Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

«Горячие» методы холодного латвийского парня?

Бизнесмен Паэгле устраняет нежелательных партнеров?

«Горячие» методы холодного латвийского парня?

Конкурсный управляющий воронежского «Проминвеста» обещает кредиторам расплатиться с ними через 10 лет.

Конкурсный управляющий ООО «Проминвест» (бывшая площадка алюминиевого завода) Илья Петров подал в Арбитражный суд Воронежской области ходатайство об утверждении мирового соглашения между кредиторами и предприятием, следует из материалов арбитража.

За это соглашение проголосовало большинство кредиторов. Несмотря на то, что оно, как считают эксперты, невыгодно кредиторам, с которыми предприятие де-факто в состоянии расплатиться.

Так, согласно мировому соглашению, общий долг «Проминвеста» сокращается на 25%, до 185, 683 млн. рублей. Выплачивать же его предприятие будет в течение 10 лет.

Против данного решения выступил лишь одни кредитор – ООО «Праймтаргетрус» с общей суммой долга в 39 млн. рублей. Теперь ему предстоит оспорить данное ходатайство в суде.

«Конкурсный управляющий должен решать вопрос максимально выгодно для кредиторов. А с учетом имеющегося имущества ООО «Проминвест» могло легко расплатиться со своими кредиторами в полном объеме, продав часть своего имущества, после чего продолжить текущую деятельность. Однако по непонятным причинам управляющий предлагает мировое соглашение, абсолютно невыгодное для нас, и его принимают большинством голосов», – пояснили в ООО «Праймтаргетрус», добавив, что согласование таких условий со стороны других кредиторов выглядит как минимум сомнительно.

Московский след воронежского спора?

С особым интересом за ходом банкротства «Проминвеста», управляющего крупным промышленным парком на окраине Воронежа (примерно 40 га на территории бывшего алюминиевого завода), очевидно, теперь будут следить правоохранители.

Недавно оперативники МВД и ФСБ задержали в Москве трех предполагаемых киллеров, якобы готовивших покушение на бизнесмена Кирилла Корнева.

Бизнесмен, владеющий несколькими фирмами в Воронеже, активно участвует в конфликте кредиторов «Проминвеста», а возглавляемое им ООО «Датапорт» арендует часть площадей у компании под размещение серверов и другого оборудования дата-центра.

«Непогашенные» споры

Разногласия между господином Корневым, а также дружественными ему предпринимателями Дмитрием Прохоровым и Андреем Сопильняком с одной стороны и бизнесменом Михаилом Паэгле - с другой были связаны со способом погашения долгов «Проминвеста» перед кредиторами.

Согласно документам, Прохоров, Сопильняк и Корнев через близкие им юрлица были среди кредиторов «Проминвеста». Господин Сопильняк до сих пор владеет долей 32% в этом ООО. Остальные доли принадлежат кипрскому Faziha Holdings Ltd. Который тесно связан с Михаилом Паэгле!

Сторона Кирилла Корнева настаивала на быстрой продаже части активов завода (земли и строений) для расплаты по долгам, а его оппоненты — на необходимости рассрочки платежей и дисконта по долгам.

Однако, ООО «Тракавиа», бывшее залоговым кредитором «Проминвеста», настояло на продаже заложенного ему имущества, получило от его реализации около 30 млн руб. и вышло из процедуры банкротства.

А уже 9 июня оставшиеся кредиторы на собрании одобрили мировое соглашение. Единственным кредитором, выступавшим против этого соглашения, было ООО «Праймтаргетресурс» Дмитрия Прохорова.

Кирилл Корнев на следствии уверенно заявляет, что подозревает в покушении оппонентов по конфликту на «Проминвесте». А оппонент этот – Михаил Паэгле!

Дело «Проминвеста»

ООО «Проминвест» признано банкротом в сентябре 2014 года. Площадка известна своими многочисленными спорами в судах с залоговыми кредиторами, которые разрешились лишь недавно, а также скандалами вокруг основного собственника.

Как утверждают кредиторы, конечным бенефициаром «Проминвеста» является бывший гражданин РФ, а теперь гражданин Латвии Михаил Паэгле.

«Проминвестированное воровство»?

Вокруг ООО «Проминвест» (бывшая площадка Воронежского алюминиевого завода) недавно разгорелся еще один скандал.

В правоохранительные органы поступило заявление о возможном похищении оборудования с понижающей подстанции почти на 30 млн рублей.

В заявлении ООО «ТракАвиа» (залоговый кредитор ООО «Проминвест») говорится, что в начале текущего месяца управляющий ООО «Проминвест» предоставил фальсифицированные бухгалтерские документы должника.

Согласно заявлению, исполнительный директор ООО «Проминвест» Александр Носков совместно с главным бухгалтером предоставили инвентарные карточки и инвентаризационную опись на главную понижающую подстанцию, содержащие недостоверные сведения об оборудовании.

Заявитель смог выявить сомнительный характер данных, воспользовавшись более ранними аналогичными сведениями, в которых указан иной состав конструктивных элементов подстанции.

Подтверждение данному факту уже дал эксперт в области промышленного электрооборудования.

Люди гибнут за металл?

Главный энергетик воронежского ООО «Техпромлит» (литейное производство) Андрей Полетаев покончил жизнь самоубийством на территории ООО «Проминвест» (бывшая площадка алюминиевого завода).

Тело обнаружили вечером 25 мая на одном из заброшенных участков промплощадки.

Поводом для такого поступка, как считают источники, близкие к «Техпромлиту», мог стать назревший конфликт на работе.

«Видимо, человека довели. Конфликт долго зрел. Так, «Проминвест» обещал обеспечить подключение к электромощности. Однако за два года так ничего не сделал. Ситуация начала накопляться в последнее время, когда в компании поменялся директор, который также являлся и соинвестором. Он провел ревизию и обнаружил массу невыполненных обязательства «Проминвеста» и ООО «ТеплоЭнергоГаз» (занимается распределением электроэнергии, газа, пара и горячей воды на площадке)», - рассказал близкий коллега погибшего, добавив, что далее конфликт вступил в открытую фазу.

«Андрей Полетаев был все это время на острие, говорят, что собирался увольняться. Скорее всего, попал под давление со стороны нового директора, а с «Проминвестом» и «ТЭГом» решить вопрос не мог, т.к. цели у последних стоят - оставить у себя рычаги влияния, а не помочь резиденту», - резюмировал источник.

Как считает один из арендаторов ООО «Проминвест», погибший целенаправленно пошел на самоубийство.

Скандальный менеджер

Деятельность Михаила Паэгле и близких ему компаний уже не первый год сопровождается чередой серьезных скандалов. Ранее Федеральная служба судебных приставов предъявляла ему претензии по задолженности на сумму около 300 млн рублей.

В конце прошлого года Арбитражный суд Вологодской области признал Михаила Паэгле банкротом. Это дело сейчас рассматривается в суде.

Кроме того, ранее суд подтвердил массовый вывод активов с банкротящегося ООО «Проминвест» и отстранил скандального конкурсного управляющего.

Как алюминиевый завод превратился в «Проминвест»

Арбитражный суд ввел конкурсное производство в ЗАО «Воронежский алюминиевый завод» (ВАЛЗ) в 2009 году.

По данным налоговой службы, реальные активы предприятия уже были выведены в ООО «Проминвест», учредителем которого являлся кипрский офшор, а само общество занималось только финансовым посредничеством.

Предприятие само инициировало процедуру банкротства в конце 2008 года. Его общая задолженность не раскрывается, но известно, что у компании более 40 кредиторов, среди которых Федеральная налоговая служба (ФНС, около 20 млн рублей), ОАО «Химоптторг» и Балтийский банк.

По данным фискального ведомства, основным владельцем недвижимости завода является ООО «Проминвест».

Соответствующее расследование было инициировано региональным управлением ФНС, которое пыталось взыскать с «Проминвеста» около 12 млн рублей недоимки по НДС за совершение сделок с имуществом, но на днях потерпело поражение в арбитраже.

Как установили налоговики, «Проминвест» приобрел недвижимость завода в 2008 году у некоего ООО «Ривал» за 80,04 млн рублей. По их данным, при сделке компания использовала деньги, полученные от займа основного акционера – кипрской Elwood Investments Ltd, а в последнее время ЗАО «ВАЛЗ» арендовало площади у «Проминвеста».

Таким образом, можно сделать вывод, что фактически было обанкрочено общество, на которое не зарегистрировано почти никакого реального имущества, а основные активы завода выведены в чистое юрлицо.

Нетрудно догадаться, кто был этим юрлицом. Ведь все выше перечисленные фирмы контролировал бизнесмен Михаил Паэгле!

Поданное в арбитраж конфликтное мировое соглашение и попытка покушения на одного из несговорчивых участников спора Кирилла Корнева, как считают эксперты, имеет прямую и логическую связь.

«Темный» бизнесмен

Фигура Михаила Паэгле – пожалуй, самая загадочная в отечественном бизнесе. Сведений о нем самом минимум. Его персону не знает даже Википедия!

Но все же «отметиться» господин Паэгле успел!

Свой первоначальный капитал Михаил Паэгле сколотил на рубеже веков на промышленных отходах и …. инвалидах.

Деньги из отходов

Начинал свои дела Михаил Паэгле в Череповце.

Дело в том, что на череповецком предприятии «Аммофос» в результате производства, естественно, есть отходы.

А из этих отходов можно добыть ценный продукт - фтористый алюминий, который совершенно незаменим при выплавке металлического алюминия (он снижает температуру плавления с 1900 градусов до 800).

Раньше эти драгоценные в прямом смысле отходы продавались самим «Аммофосом» через образованное при нем совместное предприятие «Амко», которое стало выделять из них фтористый алюминий.

А в 90-х годах появилось ТОО «Паж», созданное Михаилом Оскаровичем. Оно стало покупать у «Амко» этот продукт и поставлять его алюминиевым заводам по всей России.

В потребителях у «Пажа» числились такие гиганты, как Красноярский алюминиевый, Иркутский алюминиевый, Волгоградский алюминиевый и другие заводы. В общем, бизнес пошел хорошо.

Однако всем известно, каково тогда было российское налоговое законодательство. Порой большая часть прибыли уходило в налоги. Но в законодательстве всегда есть есть так называемые «дыры», через которые можно если не уйти, то существенно облегчить налоговый «гнет»...

Бизнес на увечьях

Например, если на предприятии работают инвалиды. Тогда, при определенных условиях, предприятие, предоставляющее работу инвалидам, освобождается от уплаты налога на прибыль, а НДС существенно уменьшается.

И, конечно же, если закон предоставляет такую возможность, то грех ею не воспользоваться. Понял это и Михаил Паэгле: если полностью платить все, что требует государство, то мало, что останется.

У «Пажа» неожиданно сгорают бухгалтерские документы. И вместо него образуется ТОО «Стиг», где в учредителях числятся супруга и друзья Михаила Оскаровича, сам же он числится на предприятии консультантом по строительству. «Стиг» занимается тем же самым, что и «Паж».

Практически в одно время со «Стигом» возникает еще одно ТОО «Ремесло», также под фактическим контролем Паэгле, где он работает управляющим.

Именно в это предприятие и были привлечены инвалиды. Основной же доход, естественно, шел через «Стиг». Поэтому между «Стигом» и «Ремеслом» заключается договор «на информационно-консультативное обслуживание», согласно которому 90(!) процентов дохода (а не прибыли!) перечисляется от «Стига» «Ремеслу», имеющему существенные налоговые льготы (обороты «Стига» к тому времени достигли нескольких десятков миллионов долларов).

Можно было бы, конечно, сразу включить в «Стиг» инвалидов, но это, наверное, выглядело бы не очень логичным, что инвалиды торгуют фтористым алюминием, да и в уставе предприятия могло не быть подходящего пункта.

Тем не менее, в «Стиге» стало оставаться только десять процентов его дохода, с которых государство уж и получало сполна.

Паэгле же, получал большие беспроцентные ссуды, как в «Ремесле», так и в «Стиге». Фактически он брал в долг у самого себя. Ну и отдавал самому себе... В какой-то момент предприниматель решил получить льгот побольше, чем было предоставлено «Ремеслу».

Он обратился с этой просьбой в налоговую инспекцию, но там ему было отказано. Тогда Паэгле поехал в Устюженский район, на территорию, не подконтрольную череповецким налоговикам.

Там он после обстоятельной беседы с главой района зарегистрировал еще одно предприятие - «Содействие». Все прошло гладко.

Сработали авторитет Михаила Оскаровича, обещания финансовой помощи району (в результате деятельности «Содействия» и спонсорских вливаний), а также то обстоятельство, что опять-таки будут трудоустроены инвалиды. Теперь уже местные.

Предприятие оформили. Задним числом, чтобы получить льготы, заключили трудовые договоры с инвалидами.

В скором времени между продающим фтористый алюминий «Стигом» и имеющим хорошие послабления в налогах «Содействием» по старой схеме заключается договор об информационно-консультативных услугах.

Девяносто процентов дохода регулярно из Череповца перекачивалось на счета устюженского предприятия, А Михаил Паэгле получал заработанное, беря у «Содействия» беспроцентные ссуды.

Недолго музыка играла

Так все три вышеназванные предприятия работают до конца 90-х, пока не грянула проверка налоговой инспекции. Затем к работе подключилась и налоговая полиция. Полицейским показался очень подозрительным процент отчисления по «консультационным» договорам.

Как утверждали проверявшие, на тот момент ни «Ремесло», ни «Содействие» не смогли представить документальное подтверждение тому, что ими выполнены услуги, предусмотренные договорами.

Они насчитали на предприятия Паэгле девятнадцать миллиардов рублей долга государству вместе со штрафными санкциями и пенями.

По материалам налоговой полиции областная прокуратура возбудила уголовное дело. Мерой пресечения по нему избирается арест. Михаил Оскарович поначалу исчез из поля зрения правоохранительных органов, но потом после непродолжительного розыска Паэгле оказался в вологодском СИЗО.

Затем Паэгле разрешили под залог в пятьдесят миллионов рублей выйти на свободу. Решив более не искушать судьбу, он покинул Вологодскую область и осел в Москве

Пока суд да дело...

В обвинительном заключении череповецкого городского суда Паэгле признан виновным и осужден на четыре года лишения свободы. Тем не менее, отбывать наказание Михаилу Оскаровичу не пришлось: истек срок давности.

Да и насчитанный долг государству существенно уменьшился: вместо прежних девятнадцати миллиардов неденоминированных рублей Михаилу Оскаровичу вменяется пять миллионов деноминированных.

За это время все забыли об устюженских инвалидах. Паэгле, уехав в Москву, так больше и не появлялся в Устюжне. Зарплата инвалидам платилась через пень колоду, а то и вовсе не выдавалась. А уволиться, чтобы вместо зарплаты получать полагающуюся им пенсию, они не могли – просто некому было даже подписать заявление на увольнение.

Бизнес больше чем люди?

Поданное в арбитраж конфликтное мировое соглашение и попытка покушения на одного из несговорчивых участников спора Кирилла Корнева, как считают эксперты, имеет прямую и логическую связь.

Владелец «Проминвеста» может просто избавляться от ненужных конкурентов!

Битва за воронежский завод приняла во всех смыслах смертельный характер.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья