Moscow-Post RSS
26 Апреля 2018
 

Причины провала IPO российских компаний

«Русагро» отказалось от участия в IPO. Ранее от проведения IPO отказался другой крупный российский холдинг – «Уралхим». На низких котировках прошло IPO «Русала». Но почему же российские компании преследуют неудачи? Этим вопросом задался корреспондент The Moscow Post.

Причины провала IPO российских компаний

Накануне стало известно о том, что «Русагро» отказалась от проведения IPO. Причем за пару дней до этого она закрыла книгу заявок на IPO, и участники рынка уже приготовились к торгам. Однако, никаких сделок не последовало.

По всей видимости, виной этому стал дисконт в 15% к нижней границе цены размещения, который просили инвесторы.

При таком раскладе семья основателя «Русагро» Вадима Мошковича получила бы $245-309 млн, а сама «Русагро» после IPO стоила бы $1,07-1,35 млрд с учетом объявленного коридора в $13,5-17 за акцию.

Изначально роуд-шоу прошло хорошо, так как, по информации «Ренессанс капитал», Сбербанк, претендующий на покупку акций компании на $200 млн., стал «якорным» инвестор. Этот «якорь» мог «утянуть» за собой 65-82% от выставленного на продажу пакета в случае совершения сделки.

Однако, другие участники рынка уверяли, что Сбербанк решился на покупку не более 10% от предлагаемого пакета. Именно такой максимальный предел для одного инвестора был установлен условиями сделки. По данным организаторов IPO, Сбербанк мог вложить в акции «Русагро» от $50 млн до $75 млн.

Но, тем не менее, если у «Ренессанс капитал» были данные о покупке акций Сбербанком на $200 млн., значит, подобная возможность все-таки рассматривалась.

Эксперты считают, что Сбербанк мог отказаться от участия в IPO из-за текущих экономических показателей «Русагро», которые не внушают особо оптимизма. Впрочем, быть может, причиной отказа могла стать и завышенная цена на акции. Ведь владельцы «Русагро» за одну акцию на IPO хотели порядка $17, но, по оценкам независимых экспертов, после допэмиссии эта цена спустится до $15.

Кстати, «Русагро» и так предлагает свои акции по более дорогой цене, чем аналогичные российские компании. К примеру, по информации деловых СМИ, при размещении посередине ценового диапазона коэффициент EV/EBITDA «Русагро» в 2010 году составит 8,2, тогда как у «Разгуляя» — в районе 7.

Не пошла на пользу «Русагро» и газетная «сенсация» о том, что на самом деле в этой компании 69,9% акций стоимостью $945 млн., как выяснилось, принадлежат не основателю «Русагро» Вадиму Мошковичу, как считалось ранее, а его супруге Наталии Быковской.

Похожая история произошла и с «Уралхимом» Дмитрия Мазепина, который отказался проводить IPO на Лондонской бирже. Тогда так же говорилось о том, что главным претендентом на покупку акций был Сбербанк. Но, по всей видимости, за некоторое время до проведения торгов он отказался.

Видимо, учитывая годовой убыток этого холдинга в $104,2 млн., покупать подобный актив Сбербанку просто расхотелось. Да, и, к тому же, судебные разбирательства «Уралхима» и обвинения экологов в том, что холдинг загрязняет окружающую среду свои производством, отнюдь, не пошли на пользу IPO.

С немного похожими «имидживыми» проблемами столкнулся и Rusal Олега Дерипаски, IPO которого прошло на низких котировках.

Ведь последние скандалы, связанные с расследованием в Испании дела о деятельности «Измайловской ОПГ» и работы БЦБК, загрязняющего Байкал, серьезно подмочили Дерипаски репутацию.

Так же потенциальных инвесторов отпугнула «долговая нагрузка» «Русала», которая по данным за февраль составила 12,9 млрд долларов. и его бесконечные судебные «войны» с «Альфа-банком».

Впрочем, репутация оказалась подмочена не только у Дерипаски. Господин Мазепин – не лучше. Взять хотя бы последний скандал с гибелью рабочего на заводе «Воскресенские Минеральные Удобрения», принадлежащем «Уралхиму». Тогда родственники покойного обвинили менеджмент предприятия в смерти сотрудника. Несомненно, что часть ответственности за эту трагедии лежит и на господине Мазепине, как на главе «Уралхима».

Похоже, что большинство «одиозных» российских компаний совершают перед IPO одни и те же ошибки: идут на торги с подмоченной репутацией и плохими финансовыми показателями.

Быть может, все нужно делать по-иному и проводить IPO, находясь на подъеме, и с «чистой совестью».

Но наши коммерсанты откровенно жадничают и проводят IPO лишь в кризисные моменты. Сомнительно, что подобная тактика может принести успех. Как говорится, «скупой платит дважды»…

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика