Moscow-Post RSS
5 Декабря 2016

За что судиться ВМУ?

Самоуверенность, пренебрежение к партнерам, стремление решать вопросы с позиции силы – путь в никуда и главное оружие ВМУ.

За что судиться ВМУ?

Мне, как юристу, который всегда боролся за рыночные механизмы, не раз доводилось сталкиваться с судебными делами, когда коммерческие споры между поставщиком и потребителем пытались решить директивным путем. И никогда это к добру не приводило. Сторона, получавшая по судебному решению односторонние преимущества, начинала ухудшать свои экономические показатели, теряла рынки сбыта своей продукции, скатывалась в кризис. И не важно, кому эти судебные преимущества доставались, поставщику или потребителю, результат быд одинаков. Выигравшая сторона теряла рынок.

Договор по сырью – за уши никто не тянул

Из последних примеров могу привести судебные дела трех предприятий, ОАО «Дорогобужские минудобрения», ОАО «Россошанские минудобрения» и ОАО «Акрон» против ОАО «Апатит». Истцы в 2005-2006 годах пытались через суд принудить ОАО «Апатит» к заключению долгосрочного контракта на поставку сырья по фиксированным ценам. Две первых компании в судах проиграли, ОАО «Акрон» свое дело выиграл. Не трудно догадаться, какое предприятие в кризисе пострадало сильнее всего, именно ОАО «Акрон». И россошанцы, и дорогобужцы если и снижали объемы производства, то не на долго. А вот ОАО «Акрон» пострадал сильно, всю прошлую зиму его загрузка не превышала 50%. Да и сейчас новгородское предприятие загружено не полностью.

К сожалению ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» идут по тому же пути и с тем же результатом. Совершенно отчетливо вижу, как ВМУ зимой 2008-2009 годов не использовало рыночные возможности поправить свое финансовое положение. Но об этом чуть ниже.

Менеджмент компании «Уралхим», которая купила ВМУ у группы «Агропродмир» весною 2008 года, сразу после своего появления на предприятии оказался втянут в борьбу с ОАО «Апатит» за ценовые параметры поставляемого сырья.

На 2008 год группа «Агропродмир» заключила с ОАО «Апатит» абсолютно справедливый рыночный контракт, по которому цена основного сырья для ВМУ определялась по дисконтной формуле от цены апатитового концентрата на товарной бирже. Это полностью прозрачный механизм, выравнивающий риски сторон. Если цены на удобрения падают, вниз пойдет и цена на сырье для их производства, и наоборот.

Цены на удобрения, производимые на ВМУ, весною и летом 2008 года быстро росли. На пике, в июле 2008 года, тонна аммофоса стоила 1200 долларов, а апатитовый концентрат на бирже достиг цены в 18 тыс. рублей тонна. Формульная цена для ВМУ в этот момент составляла 9,8 тыс. рублей тонна или почти 400 долларов. Займемся простой арифметикой. Все составляющие аммофоса, 10 % аммиака и 52 % фосфора, плюс стоимость переработки, итого максимум 600 долларов издержек на тонну товара, который стоит ровно в два раза дороже. При максимальной загрузке ВМУ способен производить 80 тыс. тонн продукции в месяц, итого почти 50 млн. долларов прибыли в месяц. В таком режиме ВМУ работал апрель, май, июнь, июль, август, дальше начался спад. Из 250 млн. долларов вычтем 24 % налогов на прибыль, итого почти 200 млн. долларов. И по курсу того времени – почти 5 млрд. рублей чистой прибыли. И где эта прибыль сейчас?

Что теперь делает ВМУ, пытаясь отсудить у ОАО «Апатит» 1,99 млрд. рублей необоснованного обогащения: ВМУ пытается административным путем лишить поставщика его части рыночной премии к цене продукта, которая была вызвана высокой конъюнктурой. Вот для ВМУ извлекать выгоду из мировой конъюнктуры позволительно, а для «Апатита» - нет.

Весьма интересно рассчитана и сама сумма в 1,99 млрд. рублей, на которую претендует ВМУ. Судьи нижних инстанций не стали рассматривать расчет, основанный на среднерыночных ценах за 2008 года, что было бы справедливо, а взяли за основу самую низкую цену, существовавшую на рынке, а именно цену для ОАО «Акрон» в 2232 рубля, установленную судом, а не рынком. Не очень понимаю, как судьи определяют, что справедливо на рынке, а что нет, вернее совсем не понимаю. Но факт, как говорится, на лицо. И что в итоге? В итоге ВМУ стоит.

Цена управленческих ошибок

Какие менеджерские ошибки сделало руководство ВМУ в этот период? Они абсолютно очевидны. Судебная цена для ОАО «Акрон» пересматривается судами каждый год, и в последнее время она совпадает с ценой, которую федеральная антимонопольная служба (ФАС) рекомендует ОАО «Апатит» при продаже его продукции на внутреннем рынке.

Летом 2008 года на ОАО «Акрон» была маленькая паника. «Акрон» очень опасался, что свободный рыночный индикатор, а именно, биржевая цена на апатитовый концентрат, потянет за собой вверх и цены, которые ФАС установит на это сырье на весь 2009 год. К борьбе «Акрона» за запрет биржевых торгов апатитовым концентратом подключился и «Уралхим». И это была грубая ошибка. Рынок устроен так, что бороться надо за собственные интересы, и соблюдать разумные интересы партнеров и контрагентов.

Когда в самом начале сентября 2009 года Федеральная служба по финансовым рынкам запретила биржевые торги апатитовым концентратом, именно «Уралхим» и ВМУ оказались в самом дурацком положении. Рынок удобрений быстро идет вниз, цены стремительно падают, новые контракты никто не заключает. А у ВМУ – действующий контракт с ОАО «Апатит», привязанный к «замороженной» биржевой цене. Ведь цена эта больше не меняется, биржевые торги усилиями «Уралхима» и «Акрона» запрещены. И ВМУ оказалось в ловушке, созданной собственными усилиями. Если бы биржевые торги продолжались, то «Апатит», загрузка которого уже в октябре 2008 года упала до 60 % мощностей, сам начал бы быстро снижать цены на сырье, ведь чем больше объем продукции, тем она дешевле, ибо условно-постоянные расходы делятся на большую товарную массу.

У нас есть поговорка, «не рой яму другому, сам в нее попадешь». «Уралхим» не стал прислушиваться к народной мудрости. Биржевые торги – это ошибка № 2 менеджмента «Уралхима». Ошибка № 1 была сделана чуть раньше, весною 2008 года, в момент покупки «ВМУ». Холдинг «ФосАгро» имел с группой «Агропродмир» действующий опционный договор по покупке у нее 14,8 % акций ВМУ по заранее оговоренной цене. «Уралхим» купил этот пакет у «Агропродмира», совершив совершенно некорректные действия, не спросив у «ФосАгро», собирается ли эта компания использовать свое право на приобретение этих акций.

У «ФосАгро» не было никого желания увеличивать свое присутствие на ВМУ, и этот вопрос можно было бы заблаговременно решить в спокойной обстановке. Но этого сделано не было, и отношения «Уралхима» и «ФосАгро» не заладились с первых же дней пребывания «Уралхима» на подмосковной земле.

Ошибка № 3 менеджмента «Уралхима» была сделана в октябре 2008 года, когда рынки уже встали, и никто не хотел покупать аммофос и диаммонийфосфат, основную традиционную продукции ВМУ. Зато неплохо продавались сложные NPK-удобрения. И руководство «Уралхима» и ВМУ уже в октябре 2008 года в прямом смысле бросаются в омут. На предприятии начинается реконструкция под производство NPK. Эти удобрения предприятие никогда не выпускало.

Ситуация не может длиться вечно

Надо немножко понимать, как устроен кризис, как он развивается, и почему происходит то или другое. Понять, почему в тот момент не продавались аммофос и диаммонийфосфат, но продавалась NPK, был совсем несложно. Хлоркалий, это достаточно дефицитный продукт, в мире есть всего 5 поставщиков этого сырья. В период бума летом 2008 года цены на калий поднялись до 800 долларов за тонну, а внутрироссийские цены составляли 100-120 долл./тонна. Поставщики калия пытались держать цены на калий на высоком уровне вплоть до апреля 2009 года, пока канадцы не начали заключать первые контракты.

А мировые потребители на больших крупных рынках (Китай, Индия, Латинская Америка), чтобы не покупать сверхдорогой калий, бросились покупать NPK-удобрения. В феврале этого года белорусское правительство по этому поводу даже направило письмо в Россию, в котором прямо говорилось о том, что отдельные российские производители NPK-удобрений своими поставками сбивают мировую цену на калий, чем наносят ущерб и «Беларуськалию», и российским производителям.

Понятно, что эта ситуация не могла длиться вечно, что производители калия рано или поздно, что называется, «попадут в рынок». И тогда NPK-удобрения потеряют свою значимость, как заменитель хлоркалия. Это и произошло весною 2009 года. А к этому моменту на складах ВМУ скопилось более 100 тыс. тонн этого продукта, причем откровенно низкого качества.

Ошибка № 4. По смыслу менеджмент ВМУ сделал ее дважды, отказавшись от реальной помощи со стороны «ФосАгро». Первый раз в декабре 2008 года, когда из-за программы по освоению NPK отказалось от поставок апатита по цене в 2690 рублей за тонну. Это предложение автоматически подразумевало, что ВМУ будет выпускать аммофос и диаммонийфосфат, ведь на производство NPK требуется гораздо меньше фосфатного сырья, чем для этих продуктов.

Второй раз в ноябре 2009 года, когда для ВМУ была предложена давальческая схема переработки концентрата в диаммонийфосфат. На ВМУ заявили, что эта схема им не интересна.

Как менеджменту может быть не интересна загрузка предприятия и гарантированный сбыт – понять трудно.

Итог 1,5 лет хозяйствования «Уралхима» на Воскресенской площадке горожанам хорошо известен. И «Уралхим» сейчас сосредоточил все свои усилия на том, чтобы получить от «ФосАгро» столь необходимые 1,99 млрд. рублей, которые на 2-3 месяца продлят агонию ВМУ. Антикризисным планом назвать это никак нельзя.

На наш взгляд без внешнего управления и сторонних инвесторов ВМУ уже не жизнеспособен. И именно об этом бывшие главные специалисты ВМУ и говорили в своем открытом письме, опубликованном в газете «Известия».

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья