Moscow-Post RSS
9 Декабря 2016

Человек бабая в списке Forbes

Банк «Уралсиб» может войти в состав акционеров башкирской сети гипермаркетов «Матрица». Сейчас финансисты ведут переговоры о процедуре вхождения банка в акционерный капитал ритейлера. Этим шагом банк и стоящий за ним клан экс-президента Башкирии Муртазы Рахимова в очередной раз вытаскивает дружественную им торговую сеть из долговой «петли». Владельца «Матрицы» Тимура Гизатуллина всегда считали в республике любимчиком клана Рахимовых.

Человек бабая в списке Forbes

Клановый бизнес

В постсоветской России в силу самых различных причин – исторических, культурных, социальных – образовался ряд региональных режимов «феодально-байского» (по советской терминологии) типа. Наиболее яркие примеры дали Татарстан и Башкортостан. Даже федеральный центр не раз пасовал перед сплочённостью местных элит, помноженной на авторитет их руководителей. «Смены караула» последних лет проходили длительную череду согласований. И в любом случае всё так или иначе остается на заранее расписанных местах.

Автор этих строк в рабочем порядке периодически общается с властными структурами Татарстана. И когда Минтимера Шаймиева сменил Рустам Минниханов, возникло некоторое сомнение в сохранении налаженных контактов. Однако один высокопоставленный казанский чиновник быстро их развеял: «Не волнуйтесь, никаких принципиальных перемен не будет. Это не переворот и не увольнение. Это согласованная кадровая перестановка». Согласованная не только с Кремлем.

Башкортостан – республика из того же ряда. Кланово-капиталистическая экономика, авторитарное патриархально-непотистское правление. Мусульманство в строго дозированном режиме с непременным доисламским колоритом. Русских особо не зажимают, но до ключевых постов не допускают. Мир и спокойствие обеспечивается разветвленной системой клановых и межклановых коммуникаций. Ради нескольких десятков приезжих москвичей в местном Дворце конгрессов могут устроить двухчасовой концерт лучших республиканских артистов. А на вопрос: «Как уговорили?» - радушные хозяева спокойно отвечают: «Попробовал бы кто отказаться». И не важно, кто именно стоит у власти, Муртаза Рахимов или Рустэм Хамитов. Чужие здесь не ходят, зато и своих не сдают.

Неопровержимое подтверждение - история династии Гизатуллиных. И лично Гизатуллина Тимура Хамидовича.

Хамид Нурисламович Гизатуллин уже несколько десятилетий является столпом башкирской научной элиты. Как в Татарстане гордятся своим единственным адмиралом, тихоокеанцем Рустамом Галимовым, в середине 80-х – единственным из татар, так и башкиры чтят своего учёного земляка, члена-корреспондента РАН. Вполне закономерно, что 20 лет назад Хамид Нурисламович стал заместителем председателя президиума Уфимского научного центра РАН и одним из ближайших советников президента Муртазы Рахимова.

Всю жизнь старший Гизатуллин был специалистом в области теории и практики экономико-математического моделирования металлургических процессов. Конечно, это не превалирующая в Башкортостане нефтянка, но отрасль тоже весьма уважаемая.

Есть у профессора Гизатуллина сын - Тимур Хамидович. Поначалу отец готовил для него повторение научной карьеры. Но в МГУ у Тимура не сложилось. Пришлось перейти в отцовскую альма-матер - Башкирский госуниверситет. Неважно даже, на кого учился Тимур Гизатуллин. Это как раз тот случай, когда можно вспомнить старую армейскую присказку: «Почему сын полковника никогда не станет генералом? Потому что у генерала свой сын есть!».

Под крылом Рахимова

Но жизнь уже наступила другая. Веер возможностей расширился. Вместо проблематичной научной стези 22-летний Тимур Гизатуллин выбрал путь в бизнес. Начал он в «золотой середине» 1990-х с оптовой торговли спиртным. Перегонял партии из Москвы в Уфу, стриг купоны с обычной торговой накрутки. Со временем создал собственную сеть магазинов розничной торговли «Мастер вин». Поставщики предоставляли товарные кредиты, так что особых ресурсов его компании «Новое время» и не требовалось. Но решающую роль сыграл иной финансовый источник: льготный кредит семейного банка Рахимовых – нынешнего могучего «Уралсиба». Бизнес-карьере не помешал даже эпизод из 1995 года, когда Тимур получил условный срок за незаконное хранение оружия. Президент Рахимов многое прощал сыну своего экономического советника.

Прямое содействие президента гарантировало уверенную предпринимательскую раскрутку. К концу нулевых компания Гизатуллина-младшего контролировала до двух третей оптового алкогольного рынка Башкортостана. Нахождение возле республиканской бюрократической элиты само по себе являлось гарантией неприкосновенности и гандикапом предпринимательского успеха. Больше того, Тимур Гизатуллин превратился в одного из экономических уполномоченных агентов Рахимова. Именно ему поручили создание и развитие сети розничных продмагов (дальновидный президент не собирался хранить все яйца в одной нефтяной корзинке).

На виду в гизатуллинской предпринимательской системе всегда была торговля. Но фундамент закладывался банковским бизнесом. В 1998 году ТОО «Республиканский инвестиционно-кредитный банк «Башкредитбанк» превратилось в ОАО «Уралсиб», ставшее в сентябре 2005-го «Банком «Уралсиб». Его учредителем и единственным владельцем в первые годы выступало правительство Республики Башкортостан. Это «с колёс» ввело «Уралсиб» в Tоп-20 российских банков по размеру активов. Один за другим «Уралсибом» были поглощены уфимский Башпромбанк, кемеровский Кузбассугольбанк, ижевская «Евразия», челябинский «Дорожник», калининградский Стройвестбанк, пермский «Дзержинский», «Брянский народный банк», московские «Автобанк-НИКойл» и «ИБГ НИКойл». Сеть структур «Уралсиба» охватила более полусотни российских регионов. Руководство банка с подачи руководства Башкортостана и передало Тимуру Гизатуллину за достаточно смешные 400 тысяч долларов крупную торговую сеть «Универсал-трейдинг».

Эту трату Гизатуллин отбил за год. На основе этого актива вырос торговый холдинг «Матрица». Превратившийся в становой хребет одной из крупнейших региональных бизнес-систем, аффилированных с властями Башкортостана.

Карт-бланш на захваты

Казалось, Гизатуллина-младшего ждет сравнительно безоблачное будущее. Ему был выдан карт-бланш на не только на кредитование и коммерческие операции, но фактически и на пресловутые «недружественные поглощение», попросту именуемые рейдерством. Поначалу экспансия разорачивалась в пределах башкирской столицы. В лучшие времена Гизатуллин владел ¾ городского розничного рынка. Далее «Матрица» продвинулась в другие районы республики. Следующим этапом стало проникновение в соседние регионы. Особенно чёткие следы остались в Самаре, где в середине 2000-х Гизатуллин установил доверительные деловые отношения с мэром Виктором Тарховым (в обмен на доступ к башкирскому руководству самарский мэр предоставлял Гизитуллину ценовые преференции при покупке объектов). Но не только – крупный проект раскручивался и в Перми, где планировалось слияние с торгсетью «Виват». Подобрался хозяин «Матрицы» и к Москве. Здесь открылся магазин на улице Милашенкова, потребовавший кредита в 1,2 миллиарда рублей, с чем проблем не возникло. На пике коммерческого успеха «Матрица» насчитывала четыре десятка крупных гипермаркетов в разных городах страны.

Головокружение от успехов, подкреплённых высоким покровительством, не заставило себя ждать. А в таких случаях бизнес регулярно переходит грань, отделяющую от криминала.

В 2004 году подконтрольное Тимуру Гизатуллину ООО с громким и несколько двусмысленным названием «Столичный комитет имущественных отношений» выкупило у компании «Шанс» торговое помещение на улице Цюрупы в Уфе. Схема была чисто рейдерской: подставная фирма, завлекающая «сделкой», комплект подложных документов в налоговую инспекцию, несколько специально созданных по такому случаю «однодневок», подкупленный «троянский конь» в руководстве отжимаемого актива... Словом, шансов у «Шанса» не было никаких. Год спустя на принадлежащих компании площадях разместился очередной «матричный» магазин. Восстановить статус-кво не удалось даже по суду, который вынес обвинительный приговор экс-директору «Шанса» Забродскому, изменившему своей фирме.

Успех окрылил. Рейдерская тема получила развитие, особенно в сфере недвижимости. Операции совершались через ООО «Уфимский комитет имущественных отношений», где верховодила сестра Тимура Гизатуллина. Не брезговал он и уходом от налогов через цепочки подставных компаний, на счетах которых растворялись сделанные выплаты.

В 2008 году выручка холдинга «Матрица» превысила 9 миллиардов рублей. Но в том же году система начала постепенно оседать. Мировой кризис сыграл в этом вторичную роль. Главные проблемы создала Гизатуллину развернувшаяся в 2008-2010 годах внутрироссийская политическая чистка засидевшихся региональных элит.

К 2010-му дошло до трёх китов – Юрия Лужкова, Минтимера Шаймиева и Муртазы Рахимова. Хозяина Москвы пришлось убирать с громким (хотя удивительно быстро затухшим) скандалом. Владыку Татарстана удалось отодвинуть сравнительно технично и безболезненно. Ему и замена была подобрана соответствующая – местная, всех устраивающая. В Башкортостане вышло не так гладко. Медведевский протеже Радий Хабиров наткнулся на активное сопротивление. Дошло до инициации против него уголовных дел. Пересилить на этом опытного бая Рахимова не удалось, несмотря даже на уголовное дело, возбуждённое против президентского сына Урала Рахимова-младшего. Но Медведеву пришлось пойти на компромисс, согласовав с Рахимовым назначение главой республики Рустэма Хамитова.

Крутое пике

Понятно, что в таких разборках Рахимову-старшему было не до Гизатуллина-младшего. В течение 2008-2010 годов, когда в Уфе шла борьба за главное кресло, «Матрица» впала в жёсткий ступор. В 2009 году её суммарный кредитный долг банкам составил 4,5 миллиарда рублей. Ещё бы, ведь соотношение долга к EBITDA (аналитический показатель, равный объёму прибыли до вычета налогов, процентов, и амортизации) уже в конце 2007-го, до начала главных неприятностей, у неё было около 9. Чтобы оценить уровень этого отрицательного показателя, сравним с лидером рынка X5 Retail Group — 3,2. Даже многострадальной компании «Марта» для старта распродажи активов хватило и 6.

Тут вдобавок подошёл срок погашения по облигациям холдинга на общую сумму 1,2 миллиарда рублей. Административная подушка безопасности не срабатывала. «Матрица» объявила дефолт и получила в ответ кучу исков от держателей своих активов. Одним из истцов стал Сбербанк РФ, который, наряду с МДМ-банком, в 2009 году начал вести переговоры о приобретении 70% активов «Матрицы». Был момент, когда банки-кредиторы – МДМ-банк, Связьбанк и даже «Уралсиб», частично вышедший из-под рахимовского контроля - вообще прекратили рефинансировать кредитные линии «Матрицы». Пользуясь перетряхиванием во властных кабинетах Уфы, «Матрицу» стали подпирать конкуренты. В Уфу пришли «Рамстор», «Патэрсон», «Мосмарт» и другие федеральные игроки. «Матрице» приходилось идти на сокращение ассортимента, заняться вымыванием со своих полок дорогих и долго реализуемых товаров, прекращать закупки магазинного оборудования и ремонты помещений, сокращать персонал. К экономической составляющей добавилась административная и уголовная.

Главное следственное управление при МВД Башкортостана приступило к проверкам и возбуждению дел, касающихся «Матрицы» и её руководства. Дело N 8010012 - по факту лжепредпринимательской деятельности – засветило ООО «Стройвек», через которое неучтённая прибыль перекачивалась в структуры Гизатуллина. Но это была лишь первая ласточка. Всё стало по-взрослому, когда под раздачу в рамках уголовного дела N 7010150 попала сама Светлана Антонова – сестра Тимура Хамидовича, возглавлявшая одну из ключевых его структур, «Уфимский комитет имущественных отношений». «Матрицу» начали выдавливать из Уфы. Этапное событие произошло в декабре, когда здание на Цюрупы, 80 подверглось атаке судебных приставов. Несколько часов в гипермаркете и вокруг него происходило нечто напоминающее уличные беспорядки – служба безопасности и торговые сотрудники предприятия оказывали сопротивление. Но оно было сломлено на основании давнего судебного решения об изъятии помещения у «Столичного комитета имущественных отношений» (не путать с «Уфимским комитетом», хотя хозяин у обоих комитетов один) и возврате его компании «Шанс».

Но тут прозвучало слово подлинного хозяина башкирской действительности. Хитромудрый Муртаза Рахимов сумел осуществить успешную «перезагрузку» своих отношений с Москвой. Федеральные чиновники, оценив его готовность идти на компромисс, сменили гнев на милость. Да и экономическая база в лице «Башнефти» никуда и не девалась. Более-менее наладив собственные дела, Рахимов смог помочь и Гизатуллину. Подоспел очередной кредит от «Уралсиба». Стало постепенно сворачиваться уголовное преследование.

Конечно, по большому счёту всё это уже как мертвому припарки. Но на данный момент краха «Матрицы» не предвидится. Правда, условия кредитования ужесточились, получать банковские субсидии Тимур Хамидович сможет теперь лишь в обмен на доли в капитале. Тем не менее, он по накатанной дорожке по-прежнему собирается развивать свои торговые альянсы в Самаре, лоббируя проект поглощения тамошней розничной сети.

В крайнем случае, никуда не денется личное состояние Тимура Гизатуллина. В 2008 году в рейтинге рублёвых миллиардеров он занимал 318-е место, но и это было неплохо для 34-летнего в ту пору регионального ритейлера. Так что солидное выходное пособие представляется гарантированным, несмотря на потери, понесённые в кризисные годы. Да и рано об этом говорить, поскольку непотопляемость подобных бизнесменов основана на неколебимой преданности правящим байским режимам.

Добавить комментарий

Заменить в статье Муртаза Рахимов на Шаймиев, Тимур Гизатуллин на Вагиз Мингазов, а "Матрица" на "Вамин"- и как будто о Татарстане написали.Булат (31 Мая, 13:49)

Хамит Нурисламович Гизатуллин с самого начала не принял принципов Муртазы Рахимова и был его ярым оппонентом, но никак не советником. Вначале из экономистов, на кого мог опираться Рахимов, были только Халил Барлыбаев и Михаил Бугера. Лишь впоследствии появились в его окружении Валентин Власов, Фоат Хантимиров, Евгений Евтушенко. Для настоящих ученых-экономистов, как я считаю, поддержка Рахимова означала сделку с совестью. Вокруг него больше паслись «отцы народной истории» и другие приживалки от суверенитета. Поэтому статья построена на передергивании фактов.
Ринат Гатауллин, д.э.н., профессор.
Ринат (14 Ноября, 11:37)

Как говорят в интернете, "аффтар" настолько размахнулся в своем "разоблачительном материале", что от истинной сути реальных событий в нем остался лишь небольшой огрызок "гулькиного носа". Писать, что "владельца "Матрицы" Тимура Гизатуллина всегда считали в республике любимчиком клана Рахимовых", конечно, полнейшая чушь, а бредом "сивой кобылы" является уже утверждение о том, что Хамид Нурисламович был "одним из ближайших советников президента Муртазы Рахимова".
Прочитав уже эти две полностью лживые сентенции, можно сделать стопроцентный вывод, что и вся статья есть полнейшее вранье, очевидно, написанная по заказу для прикрытия неблаговидных действий по переделу сфер влияния.
Профессор Нусратуллин Вил Касимович.
Вил (13 Ноября, 12:49)

Смотрите также:

Сечин отдал «Роснефть» друзьям?

Сечин отдал «Роснефть» друзьям?

Глава «Роснефти» продал почти 20% госкомпании консорциуму Glencore, тесно связанному с околокремлевским миллиардером Геннадием Тимченко, и Qatar Investment Authority - работающей с советником Игоря Сечина – Романом Троценко.

08 Декабря, 14:11

Акции «Роснефти» «пробили» исторический максимум

Акции «Роснефти» «пробили» исторический максимум

Акции компании «Роснефть» впервые за всю историю торгов выросли до 380 рублей за одну бумагу, сообщает корреспондент The Moscow Post.

08 Декабря, 11:57

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья