Moscow-Post RSS
9 Декабря 2016

Бизнес-«разводы» Игоря Кесаева

Миллиардер зарабатывает деньги «грязными» руками?

Бизнес-«разводы» Игоря Кесаева

Как стало известно корреспонденту The Moscow Post, третий по обороту публичный ретейлер России, группа компаний «Дикси», готовится переехать в деловой комплекс «Меркурий Сити Тауэр» в столичном ММДЦ «Москва-Сити».

Соответствующее решение уже принято, но финальные документы еще не подписаны, сказали СМИ представители трех международных консалтинговых компаний, работающих на рынке коммерческой недвижимости Москвы.

Источник в группе компаний «Дикси» подтвердил эту информацию. Генеральный управляющий башни «Меркурий Сити Тауэр» Андрей Шаповал не смог предоставить комментарий на момент публикации. В ГК «Дикси» не стали комментировать.

Переезд «Дикси», связан с арендной платой. В «Меркурии» она не будет стоить ничего, поскольку основным бенефициаром является как раз владелец «Дикси» и «Меркурия» Игорь Кесаев. Тем более, что на сегодня площади в «Меркурии» пустуют более чем на треть.

А еще эксперты называют проект «Меркурий» одним из самых неудачных у крупнейшего московского девелопера Кесаева.

Банкир-страховщик

Закончив в 1988 году МГИМО, 22-летний предприниматель устроился в страховое общество «Абсолют-Москва» на должность заведующего отделом страхования банковских операций. На этом посту будущий член списка Forbes проработал примерно три года, после чего занял должность гендиректора страхового общества «Юпитер».

Достоверно неизвестно, был ли он владельцем этой структуры или только топ-менеджером, но сфера деятельности у СО «Юпитер» была интересная. Компания страховала риски российских инвесторов при вложениях на американском рынке акций.

По мнению экспертов, такой коридор мог открывать широкие возможности вывода капитала за границу. В результате было заключено трехстороннее соглашение между «Юпитером», инвестиционной компанией «Совлекс» Александра Каблукова и Мосэксимбанком.

Деньги за границу переводились именно через это кредитное учреждение, одним из основателей которого называли тогдашнего председателя совета министров Северной Осетии Сергея Хетагурова, позднее занимавшего посты замглавы МЧС и руководителя ФМС, а также постоянного оппонента Александра Дзасохова на выборах. Компания, которую возглавлял Кесаев, страховала эти инвестиции, согласно договору, за 1% от суммы.

Видимо, позднее отношения участников соглашения изменились, в результате Игорь Кесаев стал председателем совета директоров Мосэксим-банка. Так, в число учредителей банка входило АОЗТ «Торгово-финансовая компания «Аполло-Мос», гендиректором которого одно время числился Кесаев. О том, что знакомство Игоря Кесаева и Сергея Хетагурова не было случайным, свидетельствует также тот факт, что впоследствии, покинув государственную службу, Хетагуров стал вице-президентом ГК «Меркурий».

Какими именно операциями занимался Мосэксимбанк, сейчас сказать сложно, однако его называли одним из основных кредитных учреждений, через которые проходили контракты на продажу российского вооружения и комплектующих. Поразительно, но занимавший в 1999 году 179-е место по объему собственного капитала банк значился в числе наиболее ценных для «оборонки» учреждений.

В частности, когда Банк Москвы планировал организовать синдицированный кредит для оборонной промышленности, то в число его участников должен был войти и «Мосэксим». А в июне 1998-го все тот же Банк Москвы и АООТ «ОКБ Сухого» подписали генеральное соглашение о сотрудничестве, причем третьим партнером по соглашению опять выступал Мосэксимбанк. Более того, примерно в то же время Банк Москвы приобрел 19% акций «Мосэксима».

Однако идиллия не могла длиться вечно. В декабре 1999 года у Мосэксимбанка отобрали лицензию. Начальник Главного управления федеральных таможенных доходов Элигин Сафаров направил в Государственный таможенный комитет телеграмму, в которой потребовал не принимать в качестве обеспечения уплаты таможенных платежей банковские гарантии, выданные Мосэксимбанком. Более того, в октябре 2000-го года Арбитражный суд Москвы признал банк банкротом и открыл в отношении него конкурсное производство.

Примечательно, что заявителем по делу о банкротстве выступил Московский машиностроительный завод «Вперед». Согласно заявлению предприятия, банк не выполнил перед ним обязательства. О каких именно обязательствах шла речь, неизвестно, но факт сотрудничества банка второй сотни и производителя деталей для вертолетов «Ми» и самолетов «Як» говорит сам за себя.

Участники рынка не исключают, что именно экспорт военной и гражданской техники мог стать одним из основных источников капитала Игоря Кесаева, а в поиске нужных контактов ему вполне поспособствовал бы Сергей Хетагуров, обладавший обширными связями среди высших чиновников.

Однако остается открытым вопрос, почему Мосэксимбанк все-таки был обанкрочен, притом что его председатель совета директоров только наращивал свой капитал. Не исключено, что причиной стало создание в 2000 году единого государственного посредника по экспорту и импорту продукции военного назначения – ФГУП «Рособоронэкспорт», и необходимость в посреднических услугах отпала.

Впрочем, Кесаев к этому времени преуспел совсем в другой сфере.

Нефтяной магнат?

За активы Московского нефтеперерабатывающего завода (МНПЗ), в свое время развернулась нешуточная борьба. Компания ТНК-ВР намеревалась приобрести активы Sibir Energy (SE), наполовину владеющей МНПЗ.

Основными акционерами SE являлись одиозный бизнесмен Шалва Чигиринский и Игорь Кесаев. Они владели SE на паритетных началах. У каждого по 23,5% акций компании. Еще 18% принадлежали правительству Москвы.

Главным активом Sibir Energy является МНПЗ, которым она владеет совместно с «Газпром нефтью» через СП Moscow NPZ Holdings BV. Кроме того, SE принадлежит добывающая компания «Эвихон», 50% акций в СП «Салым Петролеум Девелопмент». Кроме того, SE владеет долей в «Сибнефть Югре».

Кесаев пришел в SE в 2005 году. Чигиринский тогда ему продал половину своей доли в компании. Тогда многие говорили, что Кесаева взяли в акционеры благодаря его связям в Газпроме, для того, чтобы он смог «разрулить» конфликт Sibir Energy с «Газпром Нефтью» за активы МНПЗ.

Вообще репутация у Кесаева была довольно сомнительная. Его компания Olympia Investment была замешана в истории с отмыванием денег совместно с Transrail AG. Дело расследовало итальянское бюро Интерпола. По мнению следователей из России, через эти структуры за границу перекачивались миллиардные суммы.

«Государственные связи»?

В прямых связях с Кремлем Кесаев замечен не был, однако проходил по делу Павла Бородина свидетелем. Кроме того, рассказывают, что бизнесмен не раз бывал посредником между Кремлем и рядом предпринимательских структур. Иначе его вхождение в 2005 году в SE не объяснишь. И в общем, он свою функцию по урегулированию конфликта Газпрома и SE выполнил.

В конце 2008 года у Шалвы Чигиринского начались финансовые проблемы. Кесаевская Orton Oil через Сбербанк под залог доли Чигиринского в Sibir Energy получила кредит в $192 млн. Таким образом, акции Чигиринского оказались в залоге у Кесаева, и были перезаложены в Сбербанке. Долг по кредиту должен быть возвращен в середине октября.

Ранее компания Кесаева дала в долг Чигирискому $115 млн. Позднее стало известно, что Чигиринский должен уже $320 млн. Дело в том, что SE заключило с Чигиринским договор о покупке гостиницы «Советская». Деньги были переведены, однако позднее SE покупать гостиницу передумала и деньги потребовала назад.

Между тем, сам Кесаев также заложил свой портфель акций Сбербанку. Но получил по кредиту уже $ 649 млн. И отдавать его он должен был в течении 2010-2012 гг. Чего ни говори – связи.

Информация о том, что ТНК-ВР может приобрести Sibir Energy, взбудоражило экономическое сообщество. Как утверждали тогда СМИ, ТНК готова за SE предложить $3,38 млрд. В то время как реальная стоимость компании оценивается в $900 млн.

Однако по мнению аналитика ИК «Энд Ойл» Виктора Перепавского, которое он высказал корреспонденту The Moscow Post – «Наврядли ТНК, будет связываться с Sibir Energy. На фоне ее конфликта с Газпромом, ТНК-ВР новые проблемы, с российским правительством не нужны. Если это произойдет, англичанам в России просто перекроют все краны».

Между тем, как заявил корреспонденту The Moscow Post источник, близкий к Кесаеву, бизнесмен ведет переговоры о продаже долей в SE с Газпромом. Причем не только своей, но и Чигиринского.

Как заявил в то время корреспонденту The Moscow Post начальник экспертной группы «Райт групп» Максим Олеша – «общий долг Чигиринского сейчас составляет порядка $790 млн. Расплатиться по ним он вряд ли сможет. Поэтому поступок Кесаева вполне объясним».

В этом случае непонятно, кому понадобилась информация в британской газете о продаже SE, ТНК-ВР. Да еще за сумму, в два раза превышающую реальную стоимость компании.

По мнению опрошенных экспертов, скорее всего, г-н Кесаев таким образом поднял цену продаваемых пакетов. Ведь в условиях финансового кризиса за SE Газпром навряд ли предложил бы рыночную стоимость.

Однако продажа Sibir Energy вызвала тогда новый всплеск войны между Газпромом и правительством Москвы. Юрий Лужков даже заявил, что город не намерен расставаться со своей долей в SE.

Такая политика «развода» - в стиле г-на Кесаева. Ведь главное для него – сорвать куш покрупнее!

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья