Moscow-Post RSS
3 Декабря 2016

Вайншток и его гаранты

Залогом спокойствия экс-президента «Транснефти» остается его бывший зам Юрий Лисин

Вайншток и его гаранты

В последние месяцы персона Семена Вайнштока, казалось, покинувшего большую сцену российской экономики и политики, неожиданно вернулась на страницы СМИ. В частноcти, авторитетный деловой ресурс Slon.ru причислил экс-президента «Транснефти» к «группе товарищей», которые вывели в люди занявшего на прошлой неделе пост мэра Москвы Сергея Собянина, и на поддержку которых он наверняка сможет опереться в своей новой работе. Поддержка, надо сказать, сомнительная, поскольку не так давно повод вспомнить о былых деяниях Вайнштока и его верного партнера по «Транснефти» Юрия Лисина дал председатель Счетной Палаты Сергей Степашин.

Напомним, в марте на пленарном заседании Госдумы Степашин озвучил результаты проверки расходования бюджетных средств на строительстве трубопроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ТС ВСТО). Из этих данных следовало, что во времена правления Вайнштока, он и его команда «надули» государство более чем на 3 миллиарда долларов. Масштаб хищений недетский, однако официальной реакции Генпрокуратуры до сих пор нет. Как полагают наблюдатели, связано это с тем, что столь громкое уголовное дело невозможно ограничить одним подозреваемым: скамью с Вайнштоком должен разделить, как минимум, вице-президент «Транснефти» Юрий Лисин, в зону ответственности которого входило и входит как раз строительство трубопроводов.

Можно предположить, что нежелание правоохранительных органов давать ход расследованию злоупотреблений, имевших место в 2005-2008 годах, обусловлено успехами нынешнего руководства «Транснефти». По итогам первого квартала 2010 г. компания отчиталась перед правительством об экономии средств в размере 25 млрд. рублей, которая была достигнута за последние два года. Эта сумма частично покрывает убытки государства, понесенные им во времена хозяйствования Вайнштока. Однако нарушения, вскрытые аудиторами Счетной Палаты, не снимают персональной ответственности с бывших топ-менеджеров «Транснефти». Пикантность же ситуации придает тот факт, что, как минимум, один из них – вице-президент Юрий Лисин – исправно продолжает нести службу в компании и курировать строительство ТС ВСТО и всех остальных строек.

Г-на Лисина в «Транснефти» за глаза называют «наш Косыгин», имея в виду управленческое долголетие вице-президента. Подобно легендарному члену политбюро ЦК КПСС, пережившему трех генсеков, Юрий Лисин занял высокий пост в компании еще в 1997 году, до Вайнштока, после чего пережил с ним 9 лет «смутного времени, и теперь вот рапортует об успехах нефтетранспортной монополии.

Между тем, время Вайнштока, как полагают аудиторы Счетной Палаты, было для Лисина не таким уж смутным. Во всяком случае, ни одна из «подрядных хитростей», практиковавшихся в то время, не могла осуществиться без его ведома. При привлечении подрядчиков на выполнение проектных и строительно-монтажных работ в рамках строительства ТС ВСТО, «Транснефть» заключила, как выяснилось, 83 договора на общую сумму около 80 млрд. рублей без проведения каких-либо конкурсов. Кроме того, в довольно узкий круг генподрядчиков, занявших вершину подрядно-субподрядной пирамиды, странным образом вошли компании, не имеющие даже сотой доли ресурсов, необходимых для выполнения работ, возложенных на них миллиардными контрактами. Счетная Палата сделала из этого вывод, что «приближенные ко двору» генподрядчики попросту занимались «распилом» бюджетных средств, дробя контракты и передавая их сотням субподрядных организаций, разумеется, с неплохой маржой.

Свои догадки аудиторы подкрепили некоторыми весьма показательными наблюдениями. Например, генеральный подряд на проведение проектно-изыскательских работ (ПИР) стоимостью свыше 10 млрд. рублей «Транснефть» передала ОАО «ВНИИСТ». При этом в договоре не была никак оговорена возможность применения предусмотренных нормативами понижающих коэффициентов – от 0,3 до 0,7 при использовании в проекте типовых решений, а также импортного оборудования, - все оплачивалось «по полной». Зато привлеченные впоследствии субподрядчики подписывали договора со всеми мыслимыми коэффициентами и выполняли работы по ценам от 13 до 96 процентов ниже стоимости аналогичных работ, прописанной в контракте у генподрядчика. Аудиторы подсчитали, что, например, по пусковому комплексу разница в стоимости ПИР у ОАО «ВНИИСТ» и субподрядчика ОАО «Гипротрубопровод» составила 2 млрд. 117 млн. 600 тысяч рублей в пользу, как нетрудно догадаться, генподрядчика.

Дальше – больше. Далеко не все отобранные по непонятному (для несведущих) принципу генподрядчики оказались способны «переварить» гигантские суммы контрактов. В частности, нынешнее руководство «Транснефти» до сих пор судится с ЗАО «Краснодарстройтрансгаз», пытаясь вернуть почти 6 млрд. рублей из уплаченного этому генподрядчику аванса. Эта компания (зарегистрированная, кстати, в оффшорной зона – на Кипре) из полученных авансом 7,2 млрд. руб. сумела освоить только 1,36 млрд. и фактически прекратила работы, что привело к досрочному расторжению контракта. В собственности ЗАО «Краснодарстройтрансгаз» остались также материалы и оборудование на сумму без малого 30 миллиардов рублей, переданные генподрядчику в рамках контракта, но так и не использованные, и не возвращенные.

Откуда же брались подобные партнеры? Кто и на каких основаниях принимал решения о сотрудничестве с ними? Вопросы, можно сказать, интимные, поскольку ответить на них можно, лишь изучив запутанные дружеские и родственные связи, как Семена Вайнштока, так и Юрия Лисина.

Например, упомянутые ОАО «ВНИИСТ» и ЗАО «Краснодарстройтрансгаз» были тесно связаны с известной брокерской конторой «ВЭО-Открытие», позднее разросшейся до финансовой корпорации «Открытие». Эту контору учредила компания «Алюсил Эстаблишмент» из Лихтенштейна (опять оффшоры!), а представительство «Алюсила» в России возглавлял… зять Семена Вайнштока Борис Локшин.

Схожие принципы отбора генподрядчиков на строительстве ТС ВСТО использовал, судя по всему, и Юрий Лисин. Иначе трудно объяснить тот факт, что, например, пролоббированный им контракт на производство шиберных задвижек для трубопроводов получил Усть -Каменогорский арматурный завод. Для специалистов отрасли не секрет, что оговоренные в контракте объемы производства задвижек для ТС ВСТО превышают производственные мощности этого завода в разы. Равно как не секрет и то, что у г-на Лисина с данным предприятием связан определенный этап биографии. А значит, задвижки все-таки были сделаны, но не УКАЗом, а, опять же, субподрядчиками, цены которым диктовал назначенный Лисиным доверенный посредник.

По аналогичной схеме, и снова при содействии Лисина, были выстроены производственные отношения с ООО «Торговый Дом «Пензатяжпромарматура». Этот генподрядчик поставлял на ТС ВСТО тип запорной арматуры, которую его материнское предприятие ОАО «Пензатяжпромарматура» не производит. А значит – снова передача субдоговоров, с выгодой для всех вышестоящих участников процесса. В современном русском языке подобные «строительные» технологии как нельзя лучше характеризует слово «распил».

В детали лисинских контрактов были посвящены очень немногие: Юрий Лисин никогда не терпел конкурентов конкурентов внутри компании на своей «поляне», а от лишних свидетелей настойчиво избавлялся. Его стараниями «Транснефть» лишилась многих действительно эффективных и прогрессивных менеджеров. Например, как говорят сотрудники «Транснефти», именно в результате травли со стороны Лисина компанию был вынужден покинуть Марат Сейфутдинов – вице-президент, отвечавший за капитальное строительство. Сейчас Сейфутдинов занимает аналогичную позицию в ТНК-ВР.

Понятно, что, если бы дело не касалось столь крупной корпорации, имеющей прямой доступ к бюджетным средствам, и столь крупного проекта, получившего статус стройки государственного значения, - претензии Генпрокуратуры к Вайнштоку давно обрели бы видимую форму. И, думается, нынешний статус Вайнштока – пусть по-прежнему состоятельного, но официально безработного, - не особо смущает следователей. Но одно дело – возбудить уголовное расследование в отношении проживающего в Лондоне пенсионера, и сосем другое – привлечь к ответственности действующего вице-президента «Транснефти». Так что в этом смысле Лисин пока выступает своего рода гарантом спокойствия Вайнштока и, как говорят, не только гарантом. Известно, что Лисин продолжает активно общаться со своим бывшим начальником, встречается с ним во время редких визитов Вайнштока в Москву и, как нетрудно догадаться, старательно информирует экс-президента «Транснефти» обо всем, что происходит в компании и вокруг нее.

Говорят также, что у Вайнштока сохранились доверительные отношения с нынешним премьером Владимиром Путиным, а это, как мы понимаем, может служить сегодня индульгенцией для любого чиновника, и даже олигарха. Но тот факт, что Сергею Степашину было дозволено озвучить результаты аудиторской проверки «Транснефти» времен Вайнштока с высокой трибуны Государственной Думы, означает многое. В частности, то, что, как минимум, одним гарантом безопасности у Вайнштока стало меньше.

Добавить комментарий

Смотрите также:

«Гема»рой от Геллера

«Гема»рой от Геллера

Компания скандального бизнесмена Александра Геллера, не выполнявшего контракты по размещению рекламы, выиграло тендер у «Московского метрополитена» на 22 млрд рублей.

02 Декабря, 19:07

Башкирский мастер-класс по «распилу»

Башкирский мастер-класс по «распилу»

Из «Регионального фонда» Минземимущества Башкирии выводятся миллиарды рублей?

02 Декабря, 18:16

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья