Moscow-Post RSS
10 Декабря 2016

«Срок» для Владимира Лисина

Журналисты насчитали владельцу Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) Владимиру Лисину 111 лет.

«Срок»  для Владимира Лисина

The Moscow Post продолжает свою традиционную рубрику «Срок для…», в которой публикуется антирейтинг российских политиков и бизнесменов, в отношении которых можно завести уголовные дела. По традиции The Moscow Post вместе с представителями следственных органов подсчитывает максимальный совокупный срок, на который можно осудить предполагаемого преступника.

Сегодня героем рубрики «Срок для…» стал один из самых известных российских «рейдеров» Владимир Лисин, который «увел» активы «Макси-групп» у Николая Максимова, а в отношении его самого добился возбуждения сразу двух уголовных дел. В итоге, накануне Максимова задержали на 48 часов прямо во время его пресс-конференции в московском отеле «Мариотт Тверская».

Однако, как выяснилось, уголовное дело впору заводить не на Максимова, а на самого Лисина. Так владелец НЛМК встал на преступный путь еще в конце 80-х годов, заручившись поддержкой в то время влиятельного политика Олега Сосковца. Тогда Сосковец был еще директором Карагандинского комбината. Именно тогда-то Сосковец и Лисин начали совместный бизнес. В частности, руководство комбината вместе со швейцарскими партнерами создал дочернюю компанию «ТСК-Стил», гендиректором которой стал Лисин. Эта фирма занималась тем, что грубо нарушала закон, так как экспортировать металлы в то время имели право только государственные посредники. Зато некондиционный металл (содержащий дефекты) разрешалось вывозить свободно.

Не трудно догадаться, что «ТСК-Стил» вскоре под видом некондиционного металла стала экспортировать и «нормальный товар». В конце концов, понятие «дефект» крайне размытое, а сотрудники таможни за определенную плату вполне могут поверить в то, что даже хороший металл является некондиционным.

Вполне логично, что после того, как «некондиционный металл» покидал границы СССР, он тут же превращался в «обычный металл» и продавался по высоким ценам. А вся разница в выручке доставалась посреднику.

Таким образом, в данном случае речь идет о мошенничестве в особо крупных размерах (часть 3 статьи 159 УК РФ «Мошенничество»). Это преступление карается сроком лишения свободы до 10 лет.

Когда в 1991 году «покровитель Лисина» Сосковец стал министром металлургии СССР (а затем перешел в правительство РФ), то для Владимира Сергеевича настал «звездный час». Так Лисин перебрался в Москву и познакомился с американским бизнесменом советского происхождения, бывшим заведующим центральным гастрономом Одессы Сэмом (Семеном) Кислиным.

Вскоре Лисин помог компании Кислина Trans Commodities, поставлявшей на металлургические заводы сырье, выбить долги сразу с нескольких заводов.

По слухам, для этого Лисин обратился напрямую к Сосковцу, а тот надавил на директоров заводов «по своим каналам», и те вернули Кислину весь долг. Глупо надеяться, что вся эта мощная бюрократическая машина работала без взяток (часть 2 статьи 291 УК РФ «Дача взятки» - до 8 лет).

Далее, кроме Кислина Лисин стал работать с двумя «авторитетными предпринимателями» Михаилом Черным и Искандером Махмудовым.

Вскоре братья Черные и британский торговец цветными металлами Дэвид Рубен создали фирму по торговле металлами Trans World Group (TWG), в которую фактически «переросла» компания Trans Commodities Сэма Кислина, которой тот владел вместе с Черным-старшим.

Махмудов и Лисин перешли в TWG, а Сэма Кислина выкинули из собственного бизнеса и заставили убраться в Штаты. Уже тогда в поведении Лисина отчетливо просматривались элементы рейдерства. Впрочем, это преступление было совершено по «указке братьев Черных».

Когда к группе «талантливых авантюристов» присоединился начинающий в то время биржевик Олег Дерипаска, бизнес партнеров разросся, как на дрожжах, а Лисин из наемного работника превратился в полноценного партнера TWG.

После этого TWG стал победоносно захватывать один завод за другим.

Лисин как представитель TWG входил в состав советов директоров пяти заводов: трех алюминиевых и двух стальных — Магнитогорского и Новолипецкого комбинатов.

Вскоре бизнес TWG превратился в обыкновенный криминал. Так считается, что именно по указке руководства Trans World Group начался массовый отстрел менеджмента «покоряемых» заводов.

Так в апреле 1995 года было совершено покушение (неудавшееся) на коммерческого директора Саянского алюминиевого завода Валерия Токарева. Кстати, тогда Владимир Лисин был там членом совета директоров.

Вскоре после этого были убиты руководители фирм, имевших интересы на алюминиевых заводах. Жертвами киллеров стали глава банка «Югорский» Олег Кантор, его заместитель Вадим Яфясов и управляющий российским бизнесом другого крупного экспортера металлов, компании АЮС Феликс Львов. После каждого заказного убийства конкурентов структуры Лисина, влияние Владимира Сергеевича в отрасли возрастало.

Но чем больше жертв оставляла после себя TWG, тем больше претензий возникало к этой структуре у следователей. В частности, речь идет об «убийствах, совершенных группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой» (часть 2 статьи 105 УК РФ «Убийство» - до 20 лет либо пожизненное заключение)

Такими вот «рейдерскими темпами» через некоторое время выходец из TWG Владимир Лисин осуществил свою мечту и стал основным акционером Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК).

Во многом контроль над НЛМК Владимиру Лисину помог захватить владелец «Интероса» Владимир Потанин, но затем Лисин и Потанин крупно поссорились. В итоге, между лояльным Лисину менеджментом НЛМК и структурами потанинского «Интерроса» началась настоящая война.

Кстати, весьма любопытный ее эпизод произошел тогда, когда на комбинат нагрянули аудиторы Счетной палаты РФ и насчитали ущерб на сумму более $160 млн, который НЛМК нанес государству. Впрочем, в данном эпизоде вина Лисина так и не была доказана. Владимиру Сергеевичу удалось отделаться тем, что он, мол, «был не причем»… Что же – дружба с влиятельными чиновниками порой помогает притупить взор даже самых скрупулезных аудиторов.

Вскоре Лисин одолел Потанина, и «Интеррос» отступился от НЛМК. Так Владимир Сергеевич полностью завладел комбинатом.

На некоторое время Лисину пришлось даже забыть о своем уголовном прошлом, пока в 2007 году он не решил «кинуть» основателя «Макси-групп» Николая Маскимова.

Так Лисин купил у Максимова большую часть акций «Макси-групп». Но этот «выкуп» больше напоминал обыкновенное мошенничество. Так стараниями Лисина при реальном долге «Макси-групп» в $2 млрд., эта компания была оценена в $3 млрд.

Это произошло, потому что Владимир Лисин воспользовался услугами аудиторской компании PricewaterhouseCoopers (PWC), которая оценила долги «Макси-Групп» в куда большую сумму, нежели заложенные в изначальной сделке $1,8 млрд. Это произошло, потому что аудиторы из PWC включили в свое заключение о долге «Макси-групп» не только кредиторскую, но и так называемую «дебиторскую задолженность» компании.

Таким образом, еще миллиард долларов был прибавлен к долгу «искусственно», что опять-таки свидетельствует о мошенничестве в особо крупных размерах (часть 3 статьи 159 УК РФ «Мошенничество» - до 10 лет). После того, как окончательная оценка составила $3 млрд., холдинг Лисина пообещал заплатить Максимову за его акции $600 млн. Однако, НЛМК «киданул» основателя «Макси-групп», выплатив ему лишь $300 млн.

Получается, что еще $300 млн. Лисин «зажал». А раз Лисин заплатил Максимову лишь за половину купленных акций «Макси-групп», то получается, что вторую половину Владимир Сергеевич попросту украл (часть 3 статьи 158 УК РФ «Кража» - до 10 лет)

Далее Лисин добился того, чтобы на Максимова завели сразу 2 уголовных дела. Вряд ли следователи так активно стали бы разрабатывать Николая Викторовича, если бы Владимир Сергеевич их бы не «подмазал». А значит, еще два раза можно применить часть 2 статьи 291 УК РФ «Дача взятки» (до 8 лет).

На фоне судебного преследования Максимова, Лисин перевел из «Макси-групп» в НЛМК все самые прибыльные активы.

В частности, владелец НЛМК Владимир Лисин отобрал у Максимова такие крупные его активы, как 32% акций Нижнесергинского метизно-металлургического завода, 100% акций «Уралвторчермета» и 47,99% акций Уральского завода прецизионных сплавов.

Таким образом, кража (ч.3 ст.158) была совершена еще, как минимум три раза.

Остается добавить, что Лисин распространил в прессе статьи, прочащие деловую репутацию Максимова. Здесь самое время упомянуть статью 129 УК РФ «клевета» (до трех лет лишения свободы).

Отметим так же, что пресс-служба НЛМК угрожала редакции The Moscow Post, требуя, чтобы газета пересмотрела свою точку зрения на освещение конфликта между Лисиным и Максимовым. А это уже статья 144 УК РФ («Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов»), которая предусматривает лишение свободы на срок до двух лет.

Таким образом, Владимира Лисина можно обвинить в совершении преступлений, предусмотренных:

частью 3 статьи 159 УК РФ - до 10 лет лишения свободы (2 эпизода);

частью 2 статьи 291 УК РФ - до 8 лет лишения свободы (3 эпизода);

частью 2 статьи 105 УК РФ - до 20 лет лишения свободы (1 эпизод);

частью 3 статьи 158 УК РФ - до 10 лет лишения свободы (4 эпизода);

статьей 129 УК РФ - до 3 лет лишения свободы (1 эпизод);

статьей 144 УК РФ - до 2 лет лишения свободы (1 эпизод).

Итого, максимальный срок лишения свободы Владимира Лисина по совокупности совершения всех тех преступлений, в которых его можно обвинить, составляет 111 лет…

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья