Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

Премьерное IPO «Уралхима»

Генеральная репетиция IPO «Уралхима» прошла еще в декабре 2009 года по простой схеме «обмен долгов на акции», которая будет применена в ближайшие две недели в Лондоне.

Премьерное IPO «Уралхима»

«Уралхим» уже объявил ценовой диапазон в рамках IPO от 8,5 до 11 долларов за GDR, который будет соответствовать двум акциям. Компания намерена выручить от IPO от 545 до 706 млн. долларов и оценивает себя в 1,2 – 1,6 млрд. долларов.

А началось все с того, что в середине 2009 года Сбербанк РФ очень тихо и вежливо попросил «Уралхим» «подкачать» залоги по выданным кредитам, которые быстро обесценивались в период кризиса. «Уралхим», понимая, что со Сбербанком ссориться нельзя, предложил свою схему: общая реструктуризация всех кредитов Сбербанка со снижением процентной ставки и передача Сбербанку по сделке РЕПО 7,5 % акций ОАО «Тольяттиазот» в качестве «подкачки» залогов. Эта схема была осуществлена в октябре-ноябре 2009 года, а общая сумма реструктуризации немного не дотянула до 900 млн. долларов. Такая вот прошла «подкачка».

Здесь стоит заметить, что основная масса долга возникла в мае 2008 года (700 млн. долларов) и была израсходована на покупку убыточных «Воскресенских минудобрений» за 362 млн. долларов и упомянутых акций «Тольяттиазота» за 170 млн. долларов. Остальные средства с баланса «Уралхима» благополучно испарились уже в 2008 году. Напомним, май – июнь 2008 – это пик, высшая точка докризисных цен на удобрения. В кризис, к середине 2009 года, продукция «Уралхима» подешевеет в 3-4 раза.

Владелец «Уралхима» Дмитрий Мазепин в 2008 году скупал на сбербанковские деньги отраслевые активы, не задумываясь об их реальной стоимости и коммерческой отдаче. В конце 2008 года «Воскресенские минудобрения» остановятся в первый раз (на четыре месяца), затем будет еще одна остановка. Реальной прибыли эти активы Мазепину так и не принесут.

Но, после договора о реструктуризации, понимая, что «Уралхим» не в состоянии проплатить текущие платежи 2009 года, Сбербанк по сделке РЕПО забирает акции «Тольяттиазота» себе, оценив их (ВНИМАНИЕ!) в 185 млн. долларов. Это больше, чем заплатил Мазепин в крайне благоприятном 2008 году. В 2008 году «Тольяттиазот» работал с полной нагрузкой, продавал продукцию по высоким, докризисным ценам, а в декабре 2009 года цена на аммиак упала в 3,5 раза, и из шести аммиачных колонн на предприятии еле-еле работали всего две. И акции такого предприятия по оценке Сбербанка дорожают?

Такая сделка Сбербанка должна была вызвать пристальное внимание его акционеров, ведь банку нанесен реальный ущерб. Вместо возврата кредитных ресурсов он получил в собственность акции с неопределенной ликвидностью и нулевой доходностью. Вот именно в этом и состояла декабрьская «репетиция» IPO «Уралхима».

Уже весною 2010 года всем наблюдателям было ясно, что «Уралхим» не справится с долговой нагрузкой в 2 млрд. долларов. Новые кредиты компании продолжал давать только Сбербанк РФ, в ноябре 2009 года – 3,09 млрд. рублей и в марте 2010 года еще 2,16 млрд. рублей. Больше занять негде, признаки предбанкротного состояния компании становились все более отчетливыми. Спасти «Уралхим» может только серьезное снижение долговой нагрузки. Достичь этой цели можно с помощью IPO, применив все ту же схему обмена долгов на акции. Вот только кому нужны акции банкрота, которые не стоят ничего? Кто из нормальных инвесторов будет покупать акции кипрского оффшора, который существует менее месяца, и который формально владеет 99 % акций Объединенной химической компании ОАО «Уралкалий»?

Никто, кроме Сбербанка. За 40 % акций Uralchem Holding, Сбербанк, по уже наверняка согласованной схеме, будто бы заплатит 600 млн. долларов и станет крупным акционером «Уралхима». Ничего платить Сбербанк, конечно же, не будет. С Мазепина спишут 600 млн. долларов долгов, а на балансе в Сбербанке поставят акции некого оффшора, который существует меньше месяца. Окончательно все станет известно в начале мая, в «мертвый сезон» между праздниками. Так что у акционеров Сбербанка, если их действительно волнует судьба крупнейшего банка страны, не так много времени, чтобы предотвратить обмен денег на фантики. Ведь аппетит у Мазепина становится все больше и больше. Если акционеры стерпели операцию с акциями «Тольяттиазота», то почему бы не рискнуть, быть может и 600 миллионов стерпят?

Попутно развеем одно заблуждение, уже появившееся в деловых СМИ. О том, что-де Сбербанк ведет скупку агрохимических активов Мазепина в интересах неких инвесторов. Это утверждение может быть частично верным лишь для акций «Тольяттиазота». Два года назад Мазепин пытался «закошмарить» это предприятие, подав против него более 20 исков в Арбитраж. Но ему пришлось отступить и отозвать свои иски. Быть может этот же заказчик сейчас работает со Сбербанком.

А вот к акциям кипрского оффшора Uralchem Holding такое рассуждение вообще не применимо. В критический момент, когда кто-то захочет воспользоваться своими правами мажоритарного акционера «Уралхима», окажется пусто или на балансе Uralchem Holding, или на балансе ОХК ОАО «Уралхим».

Обе эти операции Мазепин может без проблем провернуть, не спрашивая согласия Сбербанка. И вот тогда станет окончательно ясно, что 600 млн. долларов заплачены за стопки оффшорной бумаги, разрисованной Мазепиным.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья