Moscow-Post RSS
10 Декабря 2016

«Уралхим» взывает о помощи

Компания «Уралхим» обратилась в правительство, в Минпромторг РФ, с просьбой о реализации пакета мер по спасению как самой компании, так и входящего в нее ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» (ВМУ). «Уралхим», который на 99% принадлежит одному кипрскому оффшору и на оставшийся 1% - другому кипрскому оффшору, просит снизить для него цену на основное сырье – апатитовый концентрат (что уже само по себе есть нарушение антимонопольного законодательства), снизить ж/д тариф и без промедления возвратить НДС по всему экспорту компании, включая Березниковский «Азот» и Кирово-Чепецкий химкомбинат (КХЧК).

«Уралхим» взывает о помощи

На прошедшем 17 сентября совещании в Минпромторге никаких решений выработано не было. Все стороны – ФАС, ФНС, ОАО «РЖД» и «ФосАгро» (управляет ОАО «Апатит») остались при своем мнении. Обратим внимание, что фактически все претензии 100%-оффшорного «Уралхима» обращены к государству. Даже «Апатит» управляется «ФосАгро», но фактически жестко контролируется государством, которому принадлежит более 26% голосующих акций, плюс право вето на любое решение собрания акционеров по праву обладания «золотой акцией». Более того, РФФИ уже ставит вопрос о необходимости начисления дивидендов на свой пакет, а размер этих дивидендов напрямую зависит от цен на апатитовый концентрат.

В то время, как ситуация на «Уралхиме» действительно аховая. Убытки непосредственно по головной компании за 1 полугодие составили 2,5 млрд. рублей, это только по головной компании. На ВМУ убыток превысил 1,44 млрд. рублей. И небольшая рентабельность «Азота» и КЧХК не спасает ситуацию, общий убыток далеко перешагнул за 2,7 млрд. рублей.

Как такое могло произойти? Ведь ВМУ всегда было достаточно рентабельным предприятием? Ответ очевиден. Действия руководства «Уралхима» стали основной причиной бедственного положения как ВМУ, так и всей компании «Уралхим». Это особенно наглядно именно на примере ВМУ.

Но начать наш анализ нужно с другого. «Уралхим» - это единственная крупная агрохимическая компания в России, которая не имеет своей сбытовой сети в стране, такая задача даже никогда и не ставилась. Компания всегда была ориентирована исключительно на экспорт. И когда в сентябре-октябре 2008 года экспорт рухнул, у компании начались серьезные проблемы. В то время как другие компании, - «Акрон», «Еврохим» и особенно «ФосАгро», - поддерживали загрузку предприятий, отправляя продукцию на свои сбытовые базы в регионах.

А предприятия «Уралхима», не имеющие такой возможности, встали. И сильнее всего досталось именно ВМУ, которые полностью лишились сбыта. И в этот момент руководство «Уралхима» бросились в авантюру, точнее в две авантюры сразу: 1) руководство попыталось переналадить технологию с производства азотно-фосфорных удобрений на производство азотно-фосфорно-калийных (NPK) удобрений; 2) началось строительство на предприятии установки по термическому производству фосфорной кислоты мощностью в 130 тысяч тонн кислоты в год.

На эти эксперименты ушли сотни миллионов рублей (в письме «Уралхима» в Минпром называется цифра в 500 млн. рублей), но результатов не было никаких. Получить нормальный NPK-продукт не удалось. А традиционного продукта было изготовлено всего 38 тыс. тонн, или 8 % от номинальной мощности (данные письма в правительство).

Есть поговорка о синице в руке и журавле в небе, на «Уралхиме» явно не ценят народную мудрость.

Эксперименты с NPK-продуктами закончились для технологии ВМУ крайне плачевно. Хлористый калий - важная составляющая этого вида удобрений. Если не соблюдать особые условия его хранения и переработки, а вываливать его из вагонов на открытую площадку под снег и дождь (именно так и делалось на ВМУ), то он превращается в очень агрессивную субстанцию, разъедающие все вокруг. Что и произошло. В итоге теперь запустить технологию на полную мощность даже по традиционным NP-продуктам невозможно.

Процитируем письмо в Минпромторг: «Если бы завод работал со 100 % загрузкой производственных мощностей, то его рентабельность по операционной прибыли составила бы (-27 %), против фактической (-58 %)». Вот эта разница (-31 %) и есть цена технологических экспериментов. Рост себестоимости, снижение мощности, аварийность и т.д. Добавим к этому, что предприятие, не так давно производившие более 700 тыс. тонн аммиака в год, теперь вообще лишилось этой технологии, а аммиак завозит из Березников. И все это – менее чем за год, считая с ноября 2008 года.

Не меньшей авантюрой была и термическая технология производства фосфорной кислоты. Ей смысл в том, что фосфор просто выпаривают из фосфоритового концентрата, а затем его улавливают, и он идет в производство. Эту технологию начали осваивать на ВМУ без малейших экономических, и даже экологических расчетов. Расчет был исключительно политический, утереть нос своему поставщику сырья, - ОАО «Апатит», - и заявить о том, что вот теперь ВМУ отказывается от апатитового концентрата и переходит на собственное фосфоритовое сырье.

Но тут есть еще и экологический аспект. «Уралхим» сунулся в термический проект без малейших согласований с экологами. Тут даже не нужно никаких экологических экспертиз, чтобы понять, что эта технология в городе не допустима. Тысячи тонн пыли, 15-20 тыс. тонн «печного молока» (растворенная в воде пыль, уловленная фильтрами), газ фосфин (фосфористый водород) с запахами тухлой рыбы, сероводород и прочие ароматы. Понятно, что никто и никогда такой установке в городе работать не даст.

Результатом этих авантюр и стал финансовый результат ВМУ за полгода – 1,417 млрд. рублей убытка. И вот теперь, быть может и осознав содеянное, «Уралхим» пошел побираться, пытаясь спасти положение.

Сейчас «Уралхим» просит у Минпрома, чтобы «Апатит» отгружал сырье по цене 2805 рублей за тонну. Просьба крайне странная, она не спасет ВМУ от таких же убытков, но зато дает моральное удовлетворение менеджменту «Уралхима», которая «нагнула поставщика». Тогда не ясно, а зачем было почти год судиться с ОАО «Апатит» за цену 3050 руб./тонна, а также, в ноябре 2008 года, категорически отказываться от предложенной «Апатитом» цены в 2680 рублей, настаивая на несбыточной цене в 2232 рубля?

Примитивный менеджерский просчет тут настолько очевиден, что непонятно как такой менеджмент терпят собственники компании.

Обращение в Минпромторг по всем признакам не преследовало никакой реальной цели. Похоже, что даже задача получить тысячу рублей экономии на сырье и доставке не ставилась. Тогда зачем было бумагу марать и серьезных людей от нужных дел отрывать?

Скорее всего, расчет руководства «Уралхима» и Дмитрия Мазепина состоит в другом. Больше года «Уралхим» и ВМУ обвиняли «Апатит» во всех своих проблемах. Теперь, когда абсолютно ясно, что «Апатит» к менеджерским провалам «Уралхима» не имеет никакого отношения, надо искать крайнего. И он уже найден, это мировой кризис и российское правительство, которое не хочет помочь перспективной компании.

А дальше «Уралхим» начнет нагнетать, поднимая планку давления на правительство все выше и выше, вплоть до социального шантажа. И когда «Уралхиму» будет нечем платить зарплату, Дмитрий Мазепин начнет загибать пальцы, перечисляя свои обращения в правительство, которое такое нехорошее, что ничего не сделало для трудящихся Воскресенска и спасения ВМУ.

При этом, Дмитрий Мазепин напрочь забудет о том, что он лично высосал из своей компании и из банковской системы России 600-800 млн. долларов, которые выведены за рубеж. Забудет он и о том, что полная реконструкция ВМУ, включая аммиачное производство, стоит не более 500-550 млн. долларов. Вполне мог бы и из уведенных денег спасти завод, а не переводить стрелки на поставщиков, правительство и на козни темных сил.

Такая вот получается история, у которой еще будет продолжение в виде «агитпоезда» им Дм. Мазепина и предстоящего банкротства «Уралхима» или, как минимум, «Воскресенских минудобрений».

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья