Moscow-Post RSS
18 Июня 2018
 

Последний блеф Мазепина

Владелец холдинга «Уралхим» Дмитрий Мазепин пытается решить свои проблемы за счет государства.

Последний блеф Мазепина

В ноябре ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» - ВМУ, скорее всего, снова остановит работу. Сколько простоит – не известно. Работников предприятия попытаются собрать на митинги против действий ОАО «Апатит», которое, якобы, не поставляет основное сырье на ВМУ. Таким образом, владельцы холдинга «Уралхим» Дмитрий Мазепин и Владимир Малин намерены повторить в Воскресенске Пикалевский сценарий и добиться от государства если не прямой господдержки, то, по крайней мере, решения важных для ВМУ вопросов в споре с ОАО «Апатит».

В этой связи надо напомнить весьма запутанную историю, связанную с приобретением «Воскресенских минудобрений» холдингом «Уралхим». С 2005 года химкомбинатом владело ЗАО «Агропродмир». Ее хозяева, гражданин РФ Сергей Мельников и гражданин Израиля Симон Певзнер, постоянно проживают в Австрии, где у них имеется фирма «Uritrans», через которую почти три года шли все экспортные поставки ВМУ. Весьма характерно то обстоятельство, что именно от компании «Uritrans» в состав Совета директоров ВМУ входил Брыксин Александр Юрьевич, весьма авторитетный кемеровский бизнесмен. Компания весьма разношерстная и весьма любопытная: бывший научный сотрудник химического института, бывший гражданин России и бизнесмен серых схем, весьма и весьма авторитетный предприниматель из Сибири.

На пике мировой конъюнктуры, в мае 2008 года, когда о кризисе никто и не думал, они продают ВМУ холдингу «Уралхим». На эти цели владелец холдинга Дмитрий Мазепин получает в Сбербанке кредит в 700 млн. долларов, из которых за предприятие на бумаге было выплачено 358 млн. долларов, а реально, по словам Мельникова и Певзнера, всего 122 млн. долларов. Все остальные средства Мазепин вывел за рубеж.

Химкомбинат летом 2008 года прекрасно работает и приносит солидную прибыль. За первое полугодие 2008 года она выросла по сравнению с тем же периодом 2007 года на 441 %, или в 4,5 раза! При этом ВМУ получает основное сырье, апатитовый концентрат, по формульной цене, привязанной к биржевым котировкам апатитового концентрата. Этот контракт заключили еще прежние владельцы ВМУ в декабре 2007 года. И Мазепин с Малиным прекрасно знали, что они покупают. И пока рынок продолжал расти, никаких претензий у Мазепина к ОАО «Апатит» не было. При цене товара в 1200 долларов за тонну легко заплатить за сырье 300 долларов. И почти невозможно, если сам товар стоит 300 долларов. Именно так падала цена на аммофос с июля по ноябрь 2008 года.

ОАО «Апатит», понимая сложности конъюнктуры и проблемы своего контрагента, уже в декабре 2008 года резко снизил цену на концентрат, до 2690 рублей, но в Воскресенске не стали запускать производство, и ВМУ простоял до марта 2009 года.

Претензии ВМУ к «Апатиту» появились только в октябре 2008 года, когда руководство «Уралхима» приняло решение останавливать химкомбинат. Очевидно, что желание пережить трудные времена за чужой счет оказалось сильнее здравого смысла. А здравый смысл подсказывал единственный выход – вернуть выведенные за рубеж 500 млн. долларов, то есть основную часть кредита Сбербанка. И серьезно реконструировать производство на ВМУ, в первую очередь – производство аммиака. И запускать производство после долгого простоя с уже сокращенным энергопотреблением и сниженной себестоимостью продукции, пытаясь вписаться в реалии рынка 2009 года.

Но опыт Дмитрия Мазепина в общении с «авторитетными» бизнесменами подсказывал, что не следует вкладывать свои деньги в собственный бизнес, лучше уповать на щедрых банкиров и заботливое государство.

Именно таким путем и пошел «Уралхим», занимая у банков очередные сотни миллионов, и получая отсрочки по прежним долгам, сумма которых уже превысила два миллиарда долларов. Холдинг оказался не в состоянии даже их обслуживать. А это, кстати сказать, также деньги не малые. Только за первое полугодие в этом году сумма задолженности составила 2,5 млрд. рублей, и это не считая убытков ВМУ в 1,5 миллиарда. При этом значительная часть заемных средств в очередной раз была выведена за рубеж, а остальное растрачено на безумные проекты вроде освоения Сординского месторождения фосфоритов в Кировской области.

Если менеджмент «Уралхима» не знает, за что хвататься, то ли производить аммофос, то ли экспериментировать с NPK-удобрениями, то ли затевать ценовую войну с «Апатитом», то ли разрабатывать собственное месторождение, то ли выпускать экспортные продукты; то ли производить удобрения для российского АПК – это всегда симптом развала компании, потери ее управляемости. В итоге освоить производство NPK-удобрений ВМУ так и не смог, не смог сделать из них и хороший экспортный товар. А на внутреннем рынке России они сегодня вообще мало кому нужны. Сейчас дело дошло до того, что ВМУ подписывает с российскими аграриями контракты на поставку аммофоса, а реально отгружает покупателю NPK, причем совершенно отвратительного качества, полный брак. Но мешки с таким NPK сверху присыпаны аммофосом. Дальше начинаются сплошные тяжбы, которых уже не один десяток.

подпись к картинке или название

На фото: Отвал фосфогипса ОАО "ВМУ" уже превысил все проектные нормы и должен быть закрыт. На нем уже образовались трещины. Однако, компания "Уралхим" не спешит обустроить новый полигон для хранения отходов производства. Это косвенно свидетеьствует о том, что активная работа на предприятии не планируется

Факт очередной возможной остановки ВМУ на неопределенный срок и сокращение персонала на предприятии – это закономерный итог непрофессионализма и глубокого производственного кризиса, в котором оказалось предприятие по вине своих менеджеров и собственников. И надежд на возобновление производства на ВМУ весною 2010 года не так уж много. Приказ о переводе персонала на неполную рабочую неделю с выплатой 2/3 от базового оклада уже подписан. При этом на руки работники ВМУ получают меньше, чем пособие по безработице. А руководство химкомбината под угрозой увольнения продолжает занимать высококвалифицированных специалистов «общественными работами» в заводских цехах. Только сознание и порядочность заводчан, их вера в былое величие предприятия удерживает коллектив от решительных поступков. Но любое терпение, как известно, когда-то заканчивается.

Сегодня стоимость восстановления ВМУ близка к миллиарду долларов, из которых половину нужно потратить на азотное производство. Кто будет платить за это деньги? Мазепину дешевле и проще продать ВМУ в оффшор (этот процесс уже запущен), вычеркнув его из состава «Уралхима» и умыть руки. Государство также не собирается искать «лишний» в бюджете миллиард долларов для нужд разоренного ВМУ. И уж совершенно точно, что коммерческие банки больше не займут Мазепину ни копейки. Ситуация практически тупиковая. Остается надеяться, что Воскресенск – это не Пикалево с его единственным заводом.. В большом по российским меркам подмосковном городе ВМУ – далеко не самое крупное предприятие, и совсем не градообразующее. Из 3,5 тыс. занятых искать работу придется 2-2,5 тыс. человек. И они ее наверняка найдут, благо рядом столица.

Похоже, что в этой затянувшейся драматичной истории рано ставить точку. К сожалению, ее развитие не обещает ничего хорошего для местных химиков и самого комбината, доведенного Мазепиным до банкротства. Странно, что федеральная власть пока никак не реагирует на ситуацию. Более того, в Белом доме у нерадивых владельцев ВМУ нашлись «сочувствующие» чиновники. Самое любопытное, что среди них оказался замглавы Минпромторга РФ Денис Мантуров, который абсолютно точно должен сознавать опасность пыток вовлечения трудовых коллективов в споры коммерческих структур. А все идет к этому.

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика