Moscow-Post RSS
27 Марта 2017

Платиноиды на «черный день»

Дальновидный промышленник никогда не будет хвастать собственными успехами. Иначе, за своей долей, в его кладовые непременно наведается «доктор» из федерального Центра. Правда, иногда подобного рода скромность становится слишком обременительной для госбюджета. К примеру, руководство Норильского никеля, одного из крупнейших металлургических холдингов страны, привычно жалуется на качество руды, обещая снижение уровня производства платины, золота и редкоземельных металлов. Тем временем, новые технологии дают предприятию возможность без особой огласки наращивать производство, попутно экономя на размере налоговых отчислений.

Платиноиды на «черный день»

Торговать, как известно, лучше всего дефицитом. Горно-металлургический комбинат «Норильский никель», занимая 46,3% мирового рынка палладия и 12% рынка платины, может не заботиться о рынке сбыта и происках конкурентов. Перспектив предприятия выглядят оптимистично: платиноиды из года в год дорожают, а потребление их медленно, но увеличивается. Правда, вместе с ростом прибыли растет и масштаб налоговых отчислений. А это, по понятным причинам, радовать менеджмент компании не может по определению. Выход из создавшегося положения управленцам подсказал жизненный бытовой опыт. Все просто: если рост производства грозит увеличением бюджетных отчислений, то его падение, напротив, позволит серьезно на них сэкономить. Тем более, что особых усилий для этого прилагать не надо.

Конечно, убедить в собственной бедности родное государство было не так-то просто. Со временем, как знают геологи, истощается любое рудное месторождение. А «природные кладовые» платиноидов Норникеля разрабатываются уже давно. Но Россия, по мнению экспертов, и без того чрезвычайно богата платиной. Месторождения этого драгметалла разбросаны по всему заполярью. Есть залежи платиноидов и в центральных областях страны. К тому же, в распоряжении металлургом имеется рукотворный, но очень серьезный источник платины в виде гигантские отвалы десятков горно-обогатительных предприятий.

Правда, извлекать металл из бедных руд дедовскими методами выходит слишком затратно. Но компания Норникель, ежегодно заказывающая в разных организациях проведение сотен научно-исследовательских работ на миллионы долларов, располагает на сей предмет самыми продвинутыми технологиями. Так, еще в 1996 году на предприятии были внедрены ряд патентов на изобретения, позволяющие существенно увеличить процентный выход редкоземельных металлов из руды. Более того, экономический эффект от этого с каждым годом увеличивается.

К сожалению, на финансовых отчетах комбината все эти инновации никак не сказываются. Металл, полученный за счет новейших технологий, становиться неподконтрольной «заначкой» компании. Дальше в силу вступают законы рынка. Ограничивая предложение, Норникель подстегивает спрос. Дефицит платиноидов ведет к их подорожанию. К примеру, только за последние три года цены на палладий выросли более чем в четыре раза. А государство тем временем недополучает, как минимум, 20-30 % редких металлов. По сути, речь идет о недоплате налогов в казну. А еще, о подрыве инновационной политики президента. Последнее обстоятельство представляется исключительно важным. Финансовые недоимки можно исправить посредством штрафов. Зато манипуляции с патентами наносят стране невосполнимый урон. «Приватизировав» и положив под сукно патенты собственных «рудознатцев», комбинат выплачиваем им сущую мелочь. А те, в свою очередь, бегут из науки по причине собственной невостребованности.

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья