Moscow-Post RSS
5 Декабря 2016

«Черные технологии» в борьбе за «черное золото»

Корпоративный конфликт в «Самара-Нафте» стал причиной травли в СМИ менеджера самарской дочки американской корпорации Хесс.

«Черные технологии» в борьбе за «черное золото»

Недавно многие федеральные российские издания и американский деловой журнал Forbesрассказали об увольнении топ-менеджера самарской нефтяной компании «Самара-Нафта» Алексея Веймана. Его обвинили в связях с преступной группировкой «Индейцы» и попытках легализовать бизнес этой ОПГ через нефтяную компанию. При этом доказательств его связи с преступными кругами представлено не было, все публикации ссылались на некие показания бизнесменов, обвинявших его в рейдерстве. При этом никакого документального подтверждения эти показания не имеют. Что же стоит за отставкой менеджера «Самара-Нафты»? Для начала немного истории. «Самара-Нафта» была образована в 1998 году как подразделение саратовской нефтяной компании «Нафта». В 2001 году ЗАО «Самара-Нафта» как самостоятельное предприятие было приобретено группой СОК. «Самара-Нафта» на тот момент являлось недропользователем Мамуринского участка недр, расположенного на территории Пестравского, Большеглушицкого и Большечерниговского района Самарской области. Группа СОК оценивала суммарные извлекаемые запасы нефти месторождений Мамуринского участка в 5 млн тонн.

В конце 2004 года у компании опять сменился собственник – им стал экс-менеджер ТНК и ЮКОСа российско-американский гражданин Семен Кукес (в американской версии Саймон Грегори Кусес). В том же 2005 году «РуссНефть» Михаила Гуцериева поменялась активами с «Самара-Нафта», «РуссНефть» продала контрольный пакет акций ЗАО «Волганефть» компании «Самара-Нафта», купив взамен проданного актива «Удмуртгеологию» с годовой добычей около 200 тыс. т нефти. По словам Гуцериева, компания была продана “Самаре-Нафте”, поскольку этот актив находится в непосредственной близости с основными месторождениями самарской компании. Волганефть вела добычу на семи нефтяных месторождениях в Самарской области: Булатовском, Казаковском, Введенском, Еркульском, Смородинском, Черноозерском, Юганском. По данным «РуссНефти», извлекаемые запасы компании составляют около 11 млн. т нефти. В 2004 году объем добычи нефти «Волганефти» составил порядка 200 тыс. т.

Вместе с приобретенным активом в компанию Кукеса пришли и менеджеры «Волганефти» и привнесли методы своей работы. К таковым в частности относились списания средств по «левым» контрактам в оплату услуг, которые никогда не оказывались, занижение показателей по добыче нефти на скважинах, с целью хищения добытой нефти. Эти нарушения неоднократно выявлялись в ходе внутреннего аудита, однако нарушителям все сходило с рук, поскольку эти схемы обосновывались необходимостью иметь свободные средства для подкупа чиновников. В общем вполне традиционная для России схема. И в ней не было бы видно ничего нового (а как увидишь, если те, кто должен смотреть за этими схемами получали свои «откаты» за то, чтобы ничего не видеть), если бы не один факт – в марте 2005 года совладельцем «Самара-Нафты» стала американская корпорация Hess Oil. Напомним, что в США действует строжайшее законодательство о противодействии коррупции, и под его действие подпадают все компании, американские и иностранные, имеющие активы на территории Штатов, все зависимости от места регистрации и места ведения бизнеса. То есть все эти «традиционные» для России метолы ведения бизнеса автоматически становились табу для компании, владельцем которой является американская корпорация.

Летом 2011 года в «Самара-Нафте» был проведен внутренний аудит, который завершился в сентябре прошлого года. Идеологом этого аудита был новый менеджер компании – помощник генерального директора Алексей Вейман, занявший этот пост в мае 2011 года. В ходе аудита были выявлены нарушения как внутрикорпоративных процедур, так и российского законодательства. Однако вместо устранения выявленных нарушений была организована травля самого Веймана в федеральных и региональных СМИ. При этом, поскольку в деятельности фигуранта статей в «Самара-Нафте» ничего незаконного найти не удалось, была предпринята попытка перевести дискуссию в другую плоскость. Для чего инициаторы кампании по дискредитации Веймана вытащили давний и незатухающий конфликт вокруг ООО «Коралл». Этот конфликт в свое время широко освещался местными СМИ. Основой для него послужила производственная база в Новокуйбышевске Самарской области. Экс-совладельцы «Коралла» Владимир Милов и Юрий Бочкарев на определенном этапе разошлись во взглядах на развитие компании, и Бочкарев предпринял попытку вывести все имущество на себя (копии решений судов есть в распоряжении редакции). Интересы Милова на определенном этапе защищал Алексей Вейман, что привело к тому, что идеологи кампании «вытащили» его на передний план и «сделали» фигурантом списков активных участников ОПФ «Индейцы» (распалась в середине 2000-х годов), фактическим мозговым центром бандитской группировки. Сам же Бочкарев выставлялся «белым и пушистым». «Я плачу налоги. Мне нечего скрывать, - рассказывал журналистам «Форбс» Бочкарев. - Я родился в семье рабочих. Я не занимаюсь никакими грязными делами, поэтому я неуязвим для полиции и налоговой инспекции».

Однако это не совсем так. Первый свой срок Бочкарев получил еще в 1978 году за хулиганские действия в составе группы с применением холодного оружия. Согласно приговору (копия есть в распоряжении редакции) Бочкарев с двумя коллегами, всем на момент совершения преступления было по 18 лет, совершили вооруженное нападение на лодочную базу и нанесли ножевые ранения охраннику базы и еще двум мужчинам. Преступление было совершено в состоянии алкогольного обвинения. Срок заключения составил 5 лет. В период отбывания наказания Бочкарев познакомился с нынешним партнером «черного нефтетрейдера» Павла Крюкова (также судимого за нанесение тяжких телесных повреждений). Это обстоятельство позднее сыграет свою роль в судьбе как Бочкарева, так и Крюкова. Позднее, в 90-х года прошлого века и начал нынешнегоБочкарев состоял на оперативном учете как активный участник различных ОПФ.

Теперь вернемся к «Кораллу». В 2005 году Бочкарев предпринял попытку выдавить из бизнеса своего партнера Милова, что вылилось в длительный конфликт, который незавершен до сегодняшнего дня. Пиком конфликта стал 2008 год, когда Милов стал жертвой вооруженного нападения, его автомобиль был обстрелян из автоматического оружия. Участники того нападения до сих пор не найдены.

Следует отметить, что с начала 2011 года Вейман уже не представляет интересы Милова и никоим образом не участвовал в процессе вокруг «Коралла», однако это уже никого не интересовало. Топ-менеджер «Самара-Нафты» Эдуард Хейман (сейчас занимает пост руководителя московского представительства компании) и «черный нефтетрейдер» Павел Крюков, а именно они должны были оказаться главными «пострадавшими» по результатам расследования, инициированного Вейманом в 2011 году, вытащили туисторию и сделали ее основой для «очернения» своего бизнес-противника. Сама компания была организована на уровне федеральных СМИ, что говорит о больших финансовых вложениях инициаторов. По информации одного из участников кампании, самарского блогера и активного члена КПРФ Валерия Крючкова, расходы составляли порядка 2-3 млн рублей в месяц. При этом организаторы кампании регулярно меняли данные о Веймане. Когда всем стало известно, что «Индейцев» не существует в природе (как уже упоминалось, в середине 2000-х группа распалась), Веймана «перенаправили» в ОПГ «Местные». Сейчас делаются попытки выдать Веймана за члена ОПГ «Боксеры». По информации издания, сотрудник правоохранительных органов некий господин Ситников ставил на прослушку телефон Вейман, обосновывая членством последнего в «Боксерах». Помимо этого Ситников с рядом коллег неоднократно делали намеки на возможные негативные последствия для Веймана.

Сам Валерий Крючков занимался информационной поддержкой кампании в блогосфере. Регулярными перепечатками материалов СМИ в своем блоге и привлечением к кампании других специалистов Интернет-сообщества он поддерживал интерес к теме. Однако недавно уже сам Крючков стал объектом расследования самарских блогеров. В разговоре, записанном на скрытую камеру, признался, что компания по дискредитации топ-менеджера «Самара-Нафты» была с самого начала проплаченной московскими заказчиками, в организации компании участвовали также представители силовых органов Самарской области, которые организовывали информационное сопровождение, а также вносили необходимые изменения в служебные документы.

В этой ситуации странно, что такие уважаемые бизнес-структуры как американская корпорация Hess и журнал Forbs попались на такую нехитрую и давно всем известную вещь как «черный пиар» и принимали решения исходя из совершенно непроверенных данных. Особенно это касается корпорации Hess, которая вместо того, чтобы очистить свой российский бизнес от расхитителей выгнала специалиста, который все эти схемы им раскрыл и попытался очистить от них бизнес работодателя.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья