Moscow-Post RSS
23 Мая 2018
 

Размер имеет значение

«Особые» отношения «Уралхима» с банками остаются самой эффективной отмычкой к кредитам

Размер имеет значение

Когда в стране начинается очередная компания по наведению порядка, как правило, затрагивает она лишь мелкую рыбешку. Вот и наведение глянца на мундир Сбербанка началось с незначительных сошек. Банк старается показать всем, что теперь-то он следует правилам игры, принятым во всем банковском сообществе. А чтобы не было подозрений, что спрос только с кассиров - в последнее время на нескольких рядовых сотрудников были заведены уголовные дела - Сбербанк публично застраховал через «Ингосстах» ответственность своего главы Германа Грефа и еще шести членов правления на общую сумму 2,8 млрд. рублей. Теперь, по условиям договора, если эти лица нанесут потери-убытки акционерам, то страховка смягчит издержи тем, кто доверяет главному банку страны.

Не хочется в очередной раз говорить, что при поголовном внедрении прозрачности по взаимоотношениям с мелкими клиентами, «особое отношение» к крупному бизнесу остается тайной за семью печатями. В мире больших кредитов и больших сумм законы гравитации другие, их простым умом не понять.

Вот, к примеру, как понять бесконечное доверие менеджеров Сбербанка к химическому холдингу «Уралхим», номинальным владельцем которого является Дмитрий Мазепин? Недавно Мазепин взлетел аж на 70-е место в форбсовском списке с личным состоянием $950 миллионов. Видно, размер и вес в каких-то кругах бизнесмена имеет значение, потому что без него кредитная история «Уралхима» вызывает тревожные мысли. Год назад интернет-СМИ написали о том, как Дмитрий Мазепин, имея задолженность Сбербанку на $700 миллионов, умудряется привлекать там новые кредиты на сумму в полтора миллиарда рублей. А в отношении старых кредитов банк идет на пролонгацию на льготных условиях.

В информпространстве всплыла тогда фамилия директора Управления корпоративных клиентов Сбербанка Александра Базарова. Были даже намеки, что-то кому-то из менеджеров банка за создание такого благоприятствования «Уралхиму» подарят новенький «Порш Кайен».

Но едва ли банальной взяткой можно объяснить «особые» отношения «Уралхима» и Сберегательного банка. Будь это маленький «междусобойчик» с одним из его чиновников, сию аномалию бы пресекли в один миг. Но почему-то боятся брать «Уралхим» за бока и требовать возврата денег. Но сегодня задолженность этого холдинга лишь Сбербанку около 37 миллиардов рублей. А общая долговая нагрузка холдинга уже превысила 44 миллиарда!

В таких случаях нормальные банкиры хватаются за голову, понимая, что деньги вернуть трудно. Все активы, принадлежащие «Уралхиму» составляют не более 1,5 миллиардов долларов, к тому же 2009 год добавил еще более $100 миллионов убытка.

Но, тем не менее, никто из кредиторов не строится в очередь за взысканием долгов. А между тем, в хозяйстве Мазепина идет какая-то странная экономика. 44 миллиарда рублей взаймы взяли, а производство стагнирует, а не развивается. На предприятиях холдинга даже отказались от ежегодных капремонтов, латают лишь то, что рушится. Экологов на химпроизводства не пускают - экологи и Ростехнадзор трубят тревогу и с судебными решениями в руках пытаются пробиться на предприятия в Воскресенске, Кирово-Чепецке и Березниках. Ни кредитные средства, ни собственная прибыль предприятиям не достаются, а, наоборот, выкачивается в виде дивидендов в оффшорные управляющие компаний Мазепина.

Характерный пример: в декабре прошлого года Березниковский «Азот» заплатил ООО «УК «Уралхим» 7 миллиардов руб. дивидендов, а потом, в апреле 2010 года сам вынужден был обратиться за кредитом 2 миллиарда рублей для «финансирования текущей деятельности». Благо есть всё тот же Сбербанк, который тут же кредит и выдал!

Словом, живет «Уралхим» Мазепина по каким-то особым законам, не вяжущимся с осторожностью банкиров. Может, Дмитрий Мазепин гипнозом каким-то обладает, который заставляет финансистов того же Сбербанка рисковать крупными кредитными деньгами и обеспечивает со стороны их менеджеров полное благодеяние? Люди, которые, как говорится, «в теме», говорят, что никакого гипноза со стороны покорителя форбсовского списка на деле нет. А есть, дескать, стандартное козыряние высокими связями и знакомствами, громкими фамилиями и звучными должностями.

Передаются из уст в уста легенды, что у непотопляемого лица «всё схвачено», в том числе по одному из дел с участием крупнейшего банка в судебных инстанциях. Походя роняются фамилии лиц из президентской администрации, чуть ли не Сергея Нарышкина, поминают имя экс-председателя Российского фонда имущества Владимира Малинина, ранее уволенного с госслужбы. Словом, фейерверк имен влиятельных и к нашему герою внимательных! И выходит, что любой иск, поданный против Сбербанка и такого любимого всеми магната, является иском, страшно сказать, против Государства!

Не беремся судить об истинности таких бесед и договоренностей, но если возвращаться к «Уралхиму» и Дмитрию Мазепину, то ясней ясного: там не действуют законы, по которым Сбербанк прижучивает своих мелких люблинских воришек. А действую законы, при которых имеет значение размер – то ли чьего-то личного влияния, то ли раздутого мыльного пузыря. А весь финансовый кризис, как вы помните, родился на пузырях. И не одна страховка «Ингосстраха» Герману Грефу не явится подушкой безопасности для потерь кредитов. Да и в разных лежат они плоскостях – блеск застрахованной репутации банка-оплота и не поддающиеся здравому смыслу поблажки «Уралхиму». Но вот что интересно: обе эти, казалось бы, несовместимые стороны отлично уживаются под одной крышей… И живут под ней уже не первый год!

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика