Moscow-Post RSS
2 Декабря 2016

Как Греф и Токарев сделали из России дауншифтера

Во второй половине 2014 года на российском валютном рынке наблюдалась беспрецедентная паника и хаос – сначала года рубль обесценился к доллару более чем в 2 раза.

Как Греф и Токарев сделали из России дауншифтера

Спустя несколько месяцев, в апреле 2015 года, Транснефть, наша известная госкомпания-монополист, опубликовала годовую консолидированную финансовую отчетность за 2014 год, из которой стало известно о гигантском убытке компании от операций с производными финансовыми инструментами на валютном рынке в размере 75,289 млрд руб. Как выяснилось позднее, всего Транснефть на спекуляциях с деривативами потеряла 78,462 млрд руб.

Как связаны между собой два этих события? На первый взгляд, убытки Транснефти по деривативам стали прямым следствием падения курса рубля. Но если копнуть поглубже, вырисовывается картина ровно обратная.

Сначала обратим внимание на очевидную загадку: зачем Транснефть, работающая практически только в России и имеющая рублевую выручку и рублевые расходы, брала на себя огромные спекулятивные риски и делала ставку на ПАДЕНИЕ ДОЛЛАРА? Ответы от госкомпании в 2015 году поступали крайне мутные, и сейчас с этим начали разбираться компетентные органы.

Но основные последствия этой истории тщательно скрываются госкомпанией и банками. Именно наличие деривативов, запущенных в обращение Транснефтью, стало причиной обвального падения рубля в 2014 г. Не верите? Поясняем:

Вот как выглядят детали этих деривативов, на основании публично доступной информации: в течение 2014 года «с целью уменьшения неблагоприятных последствий, связанных с возможным обесценением доллара США, Транснефть заключила сделки опцион-пут и опцион-колл на сумму 2,727 млрд. долл. США с датами исполнения в августе – декабре 2014 г.». В 2013 году с аналогичной целью группа одновременно приобрела опционы-пут и продала опционы-колл на сумму 4,247 млрд. долл. США с датами исполнения в мае 2013 г. – октябре 2014 г. В декабре 2013 года Транснефть также заключила барьерные опционы на сумму 1 999 млн. долларов США с датой исполнения в сентябре 2015 года.

Звучит запутанно, но если разобраться, то суть такова: Транснефть получила минимальную премию за продажу деривативных инструментов, которые выплачивают солидный доход их держателю при сценарии резкого обесценения рубля против доллара.

По информации с рынка, одним из главных контрагентов Транснефти по этим деривативным контрактам был Сбербанк. Сбербанк, к слову, на себя риски по деривативам не брал и перепродавал эти деривативы иностранным хедж-фондам и спекулянтам, которые и делали ставку на снижение курса рубля против доллара.

Становится понятно? Нет? Тогда поясняем дальше:

Выходит, что ближе к октябрю-декабрю 2014 года (часть опционов истекала именно в эти месяцы), и Сбербанк, и другие банки-контрагенты Транснефти не только были сами заинтересованы в резком падении рубля, но и создали огромную армию фондов-спекулянтов, заинтересованных в том же. Представляете себе картину: у вас на руках обязательство Транснефти заплатить Вам миллиарды долларов В СЛУЧАЕ, ЕСЛИ РУБЛЬ РЕЗКО УПАДЁТ? Таких заработков ни по каким другим фондовым инструментам никогда не получишь, а тут такая возможность! Вот и вложилась вся эта братия контрагентов Транснефти в атаку на рубль. Рубль начали продавать и гнать его максимально вниз. В конце этой успешной атаки всех ждал ПРИЗ: 2 миллиарда долларов от двух российских госкомпаний: Транснефти и Сбербанка!

Дальнейшие события, по рыночным слухам, выглядят так. Осознав масштабы бедствия, Президент Транснефти Токарев кинулся к Сбербанку, пытаясь переиграть свои сделки по деривативам, но контракт есть контракт. Конечно, кто же окажется заработать на «чайнике»? Были предприняты попытки отложить исполнение контрактов, передвинуть страйк-цены по опционам и т.д. и т.п. Но конечный результат, как говорится, «налицо»: Транснефть потеряла 78,5 млрд рублей. И потеряла, по сути, в казино, заходить в которое не имела право. Ведь Транснефть – оператор нефтепроводов, а не финансовый спекулянт.

Масштаб убытков потрясает воображение. По данным Интерфакса, в этой сомнительной истории потери Транснефти только за 2014 год более чем в два раза превзошли совокупные дивиденды нефтетранспортной компании за последние 17 лет (!) и составили почти 20% от инвестиционной программы на 2015 год.

Что же дальше? Целью компании стало максимально «замылить» и засекретить то, что произошло. В отчетность были внесены непрозрачные формулировки, вроде: «На дату сделки превышение справедливой стоимости обязательства по указанным финансовым инструментам над справедливой стоимостью премии, подлежащей к получению в рамках сделки в сумме 563 млн. рублей, признано как прочий финансовый актив».

Примечательно, что в годовой консолидированной финансовой отчетности за 2014 год Транснефть ни разу не упоминает про сумму убытка по деривативам; астрономическая сумма в 75,289 млрд рублей скромно прячется в статье отчета о прибылях и убытках «Чистые финансовые расходы».

Когда афера вскрылась, Транснефть стала отвлекать от себя внимание всеми возможными способами. Излюбленный приём - на каждом углу обвинять декабрьский выпуск рублевых облигаций Роснефти, который, якобы, обвалил российский рубль. В суматохе никто не обратил внимание на то, что в результате выпуска облигаций Роснефти спекулянты – судя по объемам торгов - могли теоретически заработать десятки миллионов долларов США, а Транснефть «подарила» им около 2 млрд долл. США и вызвала обвальную девальвацию рубля.

А может, всё не так страшно? Ведь Транснефть проиграла, а Сбербанк заработал. Ну, переложили деньги из одного государственного кармана в другой? Что тут такого? К сожалению, дело обстоит не так. Как упоминалось выше, Сбербанк перепродавал участие в деривативном контракте с Транснефтью иностранным хедж-фондам и инвестбанкам, а это значит, что основная масса потерь Транснефти ушла в карманы иностранных спекулянтов, агрессивно и нагло игравших против рубля. Интересно, как спится после этого генерал-майору ФСБ Николаю Токареву, который возглавляет Транснефть? А впереди, наверняка, детальные расследования этой истории. Это лишь вопрос времени.

Можно ли формально предъявить юридические претензии Токареву и финансовому блоку Транснефти? Скорее всего, да, ведь компания совершенно необоснованно взяла на себя спекулятивные финансовые риски, которые привели к астрономическим убыткам для государства.

Можно ли формально предъявить юридические претензии Грефу и Сбербанку? Скорее всего, нет. Работа с финансовыми инструментами - профильный бизнес инвестбанка, да и всё-таки Сбербанк, наверняка, на этих сделках хоть что-то заработал. Здесь возникают вопросы скорее морально-этического свойства: стоит ли тихо подсаживать на иглу валютных деривативов некомпетентных сотрудников Транснефти, не сообщая о гигантских рисках таких сделок в Центральный Банк и Правительство? Правильно ли крупнейшему банку страны участвовать в многомиллиардных спекуляциях ПРОТИВ своей национальной валюты? Этично ли после всего этого называть свою страну «дауншифтером»?

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья