Moscow-Post RSS
24 Сентября 2018
 

Чудо-финансист из «Транснефти» готовит побег из России?

Как благодаря вице-президенту трубопроводного концерна Максиму Гришанину из компании пропало 100 млрд рублей.

Чудо-финансист из «Транснефти» готовит побег из России?

На днях Минэкономразвитие выступило с предложением наделить министерства и Росимущество правом менять топ-менеджеров в госкомпаниях. В качестве причин смены руководства могут быть отрицательная динамика финансово-экономической деятельности, получение годового убытка или сокращение выручки, задолженность по краткосрочным обязательствам и т.п. Соответствующий проект постановления уже опубликован и сейчас проходит общественные слушания.

Если инициатива в итоге будет одобрена, то руководителям многих госкомпаний может не поздоровиться. В числе первых отставников вполне может оказаться первый вице-президент компании «Транснефть», курирующий финансовый блок, Максим Гришанин. Именно под его чутким руководством крупнейшая нефтепроводная компания страны за последние два года потеряла более 100 млрд рублей.

Максим Гришанин: коррупционер или подельник?

На должность вице-президента Гришанин был назначен еще в 2011 году, а уже в марте 2013 он параллельно возглавляет и Совет директоров и ОАО «Новороссийский морской торговый порт» (НМТП), контролируемый «Транснефтью».

Очевидно, что Максим Гришанин входит в костяк главных управленцев компании. А учитывая его доходы и размер премиальных можно и вовсе подумать, что первый вице-президент – один из незаменимых сотрудников.

По итогам первого полугодия г-н Гришанин (впрочем, как и остальные 9 членов правления «Транснефти») был премирован – всего на премии правлению компания потратила более 350 млн рублей. Не говоря уже о том, что в этом году (впрочем, как и в прошлом) г-ну Гришанину также повысили его и без того не маленькую зарплату.

Например, в 2013 году задекларированный доход Максима Гришанина составил 92,6 млн рублей. Кроме того, в его владении находится земельный участок, площадью 3 тыс кв метров, жилой дом на 409 кв метров, две квартиры, автомобили и т.п. Чего и говорить, сразу видно, что в «Транснефти» Гришанин считается поистине незаменимым сотрудником.

За что же на самом деле премируют главного финансиста «Транснефти»?

История с сомнительными сделками на финансовых рынках стала достоянием общественности в апреле 2015 года, когда компания опубликовала консолидированную финансовую отчетность за предыдущий год. Выяснилось, что перед самым началом финансового кризиса и обвальным падением курса рубля, «Транснефть» почему-то решила застраховать свои риски, сделав ставку на падение (!) курса доллара. Главным контрагентом «Транснефти» по деривативным контрактам выступал Сбербанк, который, правда, риски на себя не брал, а перепродавал деривативы зарубежным хедж-фонтам и спекулянтам, которые в то время логично играли на понижение рубля против доллара.

Таким образом, к концу года на финансовом рынке оказалось достаточное количество игроков, на руках у которых были миллиардные обязательства «Транснефти». Остальное дело техники. Массированная атака на рубль и … вуаля: деньги госкорпорации утекли.

Сразу вспоминается, как с началом кризиса 2014 года многие аналитики заговорили о западном следе и спланированных нападках на российскую экономику. «Транснефть» принесла огромные убытки государству, но хочется верить, что пресловутый западный след тут не причем, а российский нефтепроводный гигант, усилиями своих менеджеров-комбинаторов, просто неудачно вписался в спекулятивную игру на финансовых рынках и крупно проиграл.

Но осадочек остался. Почему «Транснефть», управляющая трубопроводной системой, занимающаяся перекачкой нефти и рассчитывающаяся со всеми своими клиентами в рублях, вдруг решила заняться сомнительными операциями на валютном рынке, так и осталось непонятным. Впрочем, можно предположить, что управленцы из «Транснефти» неплохо заработали на всей этой афере.

Друг семьи

Впрочем, сомнительные отношения с банкирами вполне уже можно назвать фирменным управленческим стилем Максима Гришанина. Чего только стоит тот факт, что компания потеряла более 25 млрд рублей, размещенных во Внешпромбанке(ВПБ), лишившегося лицензии в январе этого года. На счетах ВПБ размещались 9 млрд самой Транснефти и еще 18,6 млрд, контролируемого ею ОАО «Новороссийский морской торговый порт»(НМТП). Напомним, что совет директоров НМТП возглавляет именно Гришанин.

Похоже, что ВПБ был выбран «Транснефтью» отнюдь не случайно. Основатели банка - брат и сестра Лариса Маркус и Георгий Беджамов –имеют многолетние дружеские связи как с самим президентом «Транснефти» Николаем Токаревым, так и с его зятем Андреем Болотовым. С последним у Георгия Беджамова есть еще много совместных бизнес-проектов. Не случайно Беджамова СМИ еще часто называют кошельком семьи Токаревых.

Но не только семейные узы крепили сотрудничество Внешпромбанка и Транснефти. На финансовом рынке широко известен факт о том, что в последний год своего существования Внешпромбанка, пытаясь хоть как-то удержаться на плаву, привлекал средства на депозиты у крупных компаний, «откатывая» менеджерам до 55% от суммы. Кроме того, банк щедро одаривал крупных вкладчиков – будь то элитный алкоголь, или произведения искусства, купленные на аукционах Sotheby's и Christie's.

Свою деятельность Внешпромбанк завершил с рекордной дырой в балансе в 187,4 млрд рублей.Георгию Беджамову удалось сбежать, прихватив с собой, как считают эксперты, не менее $3 млрд.Уехал он в Монако, по последней информации скрывается в Лондоне, а деньги разместил на счетах в западных банках. Его сестру и президента банка Ларису Маркус правоохранительные органы задержали еще в конце 2015 года.

План побега за границу уже готов

Совершенно очевидно, что подобные махинации Максима Гришанина никогда бы не сошли ему с рук, не действуй он с одобрения (а, возможно, и под покровительством) президента «Транснефти» Николая Токарева, известного государственника-консерватора с замком в Хорватии. Однако, сколько веревочка не вьется, а петля совьется.

Максим Гришанин, похоже, очень хорошо понимает, чем для него могут закончиться его «гениальные» финансовые многоходовки. По информации источников близких к «Транснефти», в окружении Токарева сегодня царит паника. Пропавшие из компании 100 млрд рублей – слишком большая сумма, чтобы надеяться на то, что дело будет спущено на тормозах. К тому же в свои 65 лет глава «Транснефти» практически не руководит компанией и может быть отправлен на покой в любой момент. Единственной надеждой для того же Гришанина сегодня остается Георгий Беджамов, который, по слухам, уже готовит запасные аэродромы для проворовавшихся топ-менеджеров «Транснефти».

Что до самого Николая Токарева, то он давно уже успел подстелить себе не то что соломку, а целую перину. Дочь Токарева Майя Болотова еще в 2014 году получила кипрское гражданство, где у семейства Токаревых-Болотовых есть многочисленные оффшорные компании. Кроме того, по экспертным оценкам, стоимость только российской недвижимости «нефтяного семейства» составляет около 3,5 млрд рублей. Это не считая роскошной виллы в Хорватии и элитного жилого комплекса в Юрмале.

Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика