Moscow-Post RSS
3 Декабря 2016

Битва за зерно

В истории с приватизацией одного из крупнейших зерновых трейдеров - государственной Объединенной зерновой компании (ОЗК) - намечается новый поворот. На прошлой неделе стало известно, что на стратегически важный для зерновой отрасли страны актив претендуют крупные транснациональные игроки.

Битва за зерно

Претендент Заявки на участие в приватизации (государство намерено продать 50% минус одна акция ОЗК) уже подали крупнейшие участники рынка: группа "Сумма" Зиявудина Магомедова, российский агрохолдинг "Русагро" и аффилированный с Олегом Дерипаской агрохолдинг "Кубань". Однако, как сообщает агентство Reuters, на этот актив претендуют и иностранцы - французский зерновой трейдер Louis Dreyfus и швейцарский Glencore. При этом сам Glencore заявку не подавал, по данным Reuters, агрохолдинг господина Дерипаски действует в интересах своего швейцарского компаньона (в 2006 г. трейдер стал владельцем 8,75% объединенного "Русала"). "Заявку мог бы подать и сам Glencore, но государство, ищущее для ОЗК стратегического партнера, вряд ли провело бы допэмиссию в пользу крупной глобальной компании. Это вопрос сохранения продовольственной безопасности страны", - цитирует агентство одного из своих источников.

Сомнения эти не лишены оснований: Glencore - профессиональный посредник, имеющий неоднозначную репутацию, - зарегистрирован в швейцарском кантоне Цуг. Хотя Швейцария не является офшором, но Цуг предлагает меньшие налоги и более лояльное отношение к налоговому планированию даже по сравнению с кипрскими офшорами. Зарегистрированные там компании пользуются статусом солидной швейцарской компании, хотя Евросоюз до сих пор возмущается по поводу "офшорной зоны" в Цуге.

В архиве Glencore много рискованных историй: поставки зерна в СССР в обход эмбарго во время афганской войны, торговля с Ираном, Ливией и ЮАР в период действия санкций ООН и даже закупка золота и никеля на Кубе в момент изоляции режима Фиделя Кастро. Да и в России трейдер оказался одним из первых, с кем в начале 1990-х заключались миллиардные контракты. "Наши еще не разбирались в рыночной торговле, у заводов не было денег, они просили у банков, но банки не брали алюминий в залог. Marc Rich (ныне Glencore. - Прим. "Ко") приходил с деньгами и брал алюминий", - вспоминал в одном из интервью бывший глава московского представительства Glencore International Игорь Вишневский. Говорят, что норма прибыли на операциях с российским сырьем в начале 1990-х измерялась сотнями процентов.

По мере того как передел собственности в нашей стране завершался, маржа трейдера стала падать, а доля рынка сокращаться. Диверсифицировать российский бизнес Glencore решил в 2004 г. Была создана Международная зерновая компания (МЗК). Бизнес трейдера заключается в экспортно-импортных поставках зерна: сбор крупных товарных партий продукции и доставка ее потребителю с наименьшими издержками. И вскоре "дочка" швейцарцев стала на рынке заметным игроком. Дело в том, что объемы зерна, которые выращивают российские компании, незначительны для построения собственной экспортной цепочки. Они, как правило, специализируются на выращивании и первичной обработке сырья, а дальше продают его таким структурам, как Louis Dreyfus или МЗК.

Утекай Точных данных, какую лепту в благосостояние компании Glencore вносит Россия, не существует. По оценкам экспертов, примерно каждая седьмая тонна отечественного зерна продается за рубеж именно через нее, а значительная часть доходов от эксплуатации "закромов Родины" уходит в "швейцарский офшор". По экспертным оценкам, в 2009 г. доля МЗК в российском экспорте составляла 13%, а выручка примерно $471,5 млн (выручка от мировых трейдинговых операций агробизнеса - $6,79 млрд). В августе 2010 г. из-за засухи Россия объявила о введении эмбарго на экспорт зерновых, поэтому в 2010 г. МЗК экспортировала чуть больше половины от объемов 2009 г. Однако EBIT трейдингового сегмента агроподразделения вырос в 2010 г. более чем в два раза, до $659 млн, говорилось в инвестиционном меморандуме Glencore, размещенном накануне IPO в апреле 2011 г. Каким образом произошел столь резкий скачок доходов? Не обошлось без подозрений в спекуляциях на зерновом рынке.

UBS в отчете написал, что аналитики Glencore заблаговременно получили информацию из России о сильном сокращении урожая из-за засухи 2010 г. и компания сделала спекулятивную ставку на долговременный рост цен на зерно. 3 августа 2010 г. глава МЗК Юрий Огнев призвал российские власти ввести эмбарго на экспорт, а менее чем через две недели запрет действительно был введен. Как результат, спустя всего два дня цены на пшеницу на мировом рынке подскочили на 15%.

Компания постаралась откреститься от подозрений, назвав заявления Юрия Огнева "его личной точкой зрения", и сообщила, что эмбарго принесло одни убытки - закупаться пришлось у других поставщиков по более высоким ценам. Позднее выяснилось, что швейцарцы, во-первых, заранее захеджировали риски повышения цен, а во-вторых, потеря части российских поставок окупилась для них на мировом рынке. Вокруг этих событий разразился еще один скандал - Glencore в период высоких цен на пшеницу сумела стать ее крупнейшим поставщиком в рамках Всемирной продовольственной программы ООН. Международная организация закупала пшеницу не у местных фермеров, а у швейцарского трейдера. "Спекуляции Glencore, которые они сами признают, привели к росту цен на фоне мирового дефицита и увеличили число голодающих, - констатирует в одном из интервью глава War on Want Джон Хилари. - WFP нужно пересмотреть свои приоритеты и поддерживать локальных игроков".

Действительно, введенное Россией эмбарго оказалось не только не нужным, но и принесло отечественным компаниям убытки. Решить проблему с дефицитом зерна и нивелировать колебания цен должна Объединенная зерновая компания, созданная в 2009 г. на базе государственного агента по управлению интервенционным фондом. Росимущество передало ей доли в 30 зерновых предприятиях. За короткий срок ОЗК удалось войти в top-10 экспортеров, потеснив иностранцев. Но вопрос в том, кому достанется госпакет ОЗК?

Власти едва ли отдадут долю в стратегическом предприятии иностранцам, отмечают эксперты. С одной стороны, государство рискует сохранностью зерна, отдавая его на хранение зарубежной компании. С другой, в 2010 г. уставный капитал ОЗК был увеличен на 3 млрд руб. для финансирования инвестпроектов по созданию зерновой инфраструктуры. Новый владелец может направить их на другие проекты.

Кирилл Подольский, генеральный директор Valars Group:

"Маловероятно, что ОЗК купят иностранцы. Эта компания не представляет никакой инвестиционной ценности. У нее большой долг и слишком мало о ней информации. Может быть политический интерес к сделке, но не коммерческий".

Дмитрий Абзалов, ведущий эксперт центра политической конъюнктуры России:

"Объединенная зерновая компания - одна из ключевых бизнес-структур в России, и если она сохранит за собой функции оператора зернового фонда, то на ее стороне окажется очень серьезный ресурс. Поэтому при продаже акций опосредованно встанет вопрос о продовольственной безопасности государства. Я полагаю, что господдержка резидентов тем или иным способом, но будет сохранена".

Павел Толстых, генеральный директор центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти:

"Продовольственная безопасность государства, на мой взгляд, сыграет решающую роль при выборе партнера, поэтому, скорее всего, победителем станет российская компания".

Источник: "Компания"

Добавить комментарий

Смотрите также:

У Центробанка украли 2 млрд рублей

У Центробанка украли 2 млрд рублей

Со счетов Центрального Банка России было украдено 2 миллиарда рублей, сообщает корреспондент The Moscow Post.

03 Декабря, 9:00

«Гема»рой от Геллера

«Гема»рой от Геллера

Компания скандального бизнесмена Александра Геллера, не выполнявшего контракты по размещению рекламы, выиграло тендер у «Московского метрополитена» на 22 млрд рублей.

02 Декабря, 19:07

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья