Moscow-Post RSS
3 Декабря 2016

«Уралхим» в «водовороте» долгов

В последнее время в Интернете активно распространяется информация о том, что «Уралхим» собирается привлечь дебютный синдицированный кредит и разместить облигации на 16 млрд. рублей. С учетом слухов о возможном банкротстве этого холдинга, эксперты сомневаются в успешности привлечения новых кредитов для «Уралхима». Уж не блефует ли опять владелец этого холдинга Дмитрий Мазепин, спасая свою структуру от скорого банкротства?

«Уралхим» в «водовороте» долгов

В последнее время деятельность холдинга «Уралхим» заставляет экспертов сомневаться в его финансовом благополучии. К примеру, еще недавно «Уралхим» буквально «трубил» о своих грядущих успехах на IPO в Лондоне, но оно с треском провалилось. Успехи при строительстве терминала «Уралхима» во французском городе Дьепп тоже оказались весьма сомнительными после протеста местных экологов. А обращение к премьер-министру Владимиру Путину 1057 жителей подмосковного Воскресенска с просьбой защитить экологию их города от деятельности ОАО «Воскресенские минеральные удобрения», входящего в «Уралхим», окончательно подорвало доверие к господину Мазепину и его структурам. Причем кризис доверия к этому холдингу совпал со слухами о скором банкротстве самого «Уралхима».

На фоне этого в Интернете неожиданно появилась информация о том, что «Уралхим» «рассматривает возможность привлечения дебютного синдицированного кредита и 8-лентих рублевых облигаций на 16 млрд. руб. для частичного рефинансирования долга компании»

Причем, данное сообщение со ссылкой на неназванного представителя «Уралхима» появилось не на официальном сайте компании, а на других IT-ресурсах. Вероятно, что этот очередной «информационный вброс» нужен «Уралхиму» для того, чтобы как можно лучше разместить в скором времени свои облигации. Нечто вроде этого «Уралхим», как известно, уже практиковал перед IPO на Лондонской бирже. Но хвалебные статьи и прочая PR-кампания этому холдингу, впрочем, так и не помогли.

В случае с облигациями дело обстоит даже сложнее, чем с акциями, ведь обязательства компании должны быть хоть чем-то обеспечены перед ее кредиторами. Но о каком обеспечении может идти речь в случае с «Уралхимом», если этот холдинг до сих пор не может расплатиться с такими влиятельными госбанками, как ВТБ и Сбербанк?

Если верить публикациям в прессе, то реальная сумма долгов «Уралхима», без пеней и пересчитанных в сторону увеличения процентных ставок, колеблется в диапазоне от 1,4 до 2 млрд. рублей. Причем, в 2009 году чистый убыток «Уралхима» составил $104,2 млн. Это даже больше, чем чистая прибыль «Уралхима» в размере $76,2 млн., полученная в 2008 году, который эксперты считают наиболее успешном для агрохимической отрасли.

С учетом того, что совокупный долг «Уралхима» составляет больше, чем выручка компании за прошлый год, эксперты сомневаются, что холдинг Дмитрия Мазепина вообще сможет расплатиться по своим обязательствам. Больше всего «Уралхим», как известно, должен «Сбербанку». На этот влиятельный государственный банк приходится свыше 75% общей задолженности «Уралхима». Причем, не очень ясно, каким образом «Сбербанк» одолжил холдингу Дмитрия Мазепина денег больше, чем стоили активы самого должника, обеспечивающие займы. Ведь при кредите «Сбербанка» в размере 36 млрд. рублей, заложенные активы «Уралхима» оценивались всего в 7 млрд. рублей. И с чего спрашивается у «Сбера» взялась такая щедрость?

Одной из версий этого является так называемая «двойная схема» обеспечения, когда стоимость одного и того же актива оценивается дважды.

В начале 2008 года, когда «Уралхим» взял кредит у «Сбербанка» на $700 млн., холдинг оставил в залог банку 92,57% акций ОАО «Азот» (г. Березники Пермского края), 62,38% акций ОАО «Кирово-Чепецкий химкомбинат» и 100% акций ЗАО «ЗМУ КЧХК» (завод минеральных удобрений химкомбината). Причем, в составе холдинга есть и ООО «Завод полимеров КЧХК». Это предприятие и ЗАО «ЗМУ КЧХК» являются структурами, занимающимися реальным производством, в то время, как ОАО «Кирово-Чепецкий химкомбинат» представляет собой некую холдинговую структуру, которая не ведёт хозяйственной деятельности, но владеет акциями завода удобрений и завода полимеров. По всей видимости, «Уралхим» просто заложил двойной пакет акций на одно и то же имущество - сначала как 100% ЗАО «ЗМУ КЧХК», а затем как 62,38% ОАО «Кирово-Чепецкий химкомбинат». Куда при этом глядели специалисты Сбербанка, одобрившие выдачу кредита «Уралхиму», сказать сложно. Неужели, они «почему-то» намеренно «не заметили» применения «двойной схемы»?

Подобные неясности существуют и при погашении долга «Уралхимом», ну или при том процессе, который за это «погашение» пытаются выдать пиарщики господина Мазепина. Все дело в том, что холдинг не столько пытается рассчитаться по своим догам, сколько «обогатить» своих и без того небедных владельцев. Так по итогам 2008 года «Кирово-Чепецкий химический комбинат» выплатил своему единственному акционеру «Уралхиму» дивидендов на сумму 5,4 млрд. рублей. В 2009 году выплаты дивидендов продолжились, но для финансирования текущей деятельности «Завода минеральных удобрений Кирово-Чепецкого химического комбината» был привлечен очередной кредит «Сбербанка» в размере 1 млрд. рублей. Таким образом, «Уралхим» не возвращает свои долги, а, скорее старается, как можно больше их набрать, а прибыль от своих предприятий пустить не на погашение задолженности, а себе в карман.

Подобная ситуация произошла и с другим крупным предприятием, входящим в «Уралхим» - пермским «Азотом». ОАО «Азот» так же исправно выплачивало дивиденды холдингу Дмитрия Мазепина, а для финансирования своей текущей деятельности руководство «Азота» заключило генеральное соглашение со Сбербанком России об открытии возобновляемой рамочной кредитной линии с лимитом в размере 2,12 млрд. рублей.

К сожалению, «кредитной поддержки», не смотря на все усилия «Уралхима», все равно не хватает на обеспечение работоспособности всех предприятий холдинга. К примеру, тоже ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» (ВМУ) вообще оказалось на грани остановки всей своей производственной работы. С того момента, как ВМУ перешло под контроль «Уралхима», с предприятия было уволено около 2 000 сотрудников, а зарплата на заводе упала на 30-50%. Интересно, а куда это уходят заемные деньги «Уралхима» - на развитие производства или же в карман к Дмитрию Мазепину, чье личное состояние уже доросло до $800 млн.? Но почему же в таком случае господин Мазепин не стремится пускать личные капиталы на погашение задолженности своего холдинга? Очевидно, он предпочитает брать новые кредиты, чтобы гасить (хотя бы отчасти) старые.

Эта тема активно обсуждалась, когда у «Уралхима» возникла проблема погашения процентов за 2009 год по кредиту на $700 млн. перед Сбербанком РФ. Тогда менеджеры «Уралхима» принялись обивать пороги Внешторгбанка (ВТБ), дабы получить кредит на 10 млрд. рублей и расплатиться им со «Сбером». Отдача одних кредитов за счет других, по мнению экспертов, ставит под сомнение финансовую порядочность руководства «Уралхима».

Вот и сейчас, когда в прессе появилась информация о намерении «Уралхима» осуществить «привлечение синдицированного кредита и 8-лентих рублевых облигаций на 16 млрд. рублей для частичного рефинансирования долга компании», возникает вопрос, насколько реальны могут быть подобные планы холдинга, который уже довольно близок к банкротству.

Да и кто из потенциальных кредиторов будет доверять холдингу, который в качестве обеспечения займа использует двойное закладывание одних и тех же активов, а так же погашение одних кредитов другими. Более того, из-за подобных «серых залоговых схем» создается такое впечатление, что весь имущественный комплекс структур «Уралхима» заложен уже дважды или трижды. Случай с «двойным залогом» активов Кирово-Чепецкого химического комбината лишь подтверждает эту догадку. Неужели, теперь «Уралхим» станет закладывать разным банкам сначала акции предприятий, а затем и их имущество - цеха и оборудование? Если, разумеется, этого еще не произошло…

Причем, по мнению экспертов, у «Уралхима» итак уже заложена большая часть своих активов. С учетом этого весьма сомнительно, что структура Дмитрия Мазепина сможет оставаться на плаву еще длительное время. Тем более что изначально холдинг должен был погасить в 2009 году $534 млн. Конечно, его банкротство пока удалось оттянуть благодаря тому, что «Уралхим» уговорил банки сократить выплаты по кредитам на $333 млн. и перенести их на 2010-2012 годы. С переносом сроков уже согласились Юникредит банк, Райффайзенбанк и Сбербанк России. Продление сроков возврата долгов для «Уралхима» чем-то напоминает «искусственное дыхание», но поможет ли эта мера «неизлечимому больному»? Ведь подобная пролонгация стала возможной, лишь благодаря росту процентной ставки. Так что сумма долга с учетом увеличившихся процентов уже перевалила за $2 млрд. долларов и составила, по разным оценкам, от $2,2 до $2,5 млрд. Причем, в этом году «Уралхим» должен отдать порядка $0,5 - $0,6 млрд. Но сможет ли он это сделать с учетом непосильной долговой нагрузки и больших убытков? Похоже, что после срыва IPO в Лондоне, в результате которого холдинг Дмитрия Мазепина планировал привлечь $496-642 млн., надежда на возврат долгов «Уралхима» растаяла прямо на глазах.

Разумеется, что представители Дмитрия Мазепина пытаются выставить его холдинг в «лучшем свете», говоря об улучшении показателей и своих планах на будущее. К примеру, сотрудники «Уралхима» уверяют, что этот холдинг планирует в 2010 году увеличить объем производства минеральных удобрений на 2,3%. Весьма сомнительно, что холдинг сможет найти для этого средства, так как вскоре ему предстоит расплачиваться по довольно крупным долгам.

Да и экономические показатели «Уралхима» не внушают доверия, ведь по данным на конец прошлого года, общий долг «Уралхима» в 1,5 раза был больше годовой выручки за тот же год, при этом короткий долг составлял 533,6 млн. долларов, а дефицит оборотного капитала достиг 295,7 млн. К счастью для Дмитрия Мазепина, в этот раз от банкротства его холдинг смогла спасти лишь отсрочка по выплате $333 млн. Но вскоре у «Уралхима» окончательно закончатся деньги, и что тогда? Банкротство…

В связи с этим кажется, что размещение 8-лентих рублевых облигаций на 16 млрд. рублей является последней «спасительной соломинкой», за которую пытается удержаться Дмитрий Мазепин. Жаль, что эти облигации, по всей видимости, уже не чем будет обеспечивать. Более того, не исключено, что деньги от нового займа нужны Мазепину для привычного покрытия уже существующих долгов.

Эксперты утверждают, что этот «последний шанс» для Дмитрия Мазепина сможет оттянуть, но не предотвратить момент фактического банкротства его холдинга. Впрочем, только ли он контролирует «Уралхим»? Ведь, по словам самого Мазепина, 7% холдинга находится у «лица, которое помогало финансировать создание группы». Имя таинственного совладельца «Уралхима» Мазепин так и не назвал, сообщив лишь о том, что он (совладелец – прим.ред.) является «одним очень известным банкиром».

Но вряд ли даже этот «влиятельный друг» сможет вытащить «Уралхим» из той «финансовой дыры», в которой он сейчас оказался. Ведь долги холдинга, по мнению аналитиков, слишком велики.

А раз так, то вполне вероятно, что господин Мазепин, понимая неотвратимость банкротства «Уралхима», поспешит вывести из него последние активы и поскорее перебраться с ними в Европу, тем более, что недавно он уже открыл официальное представительство своего холдинга в Риге. А кредиторам вместо денег достанется лишь разоренный «Уралхим», чьи структуры, по всей видимости, уже заложены по несколько раз. Не исключено, что банкам вскоре чуть ли не в судебном порядке придется выяснять, кому и сколько должен «Уралхим»…

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья