Moscow-Post RSS
3 Декабря 2016

Акционер под стражей

Продолжающийся судебный процесс над новгородским предпринимателем Тельманом Мхитаряном обрастает все большими подробностями. И они представляют тех, кто пытается обвинить бизнесмена в вымогательстве, далеко не в лучшем свете. О чем же предпочитают умалчивать потерпевшие?

Акционер под стражей

Почти три года, проведенные под стражей, не прошли для Мхитаряна даром. Сегодня люди, привыкшие видеть его полным сил и оптимизма, сочувственно разглядывают фотографии пожилого, нездорового человека в клетке – у него мало общего с предпринимателем, который не так давно играл существенную роль в региональной экономике. То, что арестанта едва не довели в СИЗО до летального исхода, привело к рассмотрению в Страсбургском суде его жалобы на неоказание медицинской помощи. Причем в ускоренном порядке. А, как известно, воздействовать со стороны на Европейский суд по правам человека – бесполезно, ведь по правилам рассмотрения дел истец может только обратиться в ЕСПЧ и потом годами ждать вердикта. Из тысяч жалоб в Страсбурге удовлетворяют единицы.

17 апреля 2013 года, после долгих размышлений Новгородский районный суд продлил дальнейшее содержание Тельмана Мхитаряна под стражей до 9 августа, согласившись с тем, как постепенно угасает в нем жизнь. Это решение не позволит предпринимателю получать высокотехнологичную медицинскую помощь в гражданских учреждениях здравоохранения. Теперь ему не сделают срочную операцию на сердце, на которой врачи настаивали еще в минувшем феврале.

Тем временем, противоречивые показания потерпевших и их родственников заставляют вообще усомниться, а совершал ли Мхитарян вымогательство, на чем упорно настаивает обвинение? Ведь если внимательно знакомиться с материалами уголовного дела, то получается, что для тех, кто много лет назад расстался в пользу подсудимого с пакетами акций АООТ «Спектр» и ОАО «Новгородхлеб», эти сделки оказались вполне выгодной операцией. Проще говоря, дилетантам в бизнесе удалось сбагрить тягостные активы человеку при деньгах. И уже другой вопрос, что впоследствии продавцам настойчиво объяснили люди в погонах, мол, нужно разрисовать куплю-продажу в зловещих красках.

Марокко ближе «Спектра»

Алексей Афанасьев, руководитель и совладелец АООТ «Спектр», производившего электрооборудование, скоропостижно скончался в 1998 году. Предприятие переживало не лучшие времена – количество работников сократилось с 1700 до 100 человек, скромные зарплаты выдавали по частям. Как говорят люди, в ту пору работавшие на «Спектре», завод фактически стоял. Нельзя сказать, чтобы хорошо складывалась и личная жизнь Алексея Петровича. Судя по показаниям, которые даны в ходе судебного заседания, еще при его жизни супруга Людмила, дочь Лора вместе с африканским мужем Хасаном Хамушем и грудным ребенком решили перебраться на постоянное местожительства в Марокко. Афанасьев даже был вынужден купить там виллу за 160 тыс. долларов, а его жена заранее принялась изучать французский язык. Похоже, семья давно перестала быть крепкой ячейкой общества, и родные не слишком интересовалась, как будет доживать здесь в одиночестве Алексей Петрович. Он же, в свою очередь, не собирался покидать Новгород.

Вероятно осознав, что жизни на чужбине нет, директор «Спектра» ринулся с головой в новые отношения с молодой восточной красавицей (к примеру, Жасмин). Именно с ней он провел последний недельный отпуск в Германии, Жасмин оказалась и свидетельницей смерти Алексея Афанасьева в сентябре 1998 года, спустя месяц после наступившего дефолта. Долгие годы его друзья и подчиненные, которые первыми увидели мертвого шефа, не рассказывали правду.

Однако на суде Людмила Афанасьева, не прижившаяся в мусульманском Марокко, упорно представляла семейную ситуацию, как полный спокойствия и достатка рай. Некоторое недоверие к этой версии началось, когда она стала путаться в вопросах, казалось бы, очевидных. Например, сколько точно акций принадлежало покойному мужу и какую именно продукцию выпускал «Спектр», поскольку «не интересовалась этим».

И надо же было такому случиться, что накануне отъезда Людмилы Афанасьевой в далекую Африку ей совсем некстати свалилось с неба мужнее наследство – цеха, работники, производство… А избавиться от этого хозяйства вскоре после дефолта, когда рубль слабел на глазах, было большой удачей…

Со слов личного водителя Алексея Петровича – Павла Курткина, уезжая в африканскую даль Афанасьева не жаловалась, что обижена Мхитаряном, которого, кстати, скончавшийся директор АООТ «Спектр» называл своим другом. Во время допроса Курткина выяснилось, что шофер так же владел небольшим пакетом акций предприятия, но с радостью расстался с ним по 20 копеек за штуку. Завод находился в столь удручающем состоянии, что продать акции за большую цену было бы просто невозможно.

Согласно обвинительному заключению, Тельман Мхитарян приобрел у Людмилы Афанасьевой 872 714 акций АООТ «Спектр» общей стоимостью не менее 10,2 млн рублей. По версии следствия, приобретение было сделано по заведомо низкой цене, на которую согласилась потерпевшая из-за одиозной личности Мхитаряна. Нетрудно подсчитать, что стоимость этого же пакета акций, в случае, если бы их продавал Павел Курткин, составила бы всего 174 543 рубля. Возможно, личный водитель что-то запамятовал, и в действительности цена за акции была несколько выше. Но в любом случае расчет вполне укладывается в ту сумму, которую заплатил подсудимый супруге покойного директора.

Во время судебного процесса потерпевшая Афанасьева заявила гражданский иск о возмещении морального вреда на сумму 100 млн рублей. Спустя два месяца она почему переоценила свои якобы перенесенные нравственные страдания уже в 10 млн рублей. Какой будет следующая ставка, видимо зависит от того, сколь нелицеприятные подробности еще поведают свидетели.

Как Бондарук-младший таксиста жизни учил

Судя по показаниям в обвинительном заключении, сын умершего руководителя ОАО «Новгородхлеб» Василия Бондарука – Александр, имеет к Тельману Мхитаряну свои претензии. Ведь вскоре после того, как не стало Бондарука-старшего, его отпрыск купил себе дорогую иномарку «Лексус RX300». Таких автомобилей в Новгороде было всего два. А через некоторое время престижную машину у него отобрали угрюмые люди, которые, как пояснил следователю Александр Бондарук, подчинялись то ли Мхитаряну, то ли авторитетному предпринимателю Коле-Бесу. Молодой человек был уверен, что так на него пытались оказать давление, чтобы отобрать доли в ОАО «Новгородхлеб».

Но, как выяснилось в ходе недавнего допроса Александра Бондарука, который нынче проходит свидетелем по уголовному делу, инцидент возник по другой причине. Счастливый обладатель «Лексуса» безнаказанно разъезжал на дорогом авто вместе с приятелями по центру города. На беду, на полосу встречного движения выехал таксист. Уходя от столкновения, Бондарук-младший с приятелями был вынужден задеть поребрик и сбить дорожный знак. После чего раздосадованные молодцы догнали таксиста и занялись рукоприкладством. При этом сам Бондарук, когда избитый водитель стал звать на помощь по рации, оторвал с такси антенну связи.

Помощь пришла тут же в виде крепких парней, которые представились «крышей» таксиста, потребовав за нападение на водителя 10 тыс. долларов в качестве морального ущерба. А поскольку такой суммы у Александра Бондарука и его приятелей не оказалось, то у них забрали машину до погашения долга.

После этого Бондарук-младший побежал за содействием к Тельману Мхитаряну, надеясь, что известный бизнесмен заставит вернуть автомобиль. Ведь на отцовских поминках он сказал Александру, чтобы тот обращался, если возникнут какие-то проблемы или трудности. Но, увы, после того как Мхитарян выслушал историю с таксистом, то предложил Бондаруку-младшему обращаться в милицию…

В обвинительном заключении, правда, этот эпизод тщательно вымаран. Зато убедительно объясняется, что город изнывал под тяжким гнетом Мхитаряна, и даже купить престижную машину, заранее не согласовав с ним будущее приобретение, было невозможно – иномарку якобы тут же отнимали коротко стриженные бугаи.

Ничего не получилось у Александра Бондарука и с открытием коммерческой автомойки, которую он намеревался соорудить на территории хлебокомбината. По словам молодого предпринимателя, узнав о его затее, Тельман Мхитарян в телефонном разговоре жестко сказал, что начинать такой бизнес нежелательно и вообще через железную дорогу уже находится автомоечный комплекс. Естественно, пожелание Мхитаряна было представлено на суде как попытка неправомерно ограничить деловую инициативу Бондарука-младшего.

Тут показания лихого наездника на «Лексусе» разнятся с тем, что сообщила на допросе его сестра Наталья. Оказывается, никаких конкретных намерений открыть автомойку брат не выказывал. Лишь говорил, что неплохо бы заняться этим бизнесом, то ли в 2005, то ли в 2006 году.

Сам Тельман Мхитарян, когда появилась возможность задавать в ходе процесса вопросы Бондаруку-младшему, пояснил: действительно, отрицательно отнесся к предложению открыть помывочную для грязного транспорта там, где находятся цеха по выпечке хлеба. Не говоря о том, что предприятие – режимный объект, и устраивать из хлебокомбината автосервис не дозволено даже наследнику умершего руководителя.

Как наследники «Новгородхлеб» растаскивали

Как утверждает следствие, не позднее 22 июня 2004 года Мхитарян начал совершать действия, направленные на завладение контрольным пакетом акций ОАО «Новгородхлеб» (62,6% от общего количества) стоимостью не менее 34,5 млн рублей, которые принадлежали генеральному директору этого предприятия Василию Бондаруку, умершему двумя днями ранее.

У скончавшегося совладельца остались четыре наследника – мать-пенсионерка, жена и двое детей. Сын и дочь.

Супруга – Наталья Бондарук, работала медсестрой. Бизнесом никогда не занималась. По словам бывшего заместителя генерального директора ОАО «Новгородхлеб» Геннадия Сенченкова, никакого опыта руководства людьми у медсестры не было, ее дочь работала на предприятии рядовым экономистом, а сын был вообще достаточно молод, чтобы что-нибудь предпринимать.

С матерью-пенсионеркой родственники разобрались быстро – всучили ей около 600 тыс. рублей в обмен на отказ от доли. Как пояснил в зале суда ее внук, «бабушка вела аморальный образ жизни». Интересно, как бы отреагировал на такие слова своего отпрыска Василий Бондарук?

Дети согласились оформить наследство на Наталью Бондарук, которая унаследовала дом, дачу, акции предприятия и оружие умершего супруга. На декабрьском допросе потерпевшая показала, что согласна с конечной суммой, за которую были проданы акции, однако «живых денег» ей досталось гораздо меньше, что, видимо, и послужило впоследствии основанием к обращению в правоохранительные органы.

Кстати, в неправомерных действиях Мхитаряна медсестру, как сообщила она суду, убедили знакомые. И еще расставшаяся с частью ОАО «Новгородхлеб» Бондарук узнала о том, что покупатель – страшный человек из книги «Новгородское Чикаго». Правда, эту книгу она прочитала гораздо позже, года через три после завершения сделки. Зато на том же допросе, в декабре 2012 года, Наталья Бондарук показала, что не помнит, интересовался ли кто-нибудь при подписании передаточных актов и распоряжений, по доброй ли воле совершаются действия, равно как и то, что она не знает о 20-миллионном внешнем долге элеватору, совладельцем которого был Тельман Мхитарян.

По мнению свидетеля Геннадия Сенченкова, даже при жизни Василий Бондарук не мог уйти на неделю в отпуск, «чтобы завод не растащили». После того как директора не стало, на предприятии появилась определенная расхлябанность, а потом от ОАО «Новгородхлеб» начали отщипывать лакомые куски.

Кстати, особенно в этом поднаторел Александр Бондарук. Будучи одним из заводских руководителей, он попутно занимался продажей принадлежащего ОАО «Новгородхлеб» здания на улице Кочетова. Реализовав актив «на сторону», Бондарук-младший не забыл потребовать для себя лично 5 млн. рублей за посредничество. Иными словами, вместо того, чтобы продать здание за нормальную цену, положил разницу себе в карман, а не в кассу предприятия. Налоги, понятное дело, с «черного дохода» не платятся.

Интересно, что его сестра, от которой у Александра, как он уверяет, не было секретов, бесхитростно подтвердила в зале суда, что не знает об обстоятельствах продажи здания на улице Кочетова и о том, кто выступал посредником при этой сделке.

В семье, похоже, завелась крыса?

И если на предварительном следствии в 2008 году Александр Бондарук давал показания, что после смерти отца неоднократно приезжал в офис к Мхитаряну за советами и «никаких угроз в наш адрес ни мне, ни нашей семье он не высказывал», то спустя пять лет мнение отпрыска кардинально изменилось. Пару недель назад он поведал суду, что предложение Мхитаряна обращаться за помощью Бондарук-младший воспринял, «как оказание давления».

Видимо, именно это восприятие позволяет молодому прощелыге до сих пор не отдавать долги в ОАО «Новгородхлеб». Дело в том, что при продаже акций Тельману Мхитаряну он обратился с просьбой оставить себе сеть магазинов. Через некоторое время Александру Бондаруку предложили приехать на предприятие и заключить договор о приобретении трех магазинов по балансовой стоимости в рассрочку на 10 лет. В результате три коммерческих объекта недвижимости ушли Бондаруку-младшему по цене комнаты в коммунальной квартире (!) – за 1,1 млн рублей и без всяких процентов за кредит. Этих денег предприятию обладатель коммерческой недвижимости до сих пор не выплатил.

В действительности магазины стоили гораздо больше. И теперь то, что Мхитарян расплатился «живыми деньгами» с женой Василия Бондарука за приобретенные акции ОАО «Новгородхлеб», а остаток пошел в зачет переданной Александру коммерческой недвижимостью, трактуется обвинением как завладение предпринимателем собственностью по заниженной цене.

Как сообщил на допросе Бондарук-младший, всего Тельман Мхитарян отдал семье умершего директора около 230 тысяч долларов. При этом был погашен внешний долг, Александр обзавелся сетью магазинов. Не осталась внакладе и обманутая им сестра Наталья, которой также ОАО «Новгородхлеб» продало в собственность по балансовой цене магазин. В нем и хозяйничает дочь Василия Бондарука, пока ее второй муж отбывает наказание в местах лишения свободы.

Между прочим, дочь в отличие от матери объяснила суду, что конкретно у нее «СМИ не формировали негативный имидж Мхитаряна». Такого же мнения придерживается и бывший заместитель генерального директора ОАО «Новгородхлеб» Геннадий Сенченков, заметивший, что «Василий Степанович о Мхитаряне отзывался неплохо». Кроме того самому свидетелю «не известны какие-то факты преступной деятельности» подсудимого.

Что касается супруги умершего директора, то она заявила о своем желании получить с Тельмана Мхитаряна в качестве возмещения морального вреда первоначально 100 млн. рублей. Затем, по примеру Людмилы Афанасьевой, аппетиты заводской медсестры поубавились на порядок.

Бультерьеры местного правосудия

Новгородская Фемида желает наказать Мхитаряна во что бы то ни стало. По всей видимости, за осуждение влиятельного предпринимателя уже обещаны поощрения, продвижение по службе, присвоение внеочередных чинов и должностей. Иначе объяснить паноптикум, который разворачивается в зале суда, не возможно. Кстати, «паноптикум» – это не только что-либо, напоминающее коллекцию причудливых уродцев, но и проект идеальной тюрьмы Иеремии Бентама, где за каждым заключенным установлен тотальный контроль.

И то, и другое в равной степени подходит к новгородской фантасмагории. Едва передвигающий ноги подсудимый, которого периодически экстренно врачует бригада «Скорой помощи». Собравшаяся было отправиться без мужа в солнечные края Людмила Афанасьева, изображающая безутешную вдову, которую обманул коварный злодей. Ее африканский зять, почему-то исколесивший Россию и так не получивший высшего образования на коммерческой основе. Неожиданно вознесшаяся в директорское кресло медсестра Наталья Бондарук, первым делом поспешившая поквитаться со свекровью. Ее предприимчивый сынок, умыкнувший в свой карман «посреднические» деньги, и простушка-дочь, которая довольствуется доставшимся в наследство магазином. Ну а на вершине горы, как полагается, поглядывает на этот шевелящийся клубок около судьи Алексея Становского государственное обвинение. Ему даже Фемида – не указ. Ему подавай – громкое дело…

Источник: "Конкретно.Ру"

Добавить комментарий

Вот именно "во что бы то ни стало". А так как для таких целей все средства хороши, то и вещдоки нужные подложат во вскрытые коробки, и показания нужные со всех свидетелей соберут,Мария (19 Мая, 17:20)

Судья удовлетворяет свои амбиции - громкое дело прославит его. До этого судебного процесса кто его знал? А теперь, подпитанный определенным капиталом, он может "вершить правосудие"! И ему не важно, болен ли человек или нет, виновен или нет, на что похожи доказательства обвинения! Для него самое главное, что он сидит на вершине и "правит"!Татьяна (19 Мая, 13:06)

Суд не просто благосклонно взирает на цирк, он самый главный участник сего действия. А при этом человек, чья вина так и не доказана ни одним из свидетелей, продолжает мучится в камере.Радуга (16 Мая, 12:40)

Государственное обвинения совершенно бездарно пытается подогнать показания своих свидетелей, чтобы хоть как-то и хоть чем-то подтвердить предположения о виновности Мхитаряна. А суд на весь этот цирк благосклонно взирает.Алефтина (14 Мая, 23:10)

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья