Moscow-Post RSS
9 Декабря 2016

От Кашина до «Норникеля»: детские болезни Генпрокуратуры

Генеральная прокуратура России заявляет, что полна решимости выполнить поручение Президента Дмитрия Медведева и найти преступников, покушавшихся на жизнь известного журналиста Олега Кашина. Который, как известно, был жестоко, до полусмерти избит в Москве 6 ноября. 9 ноября Генеральный прокурор Юрий Чайка торжественно заявил: он «уверен», что преступление будет раскрыто. «Расследование поручено наиболее опытным специалистам», добавил Генпрокурор.

От Кашина до «Норникеля»: детские болезни Генпрокуратуры

Наверное, в России еще есть люди, которые по-прежнему верят, что Генпрокуратура отработает свои обещания на «пять с плюсом» и уже через пару месяцев преступники окажутся в СИЗО. А еще через три месяца – заказчики преступления. И, таким образом, накануне следующих думских выборов в одном из московских судов начнется громкий процесс, где на скамье подсудимых будут известные и влиятельные злодеи, которым перешел дорогу отважный журналист, а государственное обвинение предъявит суду неопровержимые доказательства вины этих злодеев. В общем, все будет не так, как недавно в Хамовническом суде Москвы, а так, как и должно быть с нормальным обвинением в нормальной стране.

Но у тех, кто давно и пристально следит за работой Генпрокуратуры РФ под руководством Юрия Чайки, возникают, по меньшей мере, некоторые вопросы.

Например: если Генеральная прокуратура готова показать всю свою эффективность при раскрытии самого резонансного преступления последнего времени, относительно которого пока нет ни одной по-настоящему убедительной версии, то почему она никак не проявляет в ситуациях гораздо более простых и понятных? Где не нужно долго ломать голову над страшными тайными и загадками, а требуется просто применять в лоб действующее законодательство РФ?

Вот характерный случай. В начале августа 2010 года компания «Русал» - крупнейший акционер горно-металлургической компании (ГМК) «Норильский никель» - обратилась к Президенту страны Дмитрию Медведеву с просьбой проверить обстоятельства, связанные с итогами общего собрания акционеров ГМК, состоявшегося 28 июня. Собрание прошло с явными нарушениями, заметными невооруженным глазом: по всей видимости, менеджмент «Норильского никеля» находился в сговоре с регистратором ГМК – «Национальной регистрационной компанией» - выполнявшей на собрании роль счетной комиссии. В результате в ходе собрания неожиданно и необъяснимо изменился кворум – с 92% до 75.7%. В силу чего были нарушены договоренности между акционерами ГМК, и в совет директоров «Норникеля» не прошли некоторые хорошо известные люди, в частности, бывший председатель этого совета Александр Волошин.

Не случайно профессиональный юрист Медведев дал поручение Генеральной прокуратуре разобраться в скандальной ситуации и переправил Юрию Чайке письмо «Русала». Более месяца Генпрокуратура разбиралась в этом простейшем вопросе, с которым и третьекурсник юридического факультета ЛГУ справился бы за полдня. И «разобралась». Президенту ушел ответ, что никаких нарушений на общем собрании «Норильского никеля» Генпрокуратура не выявила. «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим». Дескать, не прокурорское это дело – отслеживать нарушения законодательства в крупных акционерных обществах, пусть акционеры сами разбираются.

Примечательно, что ответ президенту подписал не сам Генпрокурор Чайка, а его первый заместитель Александр Буксман. Что, вообще-то, может считаться серьезным нарушением субординации и аппаратных правил. Не должен на запрос первого лица страны отвечать второй человек какого-либо ведомства, пусть даже и такого солидного (в собственном понимании), как Генпрокуратура.

Хотя причина столь очевидного промаха очевидна. Юрий Чайка прекрасно понимал, что признать отсутствие нарушений на общем собрании акционеров «Норильского никеля» - значит отрицать очевидное. И, на всякий случай, решил уменьшить меру своей ответственности за содеянное. Поручив подписать письмо верному и незаменимому заместителю Буксману. Чайка часто так делает в ситуациях с непрогнозируемым исходом.

Например, когда нужно было уволить руководителя Следственного комитета по Москве Анатолия Багмета, Чайка срочно отправился в командировку, и соответствующий приказ тоже подписывал безотказный Александр Буксман. Всем, кто знает Чайку, известна эта его манера: неудобные решения перекладывать на твердые плечи замов. Чтобы «в случае чего» сказать: не виноватый я, это он (Буксман или кто-то еще) сам подписал.

Но, в любом случае, возникает резонный вопрос: а почему Юрий Чайка не смог принять очевидное решение и наличие нарушений признать?

Не хочется думать, что в действиях главного законника страны могут наблюдаться признаки коррупции. Или что Генпрокурор мотивирован некими частными интересами. Например, тех акционеров ГМК «Норильский никель», которые были заинтересованы именно в таком, скандальном исходе собрания и формировании совета директоров без Волошина, неформально представлявшего в «Норникеле» интересы Кремля и федерального Правительства. Дело, скорее, в другом. У Юрия Чайки, как у многих людей, есть дети. И он их любит. Порой даже слишком. А дети иногда доставляют Генпрокурору болезненные неприятности.

Вот и в октябре 2010 года случилась неприятная история с Игорем Чайкой, младшим сыном Генпрокурора. Его автомобилю с номером «а011мм97rus», двигавшемуся в кортеже с машинами ДПС на Рублевском шоссе, отказалась уступить дорогу известный блоггер gvozdeva. Машины ДПС она пропустила, а вот «Мерседес» Игоря Чайки пропускать не стала. За это девушке пришлось пережить немало неприятных минут – и угрозы со стороны сына Генерального прокурора, бесстрашно назвавшегося при этом представителем ФСО, и визиты милиции, расспрашивающей у ее соседей, не здесь ли живет женщина, напавшая на генерального прокурора, и разбирательство в ГИБДД с попыткой лишения прав. К счастью для девушки-блоггера, история быстро стала достоянием СМИ, после чего давление со стороны Игоря Чайки внезапно прекратилось.

Ясно, что отцу пришлось срочно отмазывать отпрыска, чтобы скандал не докатился до самого верха. А в процессе отмазывания иногда возникают такие обязательства, которые очень трудно игнорировать. И приходится, вместо содержательного ответа на поручение Президента, посылать в Кремль смехотворные отписки, подготовленные по принципу «ничего не видел, ничего не слышал, ничего никому не скажу».

Бывший мэр Москвы Юрий Лужков отправил своих дочерей в Лондон. От греха подальше. Может быть, и Юрию Чайке не помешало бы сделать нечто подобное со своими сыновьями? Чтобы в следующий раз не зависеть при исполнении поручений Президента от мелких семейных обстоятельств и обязательств перед анонимными помощниками.

А то ведь как-то не верится, что в нынешней ситуации Генпрокуратура справится с делом о покушении Олега Кашина. А хотелось бы верить – что справится. Лучше, чем с делом «Норильского никеля».

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья