Moscow-Post RSS
3 Декабря 2016

Директивное IPO

Мировой агрохимический рынок в 2010-2011 годах ожидает серьезный передел. Новое предприятие в Саудовской Аравии начнет свою работу в конце 2010 года и будет производить 3 млн. тонн диаммонийфосфата в год. Кандидаты на вылет с рынка уже известны, это прежде всего холдинг «Уралхим» - ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» (ВМУ) и Кирово-Чепецкий химический комбинат (КЧХК).

Директивное IPO

Холдинг «Уралхим» лихорадит уже больше года. Если 2008 год он заканчивал с долгами в 700 млн. долларов, то по итогам закончившегося года долги холдинга превысили 2 млрд. долларов. По итогам 2009 года прибыль холдинга не просматривается, а его менеджеры не торопятся публиковать годовую отчетность. На сайте «Уралхима» висит старый баланс – за 9 месяцев 2008 года.

Российское банковское сообщество прекрасно осведомлено о состоянии дел в компании Дмитрия Мазепина и не горит желанием выдавать «Уралхиму» какие-либо кредиты даже под высокие проценты. В этих условиях менеджеры компании взялись за «разработку» отделений западных банков, а точнее – их российских управляющих. Три западных банка, - «Citigroup», «UBS» и «Renaissance», уже работали с «Уралхимом» летом 2008 года, готовя компанию к IPO в качестве андрерайтеров. А московский «Unicredit bank» буквально на днях, в марте 2010 года, предоставил «Уралхиму» годовой кредит на 106 млн. долларов. Чем думают в австрийском банке их российские менеджеры не очень понятно. Но то, что в марте 2011 года продукция ВМУ не будет никому нужна, в агрохимической отрасли никто не сомневается. Но у российских управляющих своя логика.

«Уралхим» уже сообщил о предстоящем в мае 2010 года IPO. Но его банки – андеррайтеры ныне скромно именуют себя букраннерами и больше не берут на себя ответственность за полное размещение всей допэмиссии. Ее «Уралхим» планирует в размере 45 млн. акций. Пока уставной капитал «Уралхима» составляет 100 млн. акций номиналом 20 рублей. От увеличенного капитала «Уралхим» намерен предложить сторонним инвесторам 31 % своих акций. Но вот по какой цене – это очень большой вопрос. В начале лета 2008 года, когда о кризисе в агрохимии никто не слышал, а тонна диаммонийфосфата продавалась в 4 раза дороже обычной цены, трио андрерайтеров – ныне букраннеров оценило одну акцию в 417,09 рубля, или почти в 42 млрд. рублей за весь холдинг. Сейчас нет таких цен на удобрения, и сам холдинг, после многочисленных аварий, уже не тот, да и долгов в три раза больше, чем было. Банковские аналитики уже давно не комментируют ситуацию на «Уралхиме». Очевидно, что говорить плохое никому не хочется. А сам «Уралхим» уже озвучил, что намерен получить от IPO 600 млн. долларов. Сумма понятная, она позволит компании выдерживать план погашения задолженности до середины 2011 года. Но вот кто будет платить? А главное – за что?

Есть мощный косвенный признак, что «Уралхим» на своем IPO будет опираться не на интерес к своей компании игроков рынка, в первую очередь международных, а на внутрироссийские директивно-бюрократические механизмы. Сегодня, в отличие от лета 2008 года, «Уралхим» уже не собирается сотрудничать с Deutsche Bank Trust Company Americas (американская дочка Дойче Банка), который ведет в США программы ADR и GDR. Депозитарные расписки – это абсолютно рыночный механизм, банк – депозитарий распространяет свой продукт в розницу, среди большого числа в том числе физических лиц. И регулировать его директивно, дав некому банку указание купить столько-то GDR, сложно, а главное – дорого. Расписка – это не акция эмитента, того же «Уралхима». Это продукт, например, Дойче Банка, который сначала купил крупный пакет акций «Уралхима», задепонировал их на себя, а затем под это обеспечение сам выпустил и продал на рынке ADR или GDR у «Уралхима». Для банка – депозитария ADR это программа всегда рискованна, ведь сначала надо купить, чтобы затем продавать. А если за это время с компанией что-то произойдет (например начнет работать конкурент в Саудовской Аравии), на расписки не будет спроса, а акции подешевеют, кто будет нести убытки? На сегодня очевидно одно. Программа ADR (или GDR) закрыта, а андеррайтеры спешат превратиться в букраннеров. Значит брать на себя риски «Уралхима» никто не собирается. В такой ситуации есть только один, уже проверенный практикой, способ действия. Допустим, крупные российские банки с госучастием (ВЭБ, ВТБ, Сбербанк) получают директивное указание выкупить допэмиссию «Уралхима» на рынке и получают на эти цели дополнительные средства.

Величина желаемого Дмитрием Мазепиным уже известна, это 600 млн. долларов. И эта сумма с гарантией спасет «Уралхим» от банкротства в текущем году. Но рынок, в самом широком смысле, нельзя остановить непрозрачными процедурами привлечения средств, основанными на использовании административного ресурса. Ровно через год, в марте 2011 года, когда новое и суперэффективное производство диаммонийфосфата в Саудовской Аравии уже будет работать на полную мощность, наши отечественные банкиры будут подсчитывать убытки, ибо купленные ими в мае 2010 года акции «Уралхима» не будут стоить ничего. Но это не затронет Citigroup, UBS и Renaissance, западные банкиры свои проценты от IPO уже получили. А расплачиваться за авантюры Дм. Мазепина будет Российское государство.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья