Moscow-Post RSS
2 Декабря 2016

Убивают второй раз

В ночь с 6 на 7 марта в Подмосковном Воскресенске, на своем рабочем месте трагически погиб сотрудник ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» (холдинг «Уралхим») Роман Исаев. Роман работал помощником машиниста маневрового тепловоза в транспортном цехе ВМУ. На работу в ночную смену 6 марта его вызвали звонком из администрации предприятия.

Убивают второй раз

Ночью произошел несчастный случай – Роман Исаев попал под колеса тепловоза, получил многочисленные травмы и умер на операционном столе.

Все обстоятельства этой трагедии покрыты туманом, который усилиями руководства ВМУ со временем становится все гуще. Первое – до сих пор не ясно время трагедии. Согласно свидетельским показаниям, полученным в ходе адвокатского расследования ЧП произошло примерно в 23.45 6 марта. Часть сотрудников сходится во мнении, что происшествие случилось до полуночи. Машинист поезда, под который попал Роман, сомневается, но полагает, что было примерно 00.10 минут 7 марта. В «Акте о несчастном случае на производстве», составленном руководством ВМУ, время происшествия обозначено – 00.30 мин 7 марта. Многое могли бы прояснить сведения из журнала вызовов «Скорой помощи». Но, журнал на «Скорой» предъявлять отказались, объяснив это тем, что он уничтожен. Потом, правда, спустя пару недель, журнал обнаружился. Время вызова «Скорой помощи» на ВМУ там обозначено как 00.29 (то есть даже раньше, чем произошло ЧП по версии администрации ВМУ). Кажется, что речь идет о минутах расхождения между тем, что было на самом деле и официальной версией событий. На самом деле речь идет о жизни Романа Исаева, о том, что его жизнь можно было спасти, если бы те, кто должен был вызвать «Скорую» набрали бы на телефоне простые цифры – 03. Вместо этого должностные лица, не желая принимать на себя ответственность, дозванивались до начальства и ждали команды.

В итоге кто вызвал «Скорую помощь» - не известно до сих пор. По инструкции это должен был сделать диспетчер того цеха, в котором работал Роман. Но точно известно, что диспетчер в «Скорую» не звонил. После получение сведения о несчастном случае диспетчер предпочел сначала проинформировать руководство предприятия. Возможно, неотложку вызвал кто-то из рабочих ночной смены, а может быть и сам Роман Исаев. Он был в сознании и теоретически мог позвонить. Кстати, с его мобильного почему то пропали сведения о сделанных вызовах и поступивших звонках. Видимо, руководство ВМУ тоже не исключало возможность Романа сделать звонок в критической ситуации.

По некоторым сведениям «Скорая помощь» от 30 до 40 минут простояла перед проходной ВМУ ожидая, когда ее пропустят к пострадавшему. В итоге, «Скорую» за ворота так и не пустили, а истекающего кровью Романа на руках несли к проходной, что, безусловно, усугубило бы его положение.

Жизнь Романа Исаева спасти не удалось. Теперь родственники погибшего хотят спасти, по крайней мере, его доброе имя. Администрация ВМУ, видимо, решила «добить» семью рабочего и его доброе имя, свалив на него вину за происшествие.

По мнению руководства ВМУ, отраженном в «Акте о несчастном случае» Роман Исаев был смертельно пьян. Директорат ВМУ установил, что в крови погибшего содержался этиловый спирт в концентрации 2,5 промиле. Это бутылка водки, выпитая человеком средней комплекции. Непонятно, почему руководство ВМУ считает это обстоятельство (предположим, что оно имело место) оправданием своему бездействию. Впрочем, как бы не была удобна генеральному директору ВМУ Мураду Чапарову и владельцу комбината Дмитрию Мазепину версия о пьянстве погибшего, свидетелями она не подтверждается.

… Из Акта судебно-медицинского исследования трупа №147 от 09.03.2010 г.:

«…Исаев Роман Дмитриевич, примерно 40 лет. Доставлен в приемный покой в 01.15 час. АД 40/0. Диагноз: травматическая ампутация нижних конечностей. Шок 4-ой степени. Первичный осмотр. Агональное состояние. Доставлен врачом скорой помощи с территории хим. комбината, где был найден у железнодорожной колеи. Кожные покровы бледные. Дыхание везикулярное. Тоны сердца не прослушиваются. Пульс 40. Запаха алкоголя нет. Левая нижняя конечность на уровне верхней трети висит на кожном лоскуте, дистальная часть расможена, стопы нет. Правая нижняя конечность также разможена, с множеством ран, в просвете костные отломки. Раны не кровоточат, на вид загрязнены. Таз скелетирован и раны, идущие с бедер проникают в брюшную полость, из которой изливается кровь. Тазовые кости с множеством переломов передних и задних отделов…».

Для родственников Романа Исаева заявление руководства ВМУ о том, что Роман был пьян, стало последней каплей. Смешивая с грязью имя Романа Исаева, владельцы химкомбината убивают рабочего второй раз. Чтобы спасти честное имя Романа родственники обратились в суд с иском о компенсации морального вреда. Заявленная сумма иска – 30 млн. рублей. Понятно, что никакие деньги не могут служить компенсировать потерю сына и брата, не могут искупить его страданий. Удовлетворение своего иска родственники Романа воспримут как наказание работодателя. Равнодушие и неоказание помощи, повлекшее смерть пострадавшего, попытка очернить его имя - должно быть примерно наказано.

Из искового заявления: «Сообщение о том, что Роман мог быть пьян, стало для его родственников настоящим оскорблением его памяти. Дело в том, что ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» является предприятием повышенной опасности. Согласно требованиям законодательства, все сотрудники Цеха железнодорожного транспорта, работающие с источниками повышенной опасности (тепловозы и железнодорожные вагоны) перед допуском к работе обязаны пройти обязательную проверку на наличие алкоголя в крови. Такую проверку перед началом смены прошел и Роман Исаев. Он был абсолютно трезв и допущен к работе. Об этом имеется и соответствующая запись у работодателя. Представители предприятия, как- либо данный факт объяснять отказываются.»

Расследуя обстоятельства происшествия адвокат Константин Афанасьев особое внимание уделил опросу свидетелей, которые могли бы подтвердить или опровергнуть утверждение о том, что Роман Исаев был пьян. Согласно показаниям сотрудников предприятия, работавших в ту смену, никаких признаков употребления спиртного у Романа не было (имеется протокол опроса). То же самое подтверждает и машинист тепловоза, с которым Роман общался за несколько минут до трагедии, и врачи скорой помощи. Соответствующая запись об отсутствии признаков алкогольного опьянения есть и в карте вызова скорой помощи, которая в обязательном порядке заполняется врачами. Об отсутствии запаха алкоголя написал впоследствии и судебно медицинский эксперт.

Все это дело пахнет не алкоголем. Оно насквозь пропитано запахом страха – страха ответственности. Истерика и отказ от принятия решений, парализация воли, 40 минут панической лихорадки – что теперь делать и как все скрыть. Вот что, в конечном счете, убило Романа Исаева. И теперь руководство ВМУ мстит несчастному рабочему за свою слабость, за свой страх.

Руководство ВМУ не взяло на себя смелость даже проинформировать родственников пострадавшего о несчастном случае. В соответствии с положением Трудового Кодекса работодатель обязан незамедлительно проинформировать родственников пострадавшего о несчастном случае. Информация о случившемся была доведена до мамы Романа только в 10 утра. Что это? Пренебрежение чувствами родителей погибшего рабочего? Принципиальное отношение к рабочим как бесправным холопам?

Из искового заявления: … «Предприятие ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» является предприятием химической промышленности, осуществляет деятельность, связанную с использованием объектов повышенной опасности. К числу таких объектов относятся и железнодорожные подвижные составы.

Вместе с тем, в период выполнения потерпевшим своих должностных обязанностей, то есть в ночную смену (с 20.00ч. до 08.00ч.) дежурство в медицинских пунктах, имеющихся на территории предприятия, работодателем организовано не было. Возможность оказать хотя бы первичную медицинскую помощь для лиц, задействованных на производстве в указанный период времени, таким образом, отсутствовала.

Вместе с тем, в соответствии со ст.212 Трудового Кодекса РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. В частности, работодатель обязан обеспечить принятие мер по предотвращению аварийных ситуаций, сохранению жизни и здоровья работников при возникновении таких ситуаций, в том числе по оказанию пострадавшим первой помощи».

Податели иска полагают, что вина руководства «ВМУ» заключается

- в отсутствии организации первичной медицинской помощи сотрудникам предприятия, в том числе и погибшему Роману Исаеву, в период исполнения ими своих должностных обязанностей, связанных с источниками повышенной опасности;

- в несвоевременной организации вызова скорой медицинской помощи, в результате чего такая помощь была оказана пострадавшему со значительной временной задержкой;

- а также в несвоевременном извещении родственников погибшего о факте несчастного случая и смерти пострадавшего.

***

Роману Исаеву было 36 лет. 18 из них он проработал на Воскресенском химкомбинате – гораздо больше генерального директора Мурада Чапарова и некоторых других управленцев, которые не торопились вызвать «Скорую помощь» и не спешили отдать команду пропустить медиков за ворота проходной.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья