Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

Наш человек в «законе»

Кто и как провоцирует пикалёвские бунты?

Наш человек в «законе»

Бокситогорский район на восточной окраине Ленинградской области - место особое, известное своими промышленными моногородами, детищами сталинских пятилеток. Ровно год назад здесь на всю страну прославилось Пикалёво. А ведь нечто подобное могло случиться в самом райцентре - Бокситогорске. Но тогда Олег Дерипаска точно знал бы, на кого перевести стрелу премьерского гнева.

Кто первый начал?

В этом райцентре, как и в Пикалево, градообразующим предприятием также является глинозёмный завод, который вместе со своим пикалёвским «собратом» входит ныне в состав холдинга РУСАЛ. Каким же образом «Бокситогорский глинозём» попал в бизнес-империю придворного олигарха Дерипаски? Благодаря кому?

Страна вправе знать о «белых пятнах» своей новейшей истории, в том числе экономической. Было бы несправедливо иметь на слуху лишь имена магнатов, оставляя в тени тех, кто им помогал сделаться таковыми. Выполняя самую грязную, аферистскую часть работы. И разделяя полную ответственность за катастрофические социальные последствия, грозно прорывающиеся то в Пикалёво, то в Междуреченске… Далее – где?

«Бокситоргорско-пикалёвское чудо» имеет двух вполне конкретных крёстных отцов. Респектабельных московских, скажем так, бизнесменов, зовут Андрей Пашковский и Георгий Копыленко. «Сладкая парочка» топ-менеджеров шагает по жизни вместе уже много лет. Их ремесло – «разруливание» мутных многозвеньевых схем с банкротствами, принудительными слияниями, «недружественными поглощениями» и всем, что сопровождает такого рода процессы.

О тех, кто выжил в «лихие»

Господин Пашковский родился в 1968 году и потому успел побывать товарищем. За плечами у него служба в ВМФ СССР, командование отделением технических средств боевых информационных постов. Хотя комсомольская молодость нашего героя пришлась на памятную пору перестройки и гласности, он успел почислиться в членах КПСС и даже окончить партшколу. Кроме партучёбы и флотской службы, в послужном списке Андрея Владиславовича диплом Института управления бизнеса и права (ИУБиП) при Международной Академии наук. Дипломная специальность - «экономист, организация производства».

В 1994 году Андрей Пашковский занял директорскую должность в Товариществе с ограниченной ответственностью «Скард». Ограниченная ответственность этих товарищей заключалась в поставках стройматериалов для московских домостроительных комбинатов ДСК-1 и ДСК-2. Характерно, что название должности Пашковского полностью формулировалось как «директор по особым вопросам». Чтобы выделиться в нечто «особое» в московском строительном бизнесе середины 1990-х, требовалось быть человеком действительно особенным.

Не приходится удивляться, что в тот же год ИУБиПовец прочно попал в сводную базу будущего УБОПа, в то время называвшегося ещё РУОПом. По некоторым данным, в те смутные времена он завязал довольно тесные отношения с двумя известными в столице криминальными группировками, не гнушаясь самолично объезжать ларьки. Впрочем, по тем же компетентным данным, эти отношения в перспективе не заладились: боссы московской братвы ныне плюются при упоминании этого имени. Однако – дальше плевков не заходят.

Сдержанность суровых бандитов 90-х более чем объяснима. Помимо бизнеса, Андрей Пашковский заметен теперь в общественной деятельности, которую предпочитает развивать в недвусмысленных направлениях: заместитель председателя правления Ассоциации юристов России, председатель «Общенационального правозащитного союза «Человек и закон», член Общественных советов при МВД и ФСБ РФ. И, наконец, генеральный директор журнала «Человек и закон», издания министерства юстиции, которое в будущем году отметит сорокалетие. Если проще и конкретнее: «…Пашковский А.В. неоднократно заявлял о своих близких контактах с руководителями ГУВД Московской области, ДЭБ и Следственного комитета…» - говорится в одном заявлении, с августа прошлого года находящемся на рассмотрении Генеральной прокуратуры РФ и УФСБ по Москве и Московской области.

Перечень «по-зелёному»

В вышеуказанном заявлении Андрей Пашковский и Георгий Копыленко названы организаторами рейдерского захвата имущества подмосковной «РИГрупп» при помощи структуры с названием «ОРСИ». С этими именами, однако, связано немало типологически сходных названий – «Независимые инвестиции», «Столица», «ДИСА-Инвест»… Все они связаны общим знаменателем деятельности: рейдерские захваты посредством корпоративных афер – т.н. «гринмэйла».

На предприятии, которое избрали объектом захвата, приобретается миноритарный пакет акций. Затем владельцам основного пакета акций предлагается выкупить малый пакет за несообразную, огромную цену. Поскольку такие предложения закономерно наталкиваются на отказ, проводится серия мероприятий по прямому захвату активов – беспрестанные инициирования внеочередных собраний акционеров, фиксация мельчайших процедурных нарушений, оспаривание итогов, обращения в суды отлично подготовленных и проплаченных юридических команд, формирование нового руководства компании, силовой заход на предприятие…

Потом следуют «расфасовка» активов и цепочка продаж и перепродаж. Даже если со временем удастся восстановить справедливость по суду, законным владельцам останутся лишь неликвиды.

Белокаликвинское металлургическое производственное объединение, московские Хладокомбинат № 7 и завод «Фили-кровля», ОАО «Мосметаллоконстркуция», строительный холдинг СПК «Развитие» и НПО «Авиатехнология», Кулебакский металлургический завод в Нижегородской области, Воронежский аэропорт, Вяземское карьероуправление, Волгоградский алюминиевый завод – далеко неполный список объектов рейдерских атак, в которых замечен рейд-тандем Пашковского-Копыленко. Всюду вносились заманчивые коммерческие проекты либо предлагались услуги по компетентному юридическому сопровождению – и всюду дело заканчивалось подделкой документации, попыткой зачистить топ-менеджмент, скандальными судебными процессами.

Векселя под Вексельберга

С 2004 года Пашковский вышел на новый этап, возглавив ряд проектов крупнейшей российской управляющей компании – ЗАО «Ренова», принадлежащей Виктору Вексельбергу и притягивающейся к заокеанскому «оффшору» на далеких Багамских островах.

Взор господина Вексельберга обратился на санитаров экономики Пашковского и Копыленко аккурат в тот самый момент, когда его длань протянулась к ОАО «Бокситогорский глинозем». По известным олигарху причинам, Сибирско-Уральскую алюминиевую компанию (СУАЛ) срочно потребовалось прирастить плохо оснащённым комбинатом, использующим производственные мощности 50-летней давности.

Единственное преимущество предприятия состояло в том, что оно не принадлежало ни одной мегаструктуре (проще говоря — плохо лежало). Были у руководства комбината некие проекты переоснащения, перепрофилирования с расширением и выходом на международный рынок, но все они так и остались проектами. У СУАЛа были свои планы.

Могучий Виктор Феликсович не считал нужным размениваться на мелкие интриги. В ход была сразу пущена тяжёлая артиллерия. Комбинату самым примитивным образом перекрыли доступ к сырью. Так в своё время поступили с челябинским «Абразивом», так почти без боя сдался Юргинский абразивный завод. Но в Бокситогорске поначалу вышла осечка.

Сначала всё шло по плану - в 2002 году, как и в предыдущих случаях, Средне-Тиманское месторождение бокситов, входящее в холдинг Вексельберга, прекратило поставки для «Бокситогорского глинозёма». Производство было на грани остановки, но менеджменту удалось найти другого поставщика и даже получить решение суда о взыскании неустойки с недобросовестного смежника. Правда, получить её так и не удалось, поскольку поставщик от Вексельберга - торговая структура СУАЛа ООО «Элкон-Сервис» - мгновенно исчезла вместе со всем своим имуществом.

Но эта первая неудача лишь раззадорила Виктора Феликсовича. И тогда на сцене возникла малоизвестная управляющая компания «ДИСА-инвест» с ее бессменным руководителем Георгием Копыленко, который сдружился с куратором проекта от «Реновы» Андреем Пашковским. Им двоим выпала честь завершить неудачно начатый захват.

Летом 2003 года «ДИСА-инвест» появилась на комбинате с предложением продать акции. Причём скупку проводили, располагая подробным реестром акционеров ОАО «Бокситогорский глинозем». Что само по себе удивительно, поскольку реестр владельцев акций предоставляется только по запросу акционера, имеющего более чем 1-процентный пакет. Кроме того, личные данные акционеров могут быть сообщены только с их согласия.

Наверное, не требует объяснения, что, начиная скупку, управляющая компания не являлась владельцем акций и не запрашивала согласия нескольких тысяч акционеров на раскрытие сведений о себе. Вообще говоря, за не очень большие деньги несложно приобрести реестры акционеров. Что и стоит первым пунктом в классической схеме захвата предприятий.

Но и эта классика дала сбой на «Бокситогорском глинозёме». И рейдеры, выполняющие заказы вексельберговской «Реновы», перешли к иной тактике. Буквально через два месяца после провала операции по скупке миноритарный акционер «Надвоицкого алюминиевого завода», являющегося, естественно, акционером СУАЛа подал иск о признании недействительными сделок купли-продажи акций, совершенных в 1998-2000 годах. Первоуральский городской суд - именно там рассматривался иск - почему-то не обратил внимания на то, что истец Пирогова Н.П. приобрела акции только в 2003 году, когда ее права ни коим образом нарушены быть не могли. А также на то, что подобные иски может рассматривать только Арбитражный суд.

Спустя ещё два месяца другой миноритарный акционер в Арбитражном суде Карелии потребовал списать свои акции со счета номинального держателя, и перевести их на счет ОАО СУАЛ. Требование было отклонено, но через месяц комбинат получил постановление Первоуральского городского суда по иску очередного миноритария, согласно которому сделки по продаже акций «Бокситогорского глинозёма» в 1998-2000 годах были признаны недействительными. Как и следовало ожидать, акции были списаны на счёт СУАЛа.

Так продолжалось до конца 2003-го. В Арбитражные суды Петрозаводска, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, снова Первоуральска подавались иски миноритарных акционеров Пироговой Н.П., Мунчак Ж.Б. (Жанна Мунчак в том момент работала по совместительству в юридических службах «Реновы» и «ДИСА-инвест») и ряда других в разных регионах страны. Работа «Бокситогорского глинозёма» превратилась в непрерывную судебную тяжбу, приём различных комиссий и ответы на запросы различных инстанций.

А в это время списанные по судебным решениям акции благополучно переходили в руки «добросовестных приобретателей», то есть в структуры, подконтрольные «ДИСА-Инвест». Поскольку даже отмена незаконного решения не может вернуть эти акции законным владельцам - в российской судебной практике не принято изымать оспариваемые акции. Вскоре они должны были поступить в распоряжении «Реновы», но в последний момент их перехватил «Русский алюминий» Олега Дерипаски, главный алюминиевый конкурент Вексельберга. Для Вексельберга это оказалось неприятным сюрпризом, и Пашковскому пришлось покинуть «Ренову».

Рейд и развитие

Эффективная работа, проведённая под Вексельберга, несомненно, оказалась мощной рекомендацией для Дерипаски. Хозяева меняются, исполнители остаются. Остаются в их руках и технологии рейдерских афер. После «Бокситогорского глинозема» взялись за крупнейший строительный холдинг Москвы – СПК «Развитие».

История со штурмом офиса СПК «Развитие» в Гранатном переулке рейдерами в июне 2005 года наделала в свое время много шума, но довольно быстро улеглась, и никто из его участников не понес какого-либо серьезного наказания. И вспоминать ее не хотят ни бывшие собственники и топ-менеджеры СПК «Развитие», ни, тем более, его новые владельцы – «Базовый элемент» Дерипаски, которому Пашковский с Копыленко сбыли захваченные активы.

Сейчас компаньоны Копыленко и Пашковский, соответственно гендиректор и замдиректора ЗАО «Столица», пришедшего на смену ЗАО «ДИСА-инвест», занимаются реструктуризацией долгов дочерних предприятий Московской области и ее крупнейшего девелопера «РИГрупп». Андрей Пашковский, как гендиректор площадки по торговле долгами девеловеров «ОРСИ-групп», осуществляет личное руководство. Поэтому, если вскоре недостроенные объекты строительства Московской области окажутся в руках «Главстроя» (строительного холдинга «Базового элемента», созданного на базе СПК «Развитие»), ничего удивительного в этом не будет.

Добавить комментарий

Смотрите также:

Сечин доложил о завершении приватизации акций «Роснефти»

Сечин доложил о завершении приватизации акций «Роснефти»

Глава «Роснефти» Игорь Сечин доложил президенту России Владимиру Путину о завершении сделки по приватизации 19,5% акций компании, сообщает корреспондент The Moscow Post.

07 Декабря, 21:40

Скворцова: извините, но коррупцию не искоренить

Скворцова: извините, но коррупцию не искоренить

В Министерстве здравоохранения считают, что коррупция в медицине неискоренима, передаёт корреспондент The Moscow Post.

07 Декабря, 14:57

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья