Moscow-Post RSS
3 Декабря 2016

Год агрохимических войн

Почти весь год на агрохимическом рынке РФ не стихали корпоративные конфликты. Их зачинщиком считается холдинг «Акрон» Вячеслава Кантора. Кстати, именно Кантор по итогам 2011 года стал победителем спецпроекта The Moscow Post «Срок для…»

Год агрохимических войн

Весь 2011 год The Moscow Post проводила свой проект «Срок для…»

В этой рубрике журналисты совместно с юристами подсчитывали максимальный совокупный срок заключения, который можно дать российским политикам и бизнесменам за те преступления, в совершении которых их можно обвинить или заподозрить.

В прошлом году пальма первенства в этом конкурсе досталась главе РЖД Владимиру Якунину, которому за все его предполагаемые прегрешения журналисты насчитали аж 120 лет лишения свободы.

А вот в этом 2011 году господин Кантор с результатом в 103 года стал победителем антирейтинга «Срок для…».

И вот теперь пришла пора вспомнить обо всех «прегрешениях» владельца «Акрона».

Так первый свой антизаконный опыт Вячеслав Владимирович, по всей видимости, получил еще в своей юности.

Ведь после того, Вячеслав Кантор закончил Московский авиационный институт (МАИ) по специальности инженер-системотехник и отучился в аспирантуре, он возглавил из многочисленных в то время закрытых научных лабораторий при МАИ, которая занималась разработкой межорбитальных космических аппаратов.

В 1986 году в лаборатории разгорается скандал, поводом к которому послужила продажа секретов оборонного характера за рубеж. После этого инцидента Вячеслава Владимировича немедленно уволили из лаборатории, так как именно его все считали виновным в продаже информации западным спецслужбам. Если бы это было доказано, то к Кантору можно было бы применить статью 276 УК РФ «Шпионаж», которая карается максимальным сроком лишения свободы на 20 лет.

Однако, разумеется, это лишь «цветочки». Ведь в большей степени к деятельности Кантора относятся преступления, предусмотренные частью 3 статьи 159 УК РФ «Мошенничество».

Здесь, собственно говоря, речь идет о том, как именно Вячеслав Владимирович получил свой первоначальный капитал.

Непосредственно финансовая карьера Кантора началась еще в середине «лихих 90-х». Именно тогда Вячеслав Владимирович начинал по заниженной цене «прихватизировать» наиболее эффективные предприятия химической промышленности. Так в 1993-м году Вячеслав Кантор стал владельцем «Азота», который тогда же был переименован в «Акрон». За 35% акций одного из мощнейших предприятий советской химической промышленности господин Кантор заплатил около 350 млн. рублей или 200 тыс. долл. В то время, как на рынке стоимость тонны продукции «Азота» составляла 140 долл. за тонну, а мощность предприятия составляла 4 млн. тонн в год.

Далее Вячеслав Владимирович по подобной схеме выкупа по заниженной цене проводит приватизацию еще ряда важнейших объектов химической промышленности. Так вскоре под контроль к Кантору попали ОАО «Дорогобуж», ЗАО «Акронит», ЗАО «Новпромгаз», а так же 8% акций «Сильвинита», основного поставщика калийного сырья на «Акрон», 20% акций ОАО «Росхимтерминал», которое строило химический терминал в порту Усть-Луга, и даже 7,73% акций мурманского «Апатита».

По данным газеты «Версия», приобретение Кантором этих активов произошло благодаря помощи его влиятельных покровителей из властных структур – сенатора от Новгородской области Михаила Прусака, вице-премьера Владимира Шумейко и первого вице-премьера, а затем члена Совета Федерации от Новгородской области Геннадия Бурбулиса, который считается главным покровителем Вячеслава Кантора.

Далее по такой же схеме и при помощи тех же влиятельных политиков Кантор «отхватил» Конный завод №1, который находился в самом лакомом участке Подмосковья, в районе Рублево-Успенского шоссе, как раз в непосредственной близости от президентских резиденций «Барвиха» и «Горки-9», а вместе с ним Вячеслав Владимирович «заграбастал» и 2300 га элитной земли.

Кстати, все эти «финансовые инструменты» с поглощениями гос.активов, по мнению экспертов, дают право не только применить к Кантору статью 159 УК РФ, но и задуматься о наличии в действиях Вячеслава Владимировича признаков преступления, предусмотренного частью 2 статьи 291 УК «Дача взятки» (до 8 лет). В противном случае очень странно бы смотрелось «безвозмездная помощь» Кантору со стороны Шумейко, Прусака и Бурбулиса.

Однако, если при «Ельцинской команде» у Кантора неприятностей с законом особо не было, то, когда к власти пришел Владимир Путин, Вячеславу Владимировичу пришлось заметно понервничать. Ведь он стал попадаться на преступлениях, по сути, подпадающих под чисто уголовную ответственность. В частности, речь идет о возможном применении части 4 статья 188 «Контрабанда» (до 12 лет)

Это относится к крупному скандалу, который произошел в 2005 году. Тогда оффшоры «Isofert Trading INC» и «Transchem International INC», принадлежащие Вячеславу Кантору, оказались втянуты в детективную историю с попыткой нелегальной продажи ракет X-55 в Иран и Китай через Украину, Вячеслав Владимирович в очередной раз оказался перед риском стать фигурантом уголовного дела.

Более того, в феврале 2006 г. Кантор был даже задержан и допрошен по «делу Х-55» в аэропорту «Бен-Гурион».

Однако, на это предполагаемые преступления, в которых можно заподозрить господина Кантора, не заканчиваются.

В частности, именно «Акрон» эксперты обвиняют в корпоративных войнах, которые почти полностью дестабилизировали обстановку на агрохимическом рынке.

Ведь «Акрон» Вячеслава Кантора вел войны с «Фосагро» Андрея Гурьева, «Уралхимом» Дмитрия Мазепина и даже с норвежской корпорацией Yara. Так, когда с декабря 2007 г. цена на апатитовый концентрат на бирже выросла более чем в пять раз — до 11 925 руб. за 1 т., одного из крупнейших потребителей концентрата, «Акрон», это не устроило, хотя весь процесс повышения цены шел сугубо по законам рынка. Тогда его предприятие «Дорогобуж» пожаловалось в ФАС. Конкретно «Акрон» был недоволен позицией ОАО «Апатит», входящего в холдинг «Фосагро».

Однако, тогда у Вячеслава Кантора не получилось атаковать структуры Андрея Гурьева, и «нападение» «Акрона» на «Фосагро» окончилось, едва начавшись.

В ответ на это «Фосагро» тоже пожаловалась на «Акрон» в ФАС. Из письма следует, что «Акрон», воспользовавшись правом «традиционного потребителя», намерен скупить концентрат на «Юмексе» по низкой цене в количестве, превышающем его производственную программу.

В общем, холдинг господина Кантора попробовал обмануть других участников рынка, но из этого ничего не вышло.

Далее «Акрон» стал «атаковать» другие агрохимические холдинги. К примеру, все помнят войну «Акрона» и норвежской корпорации Yara, которая началась после того, как Yara на совершенно законных основаниях хотела вернуть 10,3% голосующих акций «Апатита» из «Нордик рус холдинга» (СП Yara с «Акроном») или истребовать с партнера деньги.

Тогда господин Кантор использовал против Yara все свои ресурсы – начиная от информационных и заканчивая финансовыми и политическими. Война между «Акроном» и Yara была довольно продолжительной и затратной для обеих сторон, но в итоге Вячеслав Владимирович потерпел в ней сокрушительное положение.

Так «Акрон» сдался и решил выплатить норвежской Yara по закону причитающиеся ей деньги. По данным RTS Board, 10,3% голосующих акций «Апатита» стоят $231,3 млн.

Так что Yara смогла вернуть свои финансы, а «Акрон» в очередной паз потерпел поражение в «корпоративных баталиях».

Еще одним безусловным проигрышем Кантора была попытка поглощения «Уралхима» Дмитрия Мазепина. Сколько тогда топ-менеджеры «Акрона» говорили о приобретении акций «Уралхима», а все напрасно. Ведь «Уралхим» так и не «отдался» «Акрону»

Все эти эксперименты господина Кантора привели к дестабилизации агрохимического рынка, и, как следствие, к росту цен на минеральные удобрения. А это эхом откликнулось на стоимости производства аграрной продукции, в частности, хлеба.

Хотя, что Вячеславу Владимировичу до нужд простых россиян, когда он с комфортом живет в Швейцарии.

Впрочем Кантору наплевать не только на простых жителей РФ, но и на рабочих самого «Акрона».

Дабы понять, как плохо живется рабочим «Акрона», достаточно вспомнить конфликт между менеджментом химкомбината «Акрон», которым владеет Вячеслав Кантор, и профсоюзом работников предприятия, который не прекращается уже более 4-х лет.

Все началось еще в январе 2006 года. Именно тогда менеджмент завода в одностороннем порядке прекратил исполнять ряд требований коллективного договора.

В частности, прекратилась ежегодная индексация зарплаты. Тогда-то профсоюзная организация и начала в полной мере отстаивать свои права. Требования были просты – 20%-ое повышение оклада и исполнение комбинатом всех пунктов коллективного договора.

Однако, Вячеслав Кантор не пошел на встречу рабочим. Его реакция чем-то напоминало действия ГЕСТАПО, ведь сотрудники службы безопасности ОАО «Акрон» стали оказывать серьезное давление на профсоюз. Они ставили прослушивающие устройства, применяли силовые меры, а в итоге профсоюзный лидера химкомбината Сергей Ян «внезапно» попал в автокатастрофу и лишь чудом остался жив.

Кстати, в 2006 году прокуратура Новгородской области даже возбудила уголовное дело в отношении одного из сотрудников службы безопасности ОАО «Акрон». Кантор в борьбе с рабочими действовал не только силовыми, но и мошенническими способами.

Так он создал фиктивный «карманный» профсоюз во главе с новым лидером заместителя экс-председателя Сергея Яна - Станиславом Мельниковым. После того, как рабочие «Акрона» оказались без защиты, их жизнь превратилась в настоящий ад…

Все эти репрессии против рабочих «Акрона», корпоративные войны с конкурентами и «относительно законные» финансовые операции привели к тому, что Вячеслава Кантора можно заподозрить в целом спектре разнообразных преступлений. Так что, проанализировав всю его биографию и сосчитав максимальные предположительные уголовные срока , можно прейти к выводу может грозить (по совокупности) около 103 лет лишения свободы. С этим итогом они и победил в конкурсе The Moscow Post «Срок для…» в 2011 году.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья