцеву уже в скором времени. «Нелицеприятные стороны» деятельности правительства Вадима Бровцева The Moscow Post ранее описывала в своих публикациях «Уральский «Десант» » и «Записки мародера».

Однако, теперь пора взглянуть на политические проблемы с точки зрения экономики. Во всяком случае, этот вывод напрашивается после известия о том, что на следующей неделе в Южную Осетию отправится первый вице-премьер Игорь Шувалов, который будет разбираться в сложившейся ситуации по поручению председателя правительства РФ Владимира Путина.

Федеральные власти в первую очередь смущает, почему республиканский бюджет на 2010 год все еще не принят? Конечно, правительство Бровцева внесло в парламент бюджет на 2010 г. еще 17 мая, но он не содержал в себе бюджетная роспись, а показывал лишь общие суммы расходов и доходов. Более того, бюджет на прошлый 2009 год был принят лишь в ноябре. Спрашивается, что же это за такое правительство, которое не может составить бюджет, сформированный из «спонсорских» денег. Ведь с учетом 21,7 млрд руб. выделенных Россией, Бровцеву не нужно думать, как заработать для республики большую часть дохода.

Видимо, именно бюджетными проблемами был вызван визит в Южную Осетию делегации Минфина и Федерального казначейства, которая провела в Цхинвале целую неделю. Хотя, возможно, что российских чиновников интересовало не только «оттягивание» принятия бюджета, но и его освоение.

Так, судя по информации СМИ, из 618 объектов комплексного плана восстановления Южной Осетии был сдан только 81. Более того, Россия выделила на восстановительные работы 8,5 млрд руб., а акты выполненных работ, подтверждающие целевые затраты, имеются лишь для 4,7 млрд руб. Вопрос о том, куда ушли оставшиеся 3,8 млрд руб., возникает сам собой. Ответ о том, что эти деньги «почему-то» оказались в кармане у республиканских чиновников, кажется вполне уместным. Следовательно, проверяющим из Генпрокуратуры стоит обратить на это обстоятельство свое пристальное внимание.

Так же возможно и намеренное завышение строительной сметы. Ведь, по словам аудиторов, известных прессе, строительство типового дома площадью 125 кв. м в Южной Осетии из самых дешевых материалов и технологий сравнимо по цене с постройкой кирпичного коттеджа в клубном поселке Подмосковья. А ведь Цхинвал – это далеко не Рублевка. Похоже, и в это стоит вникнуть грядущей проверке.

Теперь давайте более внимательно вглядимся в бюджет республики. С учетом того, что собственный (в основном, формируемый из налогов) доход Южной Осетии не велик (150 млн руб. за 2010 г.), в основном республика живет на российские миллиарды. В 2008 г. РФ «пожертвовала» бюджету Южной Осетии 7,5 млрд руб. Капитальные инвестиции России (без учета «помощи бюджету») составили 14,2 млрд руб. В этом 2010 году РФ «влила» в бюджет Южной Осетии еще 5,7 млрд руб., из которых 5 млрд руб. пошло на проводимое ФГУП Минрегиона «Южная дирекция» строительство. Около 630 млн руб. оказалось на балансе бюджета республики.

С учетом того, что Минфин выделяет деньги вполне оперативно, а Бровцев затягивает принятие бюджета, возникает вопрос: «Для чего нужен этот временной буфер?» Уж не для распиливания ли бюджетных денег?

Но между кем и кем может проходить этот «распил»? Предположение о том, что деньги делят между собой республиканские чиновники (с возможным «откатом» для федеральных госслужащих), возникает само собой. Но кто же контролирует денежные потоки в республике? Разумеется, это премьер-министр ЮО Вадим Бровцев, в недавнем прошлом гендиректор челябинской строительной фирмы ЗАО «Вермикулит». Интересно, как предприниматель из Челябинска смог стать премьер-министром?

Ранее The Moscow Post предполагало, что это связано с тем, что Бровцев, по слухам, имеет дружеские отношения с замминистра регионального развития РФ Романом Пановым и даже является его земляком. Панов родился в г. Магнитогорск Челябинской области, где долгое время работал на различных управляющих должностях, а затем в 2008 году он переехал в Челябинск и стал заместителем губернатора Челябинской области. Однако, вскоре Панов перешел в федеральные органы власти и стал заместителем Министра регионального развития Российской Федерации. Сам же министр Виктор Басаргин родом из соседней с Челябинской Свердловской области. Именно на основании этого и пошли слухи, весьма претендующие на то, чтобы быть правдой, о том, что Басаргин «перетащил» к себе Панова, а тот оказал протекцию Бровцеву.

После того, как глава ЗАО «Вермикулит» пересел из кресла гедиректора строительной фирмы в кресло премьер-министра Южной Осетии, в республике стали происходить и вовсе «необычные дела». Все дело в том, что «челябинские» стали стремительно заполнять собой вертикаль югоосетинской власти. К примеру, министром финансов республики стала Ирина Сытник, бывший главный бухгалтер озерской фирмы Бровцева. Этим назначением премьер-министр взял перераспределение выделенных на восстановление денег под свой контроль. Далее «челябинские» стали браться не только за республиканскую власть, но и за республиканский бизнес. Так, в частности, появились «фирмы-двойники». К примеру, по публикациям в СМИ, становится ясно, что например, ООО «Энергостроительная компания» не только претендует на строительные подряды, но и через дочерние фирмы в Ростове поставляет в Южную Осетию в рамках бюджетов самый разный потребительский ширпотреб, включая косметику. Какое отношение имеет косметика к строительным работам – непонятно…

Зачастую подобные фирмы совершают закупки за бюджетные средства таких вещей, которые просто непригодны для республики. К примеру, купленные недавно голландские тяжелые трактора были заведомо непригодны для использования в горной местности. Однако, это не помешало подчиненным Бровцева закупить их по удвоенной цене и потратить 2 млн.долларов из бюджета.

На фоне закупок подобного рода дорогой, но непригодной к работе условиях ЮО техники, до сих пор не восстановлены многие важные объекты, такие как здание Югоосетинского государственного университета и т.д.

Возможно, подобный «недострой» вызван тем, что далеко не все члены команды Бровцева смогут «похвастаться» опытом работы в сфере государственного и муниципального управления (ГМУ). К примеру, еще одним примером этого является видный представитель «челябинских», министр экономического развития Александр Жмайло, который по образованию является инженером-физиком.

Как инженер-физик может руководить экономическим ведомством непонятно. Зато, ясно, как Жмайло, в 90-х руководивший офф-шорной зоной в Озерске, стал министром. Вероятно, он тоже дружен с Бровцевым. Вот только хороша ли или плоха такая дружба?

Вот лишь один из примеров того, как Жмайло «блестяще» справляется со своими обязанностями. В частности, это именно он поставил свою подпись под актом приемки в эксплуатацию у СУ 155 жилого микрорайона «Московский» с множеством недоделок и без водоснабжения. К счастью для Жмайло, «подозрительный акт» так и не добрался до Москвы. Обстоятельства вынудили строителей довести дело до конца… Хотя, быть может, виной всему не какие-то абстрактные обстоятельства, а одно и довольно реальное – «президент Южной Осетии Эдуард Кокойты».

Кстати, по слухам, это именно Кокойты 31 мая 2010 года рассказал Владимиру Путину об истинном положении вещей. Сегодня Путин послал в Южную Осетию Игоря Шувалова. Очевидно, что завтра туда прилетят следователи из Генпрокуратуры…

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья