Moscow-Post RSS
11 Декабря 2016

Дети капитана Бендера

Если бы российские бизнесмены внимательнее изучали бы классику, они могли бы избежать многих неприятностей. Характерный пример – история ИТ-компании «Армада», представителя одной из самых «высокоинтеллектуальных» отраслей отечественной экономики.

Дети капитана Бендера

Вредоносная программа

На фоне традиционного летнего информационного затишья одним из самых ярких событий в сфере бизнеса стал очередной виток скандала вокруг компании «Армада» - первой отечественной ИТ-компании, разместившей свои акции на бирже. В начале июля против бывших топ-менеджеров компании возбудили уголовное дело по статье 165 УК «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием», которая предусматривает в качестве меры наказания лишение свободы на срок до пяти лет.

История с акционерным конфликтом в «Армаде» тянется с начала 2014 года и подробно описана многими ведущими СМИ. Если коротко, суть конфликта такова.

«Армада», которой с момента основания до 2014 года руководил Алексей Кузовкин – сначала в должности гендиректора, а позднее – в качестве председателя совета директоров - была одной из крупнейших российских ИТ-компаний, специализирующихся на разработке программного обеспечения. И это была первая отечественная ИТ-компания, которая разместила свои акции на бирже.

При этом компания была известна хорошими связями в госструктурах (на них приходилось около двух третей объема в ее портфеле заказов), «Армада» успешно конкурировала в данном сегменте с компаниями, многократно превосходящими ее по общим объемам выручки. По рынку ходили слухи о тесных связях компании с руководством Минкомсвязи; около 9% акций «Армады» принадлежали государственному фонду «Росинфокоминвест». Можно также отметить, что журнал Forbes сообщал, со ссылкой на слова участников ИТ-рынка, о якобы имевшей место дружбе Алексея Кузовкина с сотрудниками силовых структур, которые помогали ему знакомиться с клиентами.

Впрочем, это была вполне типичная для России ИТ-компания – большие бюджетные вливания в сфере информационных технологий делают «дружбу» с госструктурами практически обязательным фактором стабильности и успешности любой крупной ИТ-компании, а про роль хороших отношений с силовыми структурами в современном отечественном бизнесе не писал разве что ленивый…

Конфликт в компании разгорелся в начале 2014 года, когда компания Arsenal Advisor Ltd, контролировавшая около 14% акций «Армады» потребовала созыва внеочередного собрания акционеров и смены совета директоров, на тот момент состоявшего, по большей части, из топ-менеджеров самой «Армады» и ее дочерних компаний. Причиной послужило резкое ухудшение финансовых показателей: чистая прибыль холдинга упала с 410 млн рублей по итогам 2012 года до 11 млн рублей по итогам 2013-го. Акции «Армады» с начала 2011 года по конец 2013-го подешевели примерно на 60%.

Сделать это оказалось непросто из-за сопротивления менеджмента. Что также было типично. 60% акций «Армады» находилось в свободном обращении, контролирующего акционера, способного быстро принимать подобные жесткие решения попросту не было. В итоге начались судебные разбирательства, на смену совета директоров ушло более полугода. К осени 2014 года этот процесс был завершен, в компании был назначен новый менеджмент.

Все это было довольно типичным корпоративным конфликтом. Однако потом началась, как говориться, «совсем другая музыка».

Новое руководство так и не смогло принять дела – в результате ряда юридических казусов, возникших в ходе не совсем понятных кадровых перетасовок в топ-менеджменте холдинга, предпринятых накануне внеочередного собрания акционеров. Более того, оно заявило, что в холдинге отсутствует финансовая отчетность, а офис «практически пуст».

А еще через некоторое время – обвинило Алексея Кузовкина и его команду в выводе активов «Армады» путем проведения ряда сомнительных сделок. Кузовкин эти обвинения отрицал, утверждая, что до прихода нового менеджмента все было в порядке; одновременно он заявлял, что компания является «живым трупом». Впрочем, свой 7-процентный пакет акций «Армады» ее экс-глава к тому времени, судя по сообщениям СМИ, уже продал.

Сейчас акционеры «Армады» и ее новый менеджмент пытаются через суд оспорить ряд сделок, который они считают связанными в «выводом активов»; по ряду других они требуют компенсации.

А в начале июля, как уже говорилось, делом заинтересовались в МВД. Правда, вовсе не в связи с акционерным конфликтом. Просто в ходе проверки государственного «Росинфокоминвеста», выяснилось, что вследствие падения стоимости акций «Армады» фонд понес убытки почти на 200 млн рублей.

Слева направо: Сергей Егоров, директор по маркетингу ЦРТ; Игорь Щеголев, министр связи и массовых коммуникаций РФ; Алексей Кузовкин, председатель совета директоров «Армада»

Генеральная прокуратура отправила материалы проверки в МВД, а там возбудили уголовное дело, сочтя, что падение котировок акций явилось следствием, в частности, ряда сомнительных операций бывшего менеджмента «Армады». Дело возбуждено в отношении «неустановленных лиц из числа руководителей» «Армады». Однако, судя по тому, что речь идет о сделках, проведенных в 2010-2011 года, под обвинение могут попасть как раз члены команды Алексея Кузовкина, не исключено – что во главе со своим капитаном.

Поэтому, видимо, не случайно, Алексей Кузовкин уже стал «главным героем» аналитического обзора, посвященного экстрадиции российских бизнесменов из Австрии, который опубликовал авторитетный международный антикоррупционный фонд Arcadia Foundation. Кузовкин имеет в Австрии недвижимость, там постоянно проживает его семья и, по данным СМИ, сам бизнесмен значительную часть времени также проводит в Австрии.

Разумеется, обвинения ему пока не предъявлено, да и бизнесмен никуда не скрывался, однако, видимо, западные аналитики исходят из предположения (сделанного, впрочем, на основе достаточно обильной практики), что если уж отечественные следователи усмотрели где-то нанесение ущерба государству в особо крупных размерах, дело в отношении руководства соответствующей бизнес-структуры непременно закончится арестом бизнесменов.

Системные сбои

Дело «Армады», безусловно, беспрецедентно, для отечественной ИТ-индустрии – столь громких скандалов, да еще сопровождаемых уголовными делами, на этом рынке раньше не было.

Правда, это не значит, что на нем не было вывода активов, потерь бюджетных средств, корпоративных конфликтов и т.п. Однако в иных случаях столь громкого резонанса не возникало.

И, думается, у бывшего руководства «Армады», были все шансы избежать столь острого развития ситуации, учитывай оно опыт представителей других сфер бизнеса. А также умей анализировать классику – ту же историю великого комбинатора Остапа Бендера, к примеру. С этой точки зрения, история «Армады», как ни странно, напоминает историю девелоперской компании «Миракс Групп», чей экс-руководитель Сергей Полонский недавно был экстрадирован в Россию из Камбоджи – это, кстати, также стало, одним из самых громких событий скандального плана последних месяцев, связанных с махинациями в российском бизнесе.

справа налево Алексей Кузовкин (Армада), Максим Казак (CNews), Михаил Сенаторов (ЦБ РФ)

В самом деле, давайте посмотрим на типичные ошибки великого комбинатора. А также на те ошибки, которых он старательно стремился избегать. Начнем с последних.

Прежде всего, заметим, что Остап Бендер, равно как Кузовкин и Полонский, собирал деньги с частных инвесторов на развитие своего предприятия. И точно также – если, конечно, обвинения, выдвигаемые в адрес бизнесменов верны, - далеко не всегда расходовал их по назначению и в интересах акционеров. Однако его «Общество меча и орала» было тайным, и едва ли кто-то из пайщиков стал бы обращаться в правоохранительные органы или суды. «Миракс Групп» же собирала деньги с участников долевого строительства, а «Армада» - привлекала на открытом рынке, размещая акции на бирже. Такой способ сбора средств чреват тем, что об интересах инвесторов все-таки приходится думать.

Далее, и Кузовкин, и Полонский считались людьми, близкими к определенным чиновникам. Полонский, судя по публикациям в СМИ, даже публично говорил (или, по крайней мере намекал), о близких отношениях с экс-мэром Москвы Юрием Лужковым и его командой, да и бизнес «Миракса» начал рушится после отставки Лужкова в 2010 году. О близости Кузовкина к госструктурам ходили лишь слухи, неявно подкрепляемые, впрочем, большой долей госзаказа в портфеле компании. В частности, были публикации в СМИ с утверждениями о близости руководства «Армады» с бывшим министром связи Игорем Щеголевым.

Возможно, это совпадение, но грандиозный провал прибыли у «Армады» произошел в 2013 году – после того, как в 2012-м Щеголев покинул министерский пост. Единственный госслужащий, про особые отношения с которым Остапа Бендера Бендера достоверно известно – это монтер Мечников; отношения эти характеризовались знаменитой формулой «утром деньги – вечером стулья». Впрочем, понятно, что если бы даже у великого комбинатора и были тесные фразы в верхах, в то время об этом писать было нельзя.

Тем не менее, даже связи с Мечниковым Бендер не афишировал, предпочитая встречаться с ним в укромных местах. Оно и понятно – особенности связей в верхах в России таковы, что от них, как правило, разумнее открещиваться. И уж тем более – не афишировать. Просто потому, что в случае любого громкого скандала, можно потерять не только текущих, но и потенциальных партнеров. Лишнего шума наши чиновники не любят. Равно, как, разумеется, и «партнеры» бизнесменов из силовых структур. Вот, например, другой герой Ильфа и Петрова, подпольный миллионер Александр Иванович Корейко – сидел себе тихо, делился с кем надо, - и сохранил большую часть состояния, и дело на него было закрыто посредством сжигания в печной топке.

Еще одна особенность Бендера – стремление всячески избегать нарушения Уголовного кодекса. Впрочем, судя по тому, что один из персонажей Ильфа и Петрова хорошо помнил его взгляд по Таганской тюрьме, здесь он руководствовался собственным опытом, а не гениальным предвидением. Ситуация, увы, до сих пор довольно характерная для отечественного бизнеса.

Алгоритмические ошибки

Теперь об ошибках великого комбинатора. Одна из наиболее известных – ставка на заграницу. Остап Ибрагимович, как известно, мечтал жить в Рио-де-Жанейро, но был согласен и на другие страны, где мог без опасений тратить нажитые непосильным трудом средства. Ради этой мечты он даже провел ряд операций по конвертации своих сбережений в золото-валютными ценностями (видимо, нарушив все-таки свой принцип чтить уголовный кодекс), но был безжалостно задержан и экстрадирован на родину румынскими пограничниками – с конфискацией имущества, разумеется.

Алексей Кузовкин (Армада) и Борис Нуралиев (1С) - два лауреата в номинации ИТ-компания года

В России до недавнего времени бегство за границу также считалось неплохим выходом для имеющих проблемы с законом бизнесменов. Возможно, это не в последнюю очередь было связано с рядом громких дел - к примеру, с отказом Великобритании выдать российского правосудию Бориса Березовского. Проблема, однако, в том, что Березовский действительно был заметным оппозиционным политиком и Лондонский суд имел основания предполагать, что в России олигарх не сможет рассчитывать на объективное, свободное от политических пристрастий, рассмотрение своего дела.

Так или иначе, наличие активов за рубежом стало характерной чертой многих российских бизнесменов. И не только долларовых миллиардеров, типа Сергея Полонского, который, по сообщениям СМИ, имел в собственности в Камбодже целый остров. Не особо богатый, по меркам олигархов, Алексей Кузовкин, например, приобрел недвижимость в Австрии и перевез туда свою семью. Отметим еще раз – это общепринятая практика. Но это не означает, что она – правильная.

Поскольку пока ничто не свидетельствует о том, что на Западе готовы по аналогии с «делом Березовского» относиться к делам об экстрадиции не связанных с политикой бизнесменов. Тем более, когда речь идет о нарушении прав инвесторов – там соответствующее законодательство весьма сурово, равно как и отношение общества к таким делам. Напротив, эксперты полагают, что с развитием межстранового взаимодействия правоохранительных структур, число экстрадиций в Россию растет. Причем, как отмечает Arcadia Foundation, несмотря на «дипломатические трения» России и Запада.

Отметим, что последнее обстоятельство как раз выглядит логичным. Хотя бы потому, что западным властям совершенно не хочется давать российским весомый козырь: возможность выдвинуть обвинения в укрывательстве экономических преступников ради решения собственных политических задач.

Вторая очевидная ошибка великого комбинатора – стремление ущемить права партнера по бизнесу, Кисы Воробьянинова. Остап последовательно стремился уменьшить его долю в бизнесе, и поплатился более чем жестоко – получив бритвенным лезвием по горлу. Сейчас, конечно, не двадцатые годы прошлого века, и даже не девяностые – методы решения акционерных конфликтов изменились. Однако попытки «кинуть» партнеров все равно не в чести. Тем более, что у тех есть достаточно действенных способов отомстить.

Взять, к примеру, ту же историю с экстрадицией Сергея Полонского. Первоначально, в январе 2014 года, камбоджийский суд в его экстрадиции отказал. Однако впоследствии данное решение было пересмотрено. Точнее – Полонский был не экстрадирован, о формально депортирован, но поскольку при выдворении из страны он был посажен на рейс до Москвы, фактической сути дела это не меняет. При этом многие эксперты отмечают, что позиция местных властей изменилась после ссоры Полонского с бывшим партнером по бизнесу Николаем Дорошенко, занимающим сейчас пост советника премьер-министра Камбоджи, а также ряда громких публичных экстравагантных выходок российского бизнесмена.

Стоит отметить, что, несмотря на то, что в делах об экстрадиции заинтересованной стороной выступает Российская Федерация, в делах об экстрадиции «обиженные партнеры» могут сыграть существенную роль – путем оказания содействия властям. Проблему в интервью «Аргументам и фактам» хорошо описал генерал-лейтенант МВД в отставке, доктор юридических наук Александр Гуров: «Часто наша страна не может добиться возвращения из-за рубежа подозреваемых в преступлениях, потому что иностранных партнёров не удовлетворяет качество представляемых нашей стороной доказательств вины этих лиц». Очевидно, что бывшие партнеры по бизнесу, к тому же – обладающие доступом к необходимым документам, могут в ряде случаев существенно помочь с подготовкой необходимого пакета документов.

С уголовным делом в отношении «Армады» тоже, видимо, не все так просто – похоже, что ситуация во многом напоминает описанную схему с экстрадицией. Формально, конечно, уголовное дело против бывшего топ-менеджмента ИТ-компании возбуждено в связи с причинением ущерба государственному «Росинфокоминвесту». Однако вот что интересно. Еще до возбуждения дела нынешний гендиректор «Армады» Виталий Подольский написал письмо на имя гендиректора «Росинфокоминвеста» Павла Родионова, в котором описал схемы вывода активов из ИТ-компании бывшим руководством и попросил акцентировать на этом внимание правоохранительных органов.

Формально, конечно, акционерам «Армады» уголовное преследование экс-менеджеров в рамках дела о причинении ущерба фонду едва ли принесет дивиденды – разве что моральное удовлетворение. Другое дело, что в определенных обстоятельствах бизнес-конфликты способны перерастать в межличностные, а в таком случае даже это – уже немало.

Впрочем, реальные мотивы акционеров «Армады» не столь уж важны. Интереснее другое. Наши бизнесмены год за годом повторяют одни и те же ошибки, давно описанные и характерные для ведения дел вне зависимости от формы экономического уклада. Они что, книг не читают? Ладно бы, если речь шла о пресловутых «новых русских» из анекдотов середины 90-х, но здесь ведь люди явно неглупые, занимаются инвестициями, высокими технологиями. Или звон больших денег всегда заглушает голос разума?

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья