Moscow-Post RSS
9 Декабря 2016

Плоды принципиальности

Борьба с международным финансовым аферистом плохо закончилась для милиционеров

Плоды принципиальности

Не так давно “МК” уже писал о легендарной личности г-на Слускера (более известен под фамилией Двоскин) и о двух “коррупционных” майорах милиции, но жизнь не стоит на месте. Корреспондентам “Московских фактов” стали известны новые подробности этой “неоднозначной” истории, и мы решили опубликовать этот материал.

“В Пресненском суде Москвы начался процесс по громкому делу о коррупции в центральном аппарате МВД. Пару лет назад с большой помпой были арестованы майоры Дмитрий Целяков и Александр Носенко, а также двое литовских бизнесменов за вымогательство огромной взятки у руководства банка “Индустриальный кредит”. Вскоре, правда, выяснилось, что статья все-таки другая. Поплатились же они скорее всего за то, что подняли руку на человека, играющего одну из ключевых ролей в “русской мафии”, и ближайшего “соратника” недавно ушедшего из жизни Вячеслава Иванькова (Япончика).

Ценный свидетель

Из справки Федерального бюро расследований (США).

Евгений Владимирович Слускер, также известный как Евгений Шустер, Эжен Шустер, Евгений Двоскин, Семен Альтман, Евгений Козин, Жино Слускер, Юджин Слушке, Евген Слускер … был депортирован из США 19 января 2001 года. Однако позже расследование отделения ФБР в Нью-Йорке определило, что Слускер совместно с сообщниками принимал участие в мошенничестве с акциями Хелвотч Инк., Скотсдейл Сигар, ко., Клиникал Эстетикс Центр Инк., Метро Глобал медиа Инк. 5 февраля 2003 года Слускер был обвинен в заговоре с целью совершения мошенничества и легализации финансовых средств. За эти преступления по законам США предусмотрено наказание до 25 лет тюрьмы и штраф, вдвое превышающий сумму отмытых денег. Расследование ФБР также показывает, что Слускер/Двоскин и Вячеслав Кириллович Иваньков совместно отбывали наказание в тюрьме в США. Имеются основания полагать, что Слускер/Двоскин является близкой связью Иванькова.

Сейчас ФБР активно ищет этого многоликого человека. Он объявлен в международный розыск. Впрочем, зря американцы стараются. В России аферист спокойно живет под фамилией Двоскин, и ему за какие-то заслуги была предоставлена программа защиты свидетелей ФСБ РФ.

Именно с этим сокамерником Япончика свела нелегкая заместителя начальника 7-го отдела 10-го оперативно-розыскного бюро департамента по борьбе с оргпреступностью и терроризмом МВД майора Дмитрия Целякова и оперуполномоченного по особо важным делам 4-го отдела 8-го ОРБ департамента экономической безопасности МВД майора Александра Носенко. Офицеры входили в следственно-оперативную группу, которая в 2007—2008 годах разрабатывала людей, занимавшихся крупными финансовыми махинациями, в том числе отмыванием денег. В частности, по делу проходили бывшие руководителей ООО КБ “Рубин”, “Антарес” и др.

В ходе следствия в поле зрения оперативников попал и Двоскин. Более того, в Финмониторинге, с которым МВД работало в связке, предполагают, что он и являлся одним из организаторов преступной схемы. По данным финансовых разведчиков, оборот денежных средств только за апрель—июль 2006 года составил 15,2 миллиарда руб., а за сентябрь — 350 миллиардов руб. Были у него грехи и помельче. Например, будучи гражданином Украины, он как-то “сделал” себе еще и российский паспорт. Впрочем, ФМС России об этом узнала и документ аннулировала.

В доме Двоскина был проведен обыск, в ходе которого сыщики нашли оружие и патроны. Однако под стражу, благодаря своему статусу “неприкасаемого”, международный аферист взят не был. Более того, серьезные проблемы начались у самих милиционеров.

Месть

Как писал позже в рапорте на имя своего начальства Носенко, к нему стала поступать информация, что начался сбор средств для физического устранения особо ретивых следователей и оперативников, работающих по этому делу. До убийств дело, к счастью, не дошло. Вопрос решили аппаратными методами.

Сначала МВД России посетил один из руководителей подразделения ФСБ России и предложил отстать от Двоскина. Милиционеры отказались. Тогда в начале 2008 года все материалы уголовного дела были изъяты из МВД следственным комитетом при Генпрокуратуре. По официальной версии, для “объективного расследования”.

После этого Носенко, Целяков и другие члены следственной группы были допрошены следователем СКП. Да и сам Двоскин не сидел сложа руки. В ноябре 2007 года он написал в СКП заявление о вымогательстве у него взятки в 1 миллион долларов сотрудником МВД Шаркевичем. Последний якобы должен был передать деньги Носенко и Целякову. В действительности эти два милиционера с Шаркевичем никогда в жизни даже не встречались. Кстати, забегая вперед, Шаркевич к настоящему времени уже частично оправдан судом.

В итоге МВД удалось с большим трудом добиться того, что действия СКП по изъятию материалов были признаны Генпрокуратурой незаконными. Однако требование заместителя Генпрокурора Гриня — вернуть уголовное дело — было выполнено СКП только спустя год. Кстати, изъятое у Двоскина оружие так в МВД и не возвратилось. Из-за этого, а также из-за недоступности самого Двоскина расследование об отмывании денег не завершено до сих пор.

Впрочем, как позже выяснилось, это было только началом истории. Получив дело обратно, майор Носенко написал заявление руководству СКП с требованием привлечь следователя Лопаткина к уголовной ответственности за разглашение гостайны. Дело в том, что все секреты следствия каким-то образом стали известны заинтересованным лицам. В том числе и силовикам, которых в МВД подозревали в связях с группой Двоскина.

В возбуждении уголовного дела милиционеру было отказано. Как утверждает Носенко, в частных беседах сотрудники СКП заявили, что этим качанием прав “он сам подписал себе приговор”. Как в воду глядели.

В июне 2008 года майоров Носенко и Целякова задержали совсем по другому делу.

Министерство добрых услуг

Поводом для ареста стали заявления давних знакомых Двоскина — председателя совета директоров Инкредбанка Германа Горбунцова и вице-президента того же банка Петра Чувилина. Последний тогда возглавлял еще и хоккейный клуб “Спартак”. Весной 2007 года ЦБ вроде бы вынес предписание, по которому Инкредбанку временно запретили принимать вклады граждан (хотя именно здесь показания свидетелей расходятся: есть показания о том, что лицензию банк сдать не принуждали; получается, банкиры отказались от нее самостоятельно из каких-то своих соображений). Тем не менее, как следует из материалов дела, Горбунцов стал искать выход из положения и в итоге договорился о помощи с президентом литовского футбольного клуба “Жальгирис” Вадимасом Кастуевасом. Последний пообещал подключить “своих” людей в российском МВД. Горбунцова и Кастуеваса связывают, кстати, не только тесные деловые, но и личные отношения. Банкир является еще и крестным отцом одного из сыновей литовского бизнесмена.

Дальше, если верить следователям, непосредственно вести переговоры банкир поручил своему заму Чувилину, который якобы в августе 2007 года в ресторане гостиницы “Балчуг Кемпински Москва” встретился с Целяковым и Носенко. Милиционеры сразу же заявили, что в проблемах банка виноват Двоскин, и потребовали за решение вопроса миллион долларов. В сентябре 2007 года, по словам Чувилина, он якобы в два приема передал оговоренную сумму. Причем, по версии обвинения, оба раза валюту из офиса Инкредбанка на Большой Грузинской забирали не милиционеры, а Александрас Байденко — родственник и правая рука Вадимаса Кастуеваса.

В итоге право работы с физлицами у Инкредбанка все равно отобрали окончательно.

Но это вроде бы банкиров не смутило, и они продолжили общаться с офицерами МВД. В мае 2008 года те якобы запросили за общее “покровительство” банку единовременный взнос в 1,5 млн. евро, а также ежемесячные платежи в 5 млн. евро. Чувилин сделал вид, что согласен, а сам, по указанию Горбунцова, обратился в ФСБ.

5 июня днем Байденко и Кастуевас в два приема забрали у Чувилина сначала 250 тысяч, а затем 350 тысяч евро. После этого их задержали. Деньги оказались мечеными. А через несколько дней под стражу взяли Целякова и Носенко. Причем кроме показаний банкира Чувилина против них не было вообще ни одного доказательства. Более того, и дело о взяточничестве было переквалифицировано.

Кстати, на суде и следствии потерпевшие банкиры путаются в показаниях о сумме, которую у них вымогали. Горбунцову Кастуевас в 2008 году якобы озвучивал цифру в полтора миллиона евро сразу и 5 миллионах евро ежемесячно. Чувилин на одном допросе говорит о ежемесячных выплатах в 350 тыс. евро, на другом — о 370 тыс. долларов.

Звучали и какие-то другие цифры. Такое впечатление, что потерпевшие или могли быть не до конца честны между собой, или не договорились точно о “синхронных” показаниях.

Как бы то ни было, запущенную машину останавливать уже не стали и теперь милиционеров обвиняют в мошенничестве. Мол, обещали решить банкирам проблемы, а сделать этого не могли. То есть попросту выманивали у людей деньги ни за что. Кстати, это вообще современный тренд следствия — сводить все экономические дела к мошенничеству. Его и доказать проще, и подсудимый по этой статье не может потребовать рассмотрения дела присяжными, и “закрываемость”, по статистике районных судов, у дел о мошенничестве сегодня почти стопроцентная. Опять же, не совсем понятно, как милиционеры устраивали банку “проблемы” с ЦБРФ (чтобы потом обещать их разрешить), если они к этой организации отношения не имели никакого, однако следствие это не очень беспокоит.

Двоскин же, который также давал показания по этому делу, сразу же самоотстранился, не забыв, правда, при этом припомнить фамилии милиционеров. “Я не знаю, почему Горбунцов воспринимал меня как противника. Он сообщил мне об этом осенью 2007 года при встрече, когда рассказал, что передавал денежные средства Целякову и Носенко за то, чтобы те осуществляли в отношении меня незаконное уголовное преследование. Что послужило для Горбунцова основанием считать, что я могу причинить ему вред, мне неизвестно... в действительности конфликтов между нами не было — мы не взаимодействовали, не ссорились лично, и, во всяком случае, я не имел ни к Горбунцову, ни к Чувилину никаких претензий”, — заявил Двоскин. Правда непонятно, чего это Горбунцов с ним так разоткровенничался. Ведь когда “заказывают” человека милиции, обычно жертве об этом не сообщают.

Впрочем, это даже не самый удивительный факт. Например, уже в СИЗО к Носенко пришли два человека, представившись сотрудниками “министерства добрых услуг”. По словам милиционера, они заявили, что если он не даст признательных показаний, то будет обвинен в шпионаже и несанкционированном общении с иностранцами. Носенко пожаловался на этот эпизод, впрочем, не особо ожидая получить объяснения. И какого же было его удивление, когда ему не только сообщили, что визитерами были сотрудники управления “М” ФСБ России (том самом, в котором несколько дней назад произошли громкие отставки), но и даже назвали их фамилии. Так что превращение милиционеров из взяточников в мошенники может быть не последним.

Сергей Тополь.”

Опубликовано по материалам

издания “Московские факты” Эл №ФС77-38958.

www.moscowfacts.ru

СКП предъявил обвинение «авторитетному» бизнесмену Двоскину

Как пишет информационное агентство «Росбалт» (МОСКВА, 18 марта), следственное управление СКП РФ по Центральному федеральному округу предъявило обвинение скандально известному бизнесмену Евгению Двоскину. Его подозревают в мошенничестве на сумму 11,7 млрд рублей. Как сообщил «Росбалту» источник в правоохранительных органах, Двоскину инкриминируют ст. УК РФ 159 (мошенничество) и ст. 163 (вымогательство). Обвинения ему были предъявлены 17 марта вечером, после очной ставки с потерпевшим по данному делу. В качестве меры пресечения Двоскину избрана подписка о невыезде.

По версии следствия, в конце 2007 года Евгений Двоскин вместе с охранником ворвался в кабинет председателя правления банка «Интелфинанс» Михаила Завертяева, после чего банкир был зверски избит и оказался в больнице.

Пока Завертяев находился в больничной палате, были составлены «липовые» платежки от имени его банка на 11,7 млрд рублей, по которым вся огромная сумма была снята со счетов «Интелфинанса» и обналичена. Летом 2008 года по этим фактам было возбуждено уголовное дело Следственным комитетом при МВД РФ, которое потом в свое производство принял СКП РФ.

Уроженец Одессы Евгений Слускер (позже он взял фамилию матери, став Двоскиным) еще в 1990 году уехал в США. За следующее десятилетие он 15 раз задерживался полицией за различные преступления. В 1995 году Евгений Двоскин оказался в одной камере с «вором в законе» Вячеславом Иваньковым (Япончиком), который в тот момент ожидал в США суда по обвинению в вымогательстве. Выйдя на свободу, Двоскин, как установило ФБР, осуществил ряд биржевых махинаций за, что был объявлен в международный розыск. В России Евгений Двоскин является фигурантом еще одного дела – об «отмывании» более 1 млрд долларов.

Добавить комментарий

Смотрите также:

Сечин отдал «Роснефть» друзьям?

Сечин отдал «Роснефть» друзьям?

Глава «Роснефти» продал почти 20% госкомпании консорциуму Glencore, тесно связанному с околокремлевским миллиардером Геннадием Тимченко, и Qatar Investment Authority - работающей с советником Игоря Сечина – Романом Троценко.

08 Декабря, 14:11

Акции «Роснефти» «пробили» исторический максимум

Акции «Роснефти» «пробили» исторический максимум

Акции компании «Роснефть» впервые за всю историю торгов выросли до 380 рублей за одну бумагу, сообщает корреспондент The Moscow Post.

08 Декабря, 11:57

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья