Moscow-Post RSS
5 Декабря 2016

Большой башкирский «откат»

В конце минувшей недели Арбитражный суд Москвы зарегистрировал иск «Башнефти» к Межпромбанку в размере $45,7 млн. Причина иска кроется в нежелании банка платить по валютным облигациям, находящимся в доверительном управлении с 1997 года. Однако, в чем же истинная причина такого финансового «казуса»? В подробностях судебного процесса разбирался специальный корреспондент The Moscow Post.

Большой башкирский «откат»

Похоже, что скандалы, связанные с кланом президента Башкирии Рахимова, продолжают раздуваться день ото дня. Так, по всей видимости, новый повод для скандала пришел на смену совсем недавней сенсации, связанной с обвинением в незаконном присвоении земельного участка под Уфой премьер-министром Башкирии Раилем Сарбаевым, который ранее обвинялся в подготовке заказного убийства прокурора Сибая Ханифа Карачурина.

Теперь внимание журналистов привлекла весьма странная сделка 1997 года между «Башнефтью» и Межпромбанком стоимостью с учетом пройденного времени $45,7 млн.

Напомним, что тогда, 12 лет назад «Башнефть» передала Межпромбанку в доверительное управление облигации внутреннего государственного валютного займа на $34,5 млн. По условиям сделки Межпромбанк должен был получать от Министерства финансов купонный доход и перечислять его на счета «Башнефти». Однако, за 12 лет никаких перечислений не было, а деньги Минфина растворились где-то посередине между структурами Пугачева и Башнефтью.

В результате аудита, проведенного новыми владельцами компании, были вскрыты подробности сделки 1997 года между Межпромбанком и «Башнефтью», согласно которым с учетом времени банк должен был нефтяникам проценты по сделке и $10 млн по купонам. Так долг в совокупности составил $45,7 млн.

После того, как Межпромбанк отказался расплатиться по долгам, руководством АФК было решено в судебном порядке потребовать от банка сами облигации и попытаться расторгнуть договор, который по причине автоматической пролонгации действителен и до сих пор, хотя за 12 лет «Башнефть» не получила от банка ни копейки.

Так как банкиры отказались выполнить требование представителей АФК, то финальную точку в этом споре предстоит поставить судьям Арбитражного суда. Еще до начала официального процесса многие эксперты интересуются главным вопросом – почему же все 12 лет руководство «Башнефти» пыталось старательно не вспоминать об отданных когда-то $34,5 млн. Зато теперь в прессе активно начинают появляться различные версии этого запутанного дела.

До недавнего времени «Башнефть» контролировали а родственники президента Рахимова. Еще точнее, общий контроль над Башкирским ТЭКом осуществлял лично сын президента Башкирии Урал Рахимов.

Однако, совсем недавно контроль на энергетическим сектором башкирской экономики перешел к независимой от Рахимовых структуре. Отметим, что именно после этого неприятности посыпались на клан Рахимовых, как из рога изобилия.

В начале федеральный центр заменил лояльных Рахимову силовиков на беспристрастных служителей фемиды, переведенных в Башкирию из других регионов. Так генерал-майор из Карелии Игорь Алешин стал министром внутренних дел, а генерал-майор Виктор Палагин из Марий Эл - начальником УФСБ.

Более того башкирское подразделение Следственного комитета при прокуратуре возбудило дело о незаконном хранении оружия и боеприпасов после обыска помещений структур, охраняющих президента и его сына, бизнесмена Урала Рахимова.

Кроме этого, уголовное дело возбуждено и против замглавы МВД Башкирии Урала Шамигулова, подозреваемого в незаконном использовании труда подчиненных при ремонте квартиры.

Меж тем вереница уголовных разбирательств с силовых ведомств незаметно перекинулась и на законодательный уровень. Так в апреле Главное Следственное Управление Следственного комитета при прокуратуре предъявило обвинение в уклонении от уплаты налогов управляющему Уфимскими нефтеперерабатывающими заводами депутату Государственного собрания Башкирии, Виктору Ганцеву, который неформально является правой рукой Урала Рахимова.

Заключительным актом судебной эпопеи стало возбуждение уголовного дела в отношении премьер-министра республики Раиля Сарбаева, которого одно время называли возможным приемником президента Муртазы Рахимова. Напомним, что, по версии следствия, Сарбаев незаконно приобрел дачный участок под Уфой, заплатив за него всего 33 тыс. рублей, хотя на самом деле его рыночная цена составляет порядка 4 млн. рублей. Однако, стоит отметить, что Сарбаева подозревают не только в мошенничестве. Так, по версии следователей, он вполне может быть причастен к убийству прокурора Сибая Ханифа Карачурина.

Однако, теперь тучи сгустились не только над Сарбаевым, но и над его непосредственным начальником – президентом Башкирии Муртазой Рахимовым. Все дело в том, что иск «Башнефти», ныне подконтрольной АФК «Системе», к Межпромбанку может всколыхнуть нелицеприятную для Рахимова историю его противостояния с братьями Веремеенко, а так же историю его непростых отношений с владельцем Межпромбанком – сенатором от Тувы Сергеем Пугачевым.

Как известно, в регионах, где коррупция и кумовство определяют финансовую и экономическую политику республиканского руководства, выдача кредитов, займов и всевозможных облигаций – дело довольно прибыльное, а потому сопровождающееся обычными для таких сделок «откатами».

Так, по всей видимости, именно полученный когда-то «откат» позволил властям Башкирии «подзабыть» об собственных облигациях, которые они передали в доверительное управление Межпромбанку.

Напомним, что в 1997 году Муртаза Рахимов был в хороших отношениях с владельцем «Объединенной промышленной корпорацией», управляющей Межпромбанком, Сергеем Пугачевым, а так же с близкими к нему – братьями Веремеенко, один из которых в недавнем прошлом был руководителем «дочки» Газпрома - АО "Баштрансгаз", а другой - управляющим Уфимским филиалом «Межпромбанка».

Однако, вскоре Сергей Веремеенко стал председателем правления Межпромбанка, а его брат Александр пересел в кресло руководителя Управления Министерства РФ по налогам и сборам по республике Башкортостан.

Но до того, как братья поднялись в своей карьере, тогда в конце лихих 90-ых и начале 2000-х, они были «крепко повязаны» с кланом Рахимовых и, причем, «вексельная дружба» играла в их отношениях далеко не последнюю роль, хотя и последствия такого диалога бизнеса и власти не всегда умещались в тесные грани трудового поля.

Вот, к примеру, в 2003 году башкирской прокуратурой было возбуждено уголовное дело № 3010028 о хищении путем мошенничества в крупных размерах. В ходе проверок заявлений ряда предприятий республики Башкортостан, выполнявших строительно – монтажные работы для ООО «Баштрансгаз», о мошеннических действиях при осуществлении взаиморасчетов с использованием векселей ЗАО «Международный промышленный банк» было установлено, что после назначения Александра Веремеенко на должность управляющего Уфимского филиалом «Межпромбанка», с векселями банка в Башкирии стали происходить «довольно странные» вещи. Так филиал в качестве держателей стал активно использовать фирмы-посредники, через которых шло активное отмывание денег.

К примеру, держателем векселей «Межпромбанка» на сумму более 5 млн долларов США являлось некое ООО «Квант», оформленное на некоего Владимира Семенова, ранее судимого по статье 228 УК РФ, что в переводе на общедоступный язык означает «хранение и распространение наркотиков».

В годы дружбы Рахимовых и Веремеенко никого не пугало наличие «серых схем» увода денег с помощью фирм-посредников. Очевидно, именно такая схема и была предусмотрена для вывода тех самых 34,5 миллионов долларов, из-за которых сейчас «системная» «Башнефть» судится с Межпромбанк.

Понятно, что просто так башкирские власти не доверили бы частному банку такую большую сумму. Значит, вероятнее всего, имел место очередной «откат».

Примечательно, но пока между Рахимовым и Веремеенко были дружеские отношения система откатов не давала сбоев, а уж тем более поводов для возбуждения уголовных дел, но вот стоило только этим отношениям рухнуть, как всевозможные проверки последовали одна за другой.

К примеру, в 2003 году глава Министерства по налогам и сборам Геннадий Букаев поручил подчиненным проверить, насколько чисты перед бюджетом предприятия, которыми в то время управлял Урал Рахимов. Отметим, что в процессе той проверке налоговики обнаружили махинации с байконурскими офшорами, стоившие бюджету 10–12 млрд руб.

Так как после размолвки между Рахимовыми и Веремеенко среди двух этих кланов наметилось ожесточенное противостояние, то вскоре в Башкирии стало «жарко». Так «война» между кланами чуть было не перешагнула за пределы правового поля.

Напомним, что в марте 2003 года Александр Веремеенко, пытаясь самостоятельно пробраться во власть, баллотировался на выборах в парламент Башкирии по Ермолаевскому округу №105. После своего поражения он обвинил власти в подтасовке и пообещал оспорить результаты выборов. Но это он сделать не успел, так как на него было совершено покушение. Так неизвестные злоумышленники установили на дверях загородного дома Александра Веремеенко растяжку с гранатой Ф-1. В обнаруженном рядом полиэтиленовом пакете находились еще одна граната Ф-1, две гранаты РГД-5, одна РГН, запалы, моток капроновой нити и полуторалитровая бутылка с белым порошком (предположительно гексогеном). Однако, к счастью, Веремеенко-младший тогда чудом остался жив.

Затем в декабре того же года его старший брат Сергей Веремеенко попробовал на президентских выборах бросить вызов самому Муртазе Рахимову. Однако, на банкира было оказано давление «сверху», и он фактически «слил» второй тур выборов.

Не повезло, впрочем, и хозяину Межпромбанка Сергею Пугачеву, который так и не смог пройти в Совет Федерации от Башкирии, а был вынужден взамен искать подходы к руководству Тувы, сенатором от которой он является и по сей день.

Таким образом, тогда, в первой половине 2000-х, Муртаза Рахимов смог вновь стать президентом, а всех своих соперников и бывших друзей «бортанул» так сильно, что они были вынуждены прекратить свою борьбу.

Однако, теперь после перехода Башкирского ТЭКа под контроль АФК «Системы», многие теневые схемы по уводу денег из энергетических предприятий республики были вскрыты. В связи с этим, у следователей начинают возникать к Рахимовым все новые и новые вопросы.

Относительно дела о невозврате Межпромбанком $45,7 млн, служителей Фемиды мучают два вопроса: «Почему руководство «Башнефти» при Рахимове 12 лет не вспоминало о долге?» и имел ли место «откат» во время заключения сделки в 1997 году? Хотя, в последнее время, куда больше следователей волнует вопрос, а что стало с деньгами по этой сделки, и не осели ли они, случаем, на счетах клана Рахимовых?

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья