Moscow-Post RSS
20 Февраля 2017

В поисках «вывода»

Прошел первый кризисный год. Хотелось бы верить, что он будет и последним, однако, к сожалению, надежды на это мало. Более того, кризис, как в масштабах государства, так и в масштабах бизнеса – есть феномен закономерный, обусловленный последовательностью действий ключевых игроков.

В поисках «вывода»

Впрочем, даже не смотря на тяжелое финансовое положение, многие компании ищут спасение в IPO для покрытия своих убытков. Так уже «похороненный» некоторыми инвесторами РУСАЛ, готовится провести первичное размещение акций на бирже Гонконга. «Металлоинвест» с долгом более чем $5 млрд. так же готовится к к публичному размещению своих активов. И это при том, что загрузка ГОКов компании составляла порядка 35%, на фоне общего падения цен на металл.

Не лучше идут дела у «Норильского никеля», одного из основных активов «Интерроса», контролируемого Владимиром Потаниным. Еще за год до кризиса резко упали мировые цены на никель. Вследствие этого его производство упало на 9%, меди на 5%. Однако, себестоимость продукции выросла на 66%, что, вероятнее всего, было связано с непрофильными расходами комбината. В итоге, это привело к снижению чистой прибыли на 12%. И это – еще докризисные показатели. А ведь кризис не улучшил эти данные.

Зато, он заставил Потанина, владеющего 25% акций ГМК, искать выход из сложившейся ситуации. Впрочем, ищут его и другие акционеры «Норникеля».

К примеру, в начале прошлого года глава холдинга «Металлоинвест» Алишер Усманов, владеющий около 4% «Норникеля», всерьез планировал объединить свой металлургический холдинг и ГМК. Причем, на тот момент стоимость «Металлоинвеста» оценивалась в $20,9 млрд., а капитализация «Норникеля» составила $8,2 млрд.

Схема, по которой Усманов хотел произвести слияние двух компаний, предусматривала сокращение доли Потанина до 16%. Владельцы холдинга через выкуп допэмиссии ГМК должны были бы получить в объединенной компании 37%. Еще около 29,7% досталось бы миноритариям.

В случае, если бы государство заплатило за допэмиссию акций компании $10-12 млрд, то Потанин и Дерипаска утратили бы контроль над создаваемой структурой.

Однако, крупнейшие акционеры «Норникеля» эту идею Усманова не поддержали. Но почему же возникла сама мысль о том, что лишить Потанина контроля над ГМК.

Вероятно, ответ в этом кроется в той экономической политике, которую ведет «Интеррос» по отношению к «Норникелю».

Ведь, не секрет, что Потанин с помощью «Интерроса» зачастую просто выводит деньги из «Норникеля» для своих личных нужд.

Так крупный скандал разгорелся в октябре 2008 года, когда в прессу попала информация о том, что генерирующая компания ОАО «ОГК-13», принадлежащая на 68% «Норникелю», заплатила $576 млн за 25% минус одна акция нефтяной компании ОАО «РУСИА Петролеум». Отметим, что эти акции были приобретены у Jarford Enterprises Inc, подконтрольной самому Потанину. Скандал разгорелся тогда, когда выяснилось, что «ОГК-3» купил весьма невыгодный для себя актив, убытки которого за год до покупки выросли на 13,8% - с 490,795 до 558,466 млн руб. Кроме того на момент совершения сделки «Петролеуму» грозил отзыв лицензии на разработку Ковыктинского газоконденсатного месторождения в Иркутском крае за нарушение сроков ввода в эксплуатацию и недостаточные объемы добычи.

Какого же было неподдельное удивление других акционеров «Норникеля», в том числе Алишера Усманова, когда выяснилось, что более четверти пакета акций «РУСИА Петролеум» принадлежат тому же «Интерросу» Владимира Потанина. Получилось, что «ОГК-3» купил «дорогостоящую пустышку», а деньги за нее уплыли в неизвестном направлении. Впрочем, раз везде фигурирует фамилия Потанина, то направление денежного потока вполне понятно. А уж не в карман ли самого господина Потанина и пошли эти деньги?..

Хотя владельцу «Интерроса» не привыкать к «прокручиванию» общих денег для личных нужд. Так к «теневой прибыли» от сделки с «РУСИА Петролеум» можно прибавить еще 800 млн долларов, которые ранее были вытащены для доверительного управления близким Потанину «Росбанком», который потратил их на покупку акций «Норильского никеля». Поговаривают, что акции приобретались у того же Потанина, но только втридорого. Так же другие акционеры «Норникеля», например Алишер Усманов, недовольны и иными действиями Потанина. Так, к примеру, до сих пор не ясно, почему пару лет назад с помощью давления «Интерроса» «Норникель» был вынужден отказаться от самостоятельного участия в проекте по освоению Удоканского медного месторождения. А ведь это месторождение является крупнейшим в нашей стране разведанным неразрабатываемым месторождением меди, имеющим в своих недрах 60-70 % медной руды России и около 2, 1 % - всего мира. Хотя, удоканское месторождение не является единственной «географической проблемой» «Норникеля», вызванной действиями Потанина. Не лучше положение и в самом Норильске, где, не смотря на сверхдоходы комбината, пенсионеры продолжают жить более-менее бедно. Отдельная проблема – это грязная экология. Так еще пару лет назад объемы выброса загрязняющих веществ в атмосферу в Норильске составляли 9500 кг на одного человека в год. Это привело к значительному росту заболеваний и, прежде всего, онкологических.

Таким образом, экономическая политика «Интерроса», подконтрольного Потанину, привела «Норникель» к довольно плачевным последствиям. Однако, ГМК – это лишь один из крупнейших активов «Интерроса». А как же идут дела у других принадлежащих ему структур.

На данный момент «Интеррос» владеет 25% акций «Норникеля», 40% акций компании «Открытые инвестиции» (ОПИН), 30% (по другим данным, 35%) акций «Росбанка», 100% акций «Проф-медиа», комплексом «Роза хутор» (Сочи).

Причем, далеко не во всех этих компаниях дела идут позитивно.

Так совсем недавно был скандал с разделом «Открытых инвестиций», которые остались последним совместным активом Прохорова и Потанина.

Скандал был вызван оглашением финансового отчета, хотя сам отчет содержал в себе довольно неплохие цифры. Так капитализация «Открытых инвестиций» в РТС оценивается в $764 млн., компания обладает активами на общую сумму в $3,6 млрд. Девелоперские проекты приносят владельцам компании неплохую выручку, которая составляет $283 млн. Доход «Открытых инвестиций» складывается из реализации объектов недвижимости. ОПИН получает прибыль, как с продажи коттеджей и домов, так и с арендных и гостиничных платежей.

Накануне после оглашения финансового отчета стало известно, что «Открытые инвестиции» продали часть своих активов, в основном на уровне «старт-ап». Покупателями в сообщении ОПИНа были названы компании-партнеры «Интерроса».

Именно этот факт вызвал возмущение со стороны представителей «Онексима». По их мнению, сделки должны были проходить с согласия всех акционеров. В результате, «Онексим» обвинил «Интеррос» в умышленном выводе активов.

Вспоминая практику увода «Интерросом» денег из «Норникеля», их вывод из «Открытых инвестиций», о котором говорили в «Онексиме», невольно задумываешься, а не является ли вывод финансовых средств из совместных активов одним из элементов финансовой стратегии «Интерроса». Участие «Росбанка» в «сомнительных операциях» с акциями «РУСИА Петролеум» лишь подтверждают эту мысль.

Кстати, с «Росбанком» структура господина Потатанина так же проводит многочисленные операции с использованием своей кипрской «дочки» Pharanco Holdings Co. Limited, владеющей 35% акций банка.

Буквально недавно Федеральная антимонопольная служба (ФАС) удовлетворила ходатайство о приобретении компанией Pharanco Holdings Co. Limited (Кипр, Лимассол) 23,89% голосующих акций Росбанка. Кипрская Pharanco, конечным бенефициаром которой является компания «Интеррос», уже владеет 11,1% акций Росбанка. После выкупа этой доли Pharanco доведет свою долю до 35% акций Росбанка. Остальные 64,7% акций Росбанка сейчас принадлежат французской группе Societe Generale (SG).

Стоит отметить, что и ранее господин Потанин предпочитал контролировать «Росбанк» через кипрские оффшоры. Так до июня 2008 года 37% акций Росбанка владела кипрская компания KM Technologies (Overseas) Limited, принадлежащая тогда компании «КМ Инвест», которой совместно владели Владимир Потанин и Михаил Прохоров.

Однако, зачем же управлять одним из крупнейших банков страны через кипрский оффшор? Быть может, так удобнее заниматься выводом активов? Уж не из-за этого ли вывода за III квартал 2009 г. чистый убыток «Росбанка» составил 7,6 млрд руб.

А ведь именно на базе Росбанка должны быть консолидированы все российские активы французской банковской группы Societe Generale, чтобы в состав акционеров Societe Generale вошел «Интеррос». Впрочем, раньше 2011 г. французские банкиры окончательное решение по этому вопросу не примут.

Интересно, а с чего вдруг Владимир Потанин так заинтересовался иностранными банками. Уж не решил ли он покинуть российские пределы после того, как в прессу просочились слухи о грядущей национализации «Норникеля»?

Впрочем, проблемы испытывают не только «Норникель», «Открытые Инвестиции» и «Росбанк».

С медиа-активами «Интерроса» так же не все в порядке.

В прошлом году громкий резонанс на медиарынке вызвал скандал вокруг канала «2х2», который входит в медиахолдинг «Проф-Медиа». В начале 2008 года Россвязьохранкультура вынесла ему предупреждения за ряд мультфильмов, в частности «Южный парк», с формулировкой «за пропаганду культа насилия и жестокости», «2х2» даже обвиняли в экстремисткой деятельности, под угрозой был вопрос о продлении лицензии на вещание. Впрочем, в октябре прошлого года Федеральная конкурсная комиссия (ФКК) вынесла решение о продлении лицензии «2х2» сроком на пять лет.

Без скандала не обошлось даже олимпийское строительство «Интерроса». Так Росимущество обвиняла структуру, реализующую олимпийский проект «Роза Хутор» в Красной Поляне, в незаконной аренде 541,5 га под будущим горнолыжным курортом. В декабре 2008 года суд признал договор аренды, заключенный с Сочинским национальным парком, недействительным, а девелопер в ответ заявил о заморозке всего проекта и намерении продолжить борьбу в суде. Хотя дальше заявлений дело не пошло, и строительство проекта вопреки решению суда все равно было продолжено. Впрочем, после визита сотрудников МОК, отношения с Росимуществом были урегулированы. Все-таки срывать подготовку к Олимпиаде нельзя ни при каких обстоятельствах.

Кстати, строительные объекты так же всегда были излюбленным с механизмом для вывода активов. Однако, с учетом у какого именно человека в правительстве на контроле стоит процесс Олимпийской стройки, вывод средств с помощью данного проекта едва ли возможен.

Проанализировав деятельность ключевых активов «Интерроса», приходишь к выводу, что все они связаны с различными скандалами. Причем, большую часть из них можно подозревать в намеренном выводе активов, который может нанести удар по партнерам Владимира Потанина.

Этот вывод является конечным итогом при рассмотрении действий «Интерроса» за несколько последних лет. Быть может, с началом нового десятилетия главной структуре Владимира Потанина все-таки пришло время сменить стратегию?

А то далеко не всем партнерам «Интерроса» нравится, когда за их спиной крутят, по сути, общими деньгами…

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья