Moscow-Post RSS
23 Февраля 2018
 

От Кашина до «Норникеля»: детские болезни Генпрокуратуры

Генеральная прокуратура России заявляет, что полна решимости выполнить поручение Президента Дмитрия Медведева и найти преступников, покушавшихся на жизнь известного журналиста Олега Кашина. Который, как известно, был жестоко, до полусмерти избит в Москве 6 ноября. 9 ноября Генеральный прокурор Юрий Чайка торжественно заявил: он «уверен», что преступление будет раскрыто. «Расследование поручено наиболее опытным специалистам», добавил Генпрокурор.

От Кашина до «Норникеля»: детские болезни Генпрокуратуры

Наверное, в России еще есть люди, которые по-прежнему верят, что Генпрокуратура отработает свои обещания на «пять с плюсом» и уже через пару месяцев преступники окажутся в СИЗО. А еще через три месяца – заказчики преступления. И, таким образом, накануне следующих думских выборов в одном из московских судов начнется громкий процесс, где на скамье подсудимых будут известные и влиятельные злодеи, которым перешел дорогу отважный журналист, а государственное обвинение предъявит суду неопровержимые доказательства вины этих злодеев. В общем, все будет не так, как недавно в Хамовническом суде Москвы, а так, как и должно быть с нормальным обвинением в нормальной стране.

Но у тех, кто давно и пристально следит за работой Генпрокуратуры РФ под руководством Юрия Чайки, возникают, по меньшей мере, некоторые вопросы.

Например: если Генеральная прокуратура готова показать всю свою эффективность при раскрытии самого резонансного преступления последнего времени, относительно которого пока нет ни одной по-настоящему убедительной версии, то почему она никак не проявляет в ситуациях гораздо более простых и понятных? Где не нужно долго ломать голову над страшными тайными и загадками, а требуется просто применять в лоб действующее законодательство РФ?

Вот характерный случай. В начале августа 2010 года компания «Русал» - крупнейший акционер горно-металлургической компании (ГМК) «Норильский никель» - обратилась к Президенту страны Дмитрию Медведеву с просьбой проверить обстоятельства, связанные с итогами общего собрания акционеров ГМК, состоявшегося 28 июня. Собрание прошло с явными нарушениями, заметными невооруженным глазом: по всей видимости, менеджмент «Норильского никеля» находился в сговоре с регистратором ГМК – «Национальной регистрационной компанией» - выполнявшей на собрании роль счетной комиссии. В результате в ходе собрания неожиданно и необъяснимо изменился кворум – с 92% до 75.7%. В силу чего были нарушены договоренности между акционерами ГМК, и в совет директоров «Норникеля» не прошли некоторые хорошо известные люди, в частности, бывший председатель этого совета Александр Волошин.

Не случайно профессиональный юрист Медведев дал поручение Генеральной прокуратуре разобраться в скандальной ситуации и переправил Юрию Чайке письмо «Русала». Более месяца Генпрокуратура разбиралась в этом простейшем вопросе, с которым и третьекурсник юридического факультета ЛГУ справился бы за полдня. И «разобралась». Президенту ушел ответ, что никаких нарушений на общем собрании «Норильского никеля» Генпрокуратура не выявила. «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим». Дескать, не прокурорское это дело – отслеживать нарушения законодательства в крупных акционерных обществах, пусть акционеры сами разбираются.

Примечательно, что ответ президенту подписал не сам Генпрокурор Чайка, а его первый заместитель Александр Буксман. Что, вообще-то, может считаться серьезным нарушением субординации и аппаратных правил. Не должен на запрос первого лица страны отвечать второй человек какого-либо ведомства, пусть даже и такого солидного (в собственном понимании), как Генпрокуратура.

Хотя причина столь очевидного промаха очевидна. Юрий Чайка прекрасно понимал, что признать отсутствие нарушений на общем собрании акционеров «Норильского никеля» - значит отрицать очевидное. И, на всякий случай, решил уменьшить меру своей ответственности за содеянное. Поручив подписать письмо верному и незаменимому заместителю Буксману. Чайка часто так делает в ситуациях с непрогнозируемым исходом.

Например, когда нужно было уволить руководителя Следственного комитета по Москве Анатолия Багмета, Чайка срочно отправился в командировку, и соответствующий приказ тоже подписывал безотказный Александр Буксман. Всем, кто знает Чайку, известна эта его манера: неудобные решения перекладывать на твердые плечи замов. Чтобы «в случае чего» сказать: не виноватый я, это он (Буксман или кто-то еще) сам подписал.

Но, в любом случае, возникает резонный вопрос: а почему Юрий Чайка не смог принять очевидное решение и наличие нарушений признать?

Не хочется думать, что в действиях главного законника страны могут наблюдаться признаки коррупции. Или что Генпрокурор мотивирован некими частными интересами. Например, тех акционеров ГМК «Норильский никель», которые были заинтересованы именно в таком, скандальном исходе собрания и формировании совета директоров без Волошина, неформально представлявшего в «Норникеле» интересы Кремля и федерального Правительства. Дело, скорее, в другом. У Юрия Чайки, как у многих людей, есть дети. И он их любит. Порой даже слишком. А дети иногда доставляют Генпрокурору болезненные неприятности.

Вот и в октябре 2010 года случилась неприятная история с Игорем Чайкой, младшим сыном Генпрокурора. Его автомобилю с номером «а011мм97rus», двигавшемуся в кортеже с машинами ДПС на Рублевском шоссе, отказалась уступить дорогу известный блоггер gvozdeva. Машины ДПС она пропустила, а вот «Мерседес» Игоря Чайки пропускать не стала. За это девушке пришлось пережить немало неприятных минут – и угрозы со стороны сына Генерального прокурора, бесстрашно назвавшегося при этом представителем ФСО, и визиты милиции, расспрашивающей у ее соседей, не здесь ли живет женщина, напавшая на генерального прокурора, и разбирательство в ГИБДД с попыткой лишения прав. К счастью для девушки-блоггера, история быстро стала достоянием СМИ, после чего давление со стороны Игоря Чайки внезапно прекратилось.

Ясно, что отцу пришлось срочно отмазывать отпрыска, чтобы скандал не докатился до самого верха. А в процессе отмазывания иногда возникают такие обязательства, которые очень трудно игнорировать. И приходится, вместо содержательного ответа на поручение Президента, посылать в Кремль смехотворные отписки, подготовленные по принципу «ничего не видел, ничего не слышал, ничего никому не скажу».

Бывший мэр Москвы Юрий Лужков отправил своих дочерей в Лондон. От греха подальше. Может быть, и Юрию Чайке не помешало бы сделать нечто подобное со своими сыновьями? Чтобы в следующий раз не зависеть при исполнении поручений Президента от мелких семейных обстоятельств и обязательств перед анонимными помощниками.

А то ведь как-то не верится, что в нынешней ситуации Генпрокуратура справится с делом о покушении Олега Кашина. А хотелось бы верить – что справится. Лучше, чем с делом «Норильского никеля».

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья