Moscow-Post RSS
5 Декабря 2016

Специалист по выводу активов

Владелец холдинга «Уралхим» Дмитрий Мазепин продолжает свою бурную деятельность.

Специалист по выводу активов

Сегодня холдинг «Уралхим» позиционирует себя как законопослушную компанию, работающую только «в белую», выплачивающую все полагающиеся налоги. Но так ли это на самом деле?

Вообще говоря, сама история создания «Уралхима» крайне любопытна. К середине 2002 года Николай Горновский руководит газпромовским «Межрегионгазом», известный рейдер Георгий Бриллинг (в 1997 – 1998 годах принимавший активное участие в растаскивании активов «Токо-банка») управляет от имени «Межрегионгаза» компанией АХК «Азот».Но оставим ее до лутчших времен.

Сегодня Кирово-Чепецкий химкомбинат и березниковский «Азот» контролируются холдингом «Уралхим» полностью, а пермские «Минудобрения» на 47%.

Описывать все перепетии того, как госсобственность забесплатно перекочевала в руки Дмитрия Мазепина нет необходимости. Люди стоявшие у истоков создания компании сегодня предпочитают жить в дали от родины. И лишь Дмитрий Мазепин, имея «незапятнанную репутацию», руководит холдингом «Уралхим» из-за высоких окон «Москва-Сити».

Сердцевину своего холдинга – «Кирово-Чепецкий химкомбинат», Мазепин фактически контролирует с середины 2003 года, а в ноябре 2004 года, когда на аукцион выставили 38,85% акций «КЧКХ», ровно на один шаг аукциона обыгрывает «Газпром», словно бы зная заранее позицию конкурента. Причем в «Газпроме» до сих пор уверены, что он не «словно бы», а именно, что знал их предложение.

Сначала из числа владельцев АХК «Азот» в 2002-2003 годах выкидывают «Интерхимпром», а потом и «Газпром». Затем эти активы попадают в «Нефтегазбанк», затем банк банкротится, его владелец подается в бега, но акций АХК «Азот» у банка уже нет. Их раскидали по разным оффшорам.

Здесь стоит обратить внимание, что практически никаких юридических документов обнаружить по этим многоходовкам невозможно. Реестродержателей никто не ставит в известность, что оффшор X, владеющий долей в предприятии Y, сменил хозяина. Это выяснится только на собрании акционеров, когда голосами оффшора X проголосуют совсем не в ту сторону. Но чтобы провести подобную операцию сначала нужно оффшор покупателя набить деньгами. И этот механизм, также как и вывод промышленных активов, прекрасно известен Д.Мазепину. По ряду признаков он им неоднократно пользовался еще в 2003-2006 годах. Ведь чем-то и за акции КЧКХ, и за акции пермского «Галогена» (в конкурсе за который он обыграл вексельберговскую «Ренову») платить надо. И постоянная нехватка легальных средств для приобретения новых активов – главная причина, по которой сидит Д.Мазепин и его холдинг «Уралхим» в оффшорном трейдинге, что называется, по уши.

Самый свежий и наглядный пример – приобретение Д.Мазепиным в апреле-мае этого года ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» (ВМУ).

Ситуация там была следующая. Владелец ВМУ, компания «Агропродмир», очень не хотела исполнять свои обязательства перед прежним владельцем, компанией «ФосАгро». По условиям содержащегося в договоре опциона она должна была вернуть «ФосАгро» 14,8% акций предприятия. Возвращать эти акции законному владельцу «Агропродмир» не собирался, а значит нужно было срочно перепродать предприятие. Покупателя на объект с подобным обременением найти практически невозможно. Ни одна нормальная компания с вменяемым менеджментом на подобные риски не пойдет. Да и времени на поиск покупателя уже нет – суд вот-вот вынесет решение о возврате спорного пакета акций законному владельцу. Но тут появляется Дмитрий Мазепин, которого такие «мелочи» как решение суда не смущают. Его даже не смущает то обстоятельство, что денег на покупку предприятия у него нет. Имущество краденое – значит продадут по-дешевке – это для Мазепина важнее всего.

«Агропродмир» и Дмитрий Мазепин успевают закрыть сделку за ТРИ (!) дня до вынесения судом решения о возврате акций законному владельцу. Формальное сообщение о сделке есть, даже названа сумма – 382 млн. долларов, но только движения денежных средств ни в холдинге «Уралхим», ни в «КЧКХ», ни на счетах «Агропродмира» замечено не было. Деньги за купленное «ВМУ» ниоткуда не ушли и никуда не пришли. Хотя, что же здесь удивительного, если денег у Мазепина нет.

Это не означает, что была применена новаторская схема покупки. Напротив она стара как мир. ВМУ покупается за средства, которые Дмитрий Мазепин до сих пор с предприятия выводит. Он просто сохранил существовавший оффшорный трейдинг компании «Агропродмир», продолжает гнать продукцию ВМУ на прежний оффшор «Агропродмира» - австрийский «Uritrans» по явно заниженным ценам. А «Агропродмир» реализовав продукцию ВМУ по реальным мировым расценкам, складывает на своем оффшоре выкупные платежи за предприятие. По всей видимости, эта схема сохранится до тех пор, пока на счетах оффшора по образуется оговоренная при покупке «ВМУ» сумма.

Хотите купить завод без денег, без кредитов, без налогов? Учитесь у Дмитрия Мазепина. Ущерб, нанесенный бюджетам всех уровней в России считать нет необходимости. То, что он весьма значителен и так очевидно. Впрочем, любые сделки Д. Мазепина – прямой ущерб государству. Но вот что крайне удивительно. Правоохранительные органы, включая и налоговую инспекцию, проявляют к нему крайне ограниченный интерес. Для них Д. Мазепин как будто бы не пока не существует. Будем надеяться, что только пока.

Сегодня Дмитрий Мазепин похож на расхулиганившегося Колобка из русской народной сказки, который и от дедушки ушел и от бабушки ушел, и от серого волка прятаться не собирается.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья