Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

Как «сапожник» Верховного суда Жуков «обувает» Внешэкономбанк?

Структуры ВЭБа активы теряют, владелец Национальной нерудной компании – находит.

Как «сапожник» Верховного суда Жуков «обувает» Внешэкономбанк?

В последнее время Внешэкономбанк (ВЭБ) превратился в постоянного поставщика криминальных новостей, главными действующими лицами которых являются нынешние и бывшие руководители банка и его дочерних структур.

Напомним, что в начале декабря в Москве были задержаны бывший генеральный директор компании одной из «дочек» госбанка – компании «ВЭБ-инвест» Алексей Шулепов и гендиректор ЗАО «Пик» Виталий Варфоломеев. По версии следствия, Шулепов совершил ряд незаконных сделок, направленных на отчуждение активов ООО «Глобал Кредит Резерв» (еще одна «дочка» ВЭБа). В частности, ему удалось втайне от руководства ВЭБа переоформить 100% долей Андрюшкинского золоторудного месторождения, с запасами, оцениваемыми в $1 млрд. Остановить хищение удалось на стадии перепродажи месторождения третьим лицам.

Информация об этих загадочных третьих лицах пока не разглашается, однако еще в начале эксперты обратили внимание на то, что назначение Юрия Жукова на один из руководящих постов в системе Внешэкономбанка таит в себе угрозу вывода активов госкорпорации.

В декабре прошлого года была создана компания ООО «ВЭБ управление проектами», в которой 81% принадлежит ряду оффшоров, за которыми скрываются интересы Жукова, оставшиеся 19% - «ВЭБ Инвесту». Новой компании, которую возглавил Жуков, были переданы функции по управлению девелоперскими проектами Внешэкономбанка. Эксперты сразу же отметили, что структура собственности «ВЭБ управление проектами» была выстроена по такой схеме, которая позволяет выводить капиталы за рубеж. Так, в частности «Интерфаксу», прокомментировал информацию о создании ООО бывший сотрудник одной из российских бирж, инвестбанкир Александр Глухов. Эксперт обратил внимание, что 81% совместной с банком компании принадлежит оффшору, которым владеет другой оффшор, владелец которого в свою очередь – фирма на Британских Виргинский островах. «Очевидно, что конечный владелец спрятан намеренно. Довольно типичная схема увода капитала в оффшоры», - указал г-н Глухов.

Эксперт добавляет, что подобные схемы вывода капитала из страны используются как правило «на распилах» корпоративных или государственных средств.

При всем удобстве выстроенной схемы по выводу активов в ней все-таки нашелся небольшой изъян – в «ВЭБ управление проектами» перешли только управленческие функции, а активы остались на балансе у «ВЭБ Инвеста». Теперь же г-на Шулепова обвиняют в том, что он незаконно вывел акции рудника на «третьи лица», некие оффшорные компании, о бенефициарах которых можно только догадываться. По странному совпадению произошло это в промежутке между передачей функций по управлению девелоперскими активами госкорпорации Шулеповым своему старому приятелю по строительному и девелоперскому бизнесу довэбовских времен Жукову и собственным увольнением из компании. Еще одно совпадение заключается в том, что непрофильное, если иметь в виду девелопмент, месторождение является вполне себе профильным для основного бизнеса Жукова, его Национальной нерудной компании.

Конечно, все это лишь косвенные, ничего не доказывающие свидетельства связи фигуры Жукова с последними криминальными событиями в ВЭБе. Однако вся достаточно богатая история взаимоотношений скандального предпринимателя с ВЭБом, постоянно сопровождающая странностями и пропажами активов в купе с самим фактом привлечения Юрия Жукова на работу в структурах госкорпорации, провоцируют еще большие подозрения в непрозрачности истинной роли предпринимателя в этой организации.

Как отмечают участники рынка недвижимости, ответ на вопрос о том, как и почему господину Жукову удалось получить контроль над активами крупнейшей госкорпорации, столь же непостижим, как вопрос о том, как в свое время Жукову удалось освободить из под залога у ВЭБа свой пакет акций группы ПИК.

Эта история началась в 2008 году, когда основатели девелоперской компании ГК ПИК Юрий Жуков и Кирилл Писарев взяли 262 млн долл. кредита в ВЭБе, заложив под него по 12,5% акций ПИКа. После того, как известный игрок рынка M&A Сулейман Керимов получил в собственность 25% (затем пакет увеличился до 38,3%) ПИКа за услуги по реструктуризации других кредитов девелопера в Сбербанке, дружественный ему «Номос-Банк» выкупил долг ПИКа у ВЭБа.

Вместе с долгом «Номос» должен был получить и 25% ПИКа – те самые пакеты по 12,5 % Жукова и Писарева, однако акции остались на хранении в ВЭБе. Когда срок кредита на 262 млн долл. в ВЭБе истек, банк завел речь о реструктуризации: Писарев согласился, Жуков - нет. Он опротестовал намерение банка получить право на внесудебную реализацию залога. В итоге суд счел договор залога на акции Юрия Жукова не заключенным и снял обременение. То есть 12,5 % акций Юрия Жукова перестали быть залогом по данному кредиту. Как суд смог принять такое решение, история умалчивает.

Это практически невозможная ситуация. В госкорпорации ВЭБ тоже не могут объяснить этот удивительный факт из жизни своих залогов. «Номос-Банк» больше года судился с ВЭБом на предмет 12,5% акций ПИКа, выведенных господином Жуковым, но безрезультатно. В итоге, долг перед «Номосом» был погашен самим же ПИКом в 2011 году.

Примечательно, что адвокатские услуги господину Жукову в битве за свой пакет, заложенный в ВЭБе, оказывал Григорий Чернышов, который в то время работал в компании «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Один из основателей конторы - профессор Санкт-Петербургского университета Николай Егоров, окончил юридический факультет этого университета в 1975 году, одновременно с Владимиром Путиным и считается другом президента. Стоит напомнить, что Жуков всегда был близок к крупным госструктурам. Жуковская обувная компания «Терволина» шила обувь для ФСО и Верховного Суда.

Тем не менее все эти связи, как и факт давних приятельских отношений Юрия Жукова с Шулепова абсолютно не объясняют его особого положения в ВЭБе. Все описанные чудеса стали возможны благодаря наличию у Жукова покровителей и партнеров непосредственно в руководстве ВЭба. Одним из таких покровителей был еще один VIP-расхититель денег госкорпорации – бывший член правления, зампред банка Анатолий Балло. По версии следствия, 24 сентября 2008 года Балло с соучастниками похитил 14 миллионов долларов, которые являлись составной частью кредита, выданного компании «Евразийский» на приобретение 100% долей в уставном капитале компании «Югводоканал». Как установлено следствием, похищенные деньги были размещены на счетах оффшорных компаний, открытых в швейцарских банках.

В настоящее по другому эпизоду ведется доследственная проверка, результатом которой, возможно, станет возбуждение против Балло нового уголовного дела. Пока столичный главк МВД РФ сообщил о проверке по факту хищения денежных средств, выделенных компании «Ресад». Согласно версии следствия, в августе 2008 года Внешэкономбанк предоставил компании «Ресад» кредит. По предварительным данным следствия, в рамках кредитной линии, с помощью созданной финансовой схемы с использованием подконтрольной организации могло быть организовано хищение выделенных кредитных денежных средств, сообщали в МВД. Некоторые СМИ уточняли, что речь идет о хищении 4,5 миллиарда рублей.

Именно Балло всегда является главным контактом Жукова в руководстве ВЭБа. Именно Анатолий Балло продавил решение о предоставлении во время кризиса жуковскому ПИКу кредита, вопреки заявленному банком принципу в условиях кризиса поддерживать только стратегические предприятия. Тогда, отвечая на вопрос кого-то из журналистов о том, чего он, г-н Балло нашел стратегического в ПИКе, чтобы кредитовать ее и не кредитовать других девелоперов, Балло рассказал трогательную историю о социальной значимости компании ПИК. О том, чем закончилось выделение компании Жукова того кредита, уже сказано выше.

Благодаря своим неформальным деловым связям с Анатолием Балло Юрий Жуков получал доступ к деньгам ВЭБа, а затем и к управлению его проектами и активами. И передача всего внешэкономбанковского девелопмента Жукову в его «ВЭБ управление проектами», на странных условиях, когда сама корпорация через свою дочку «ВЭБ Инвест» в управлении собственными активами осталась лишь миноритарием, - это тоже заслуга Анатолия Балло. Достаточно напомнить, что Балло до сих пор остается председателем совета директоров того самого миноритария - «ВЭБ Инвеста». По информации источников в банке, многие вопросы в госкорпорации Юрий Жуков решает через директора Департамента природных ресурсов Внешэкономбанка Ильгиза Валитова, важного члена команды Анатолия Балло. Как говорят, из-за уголовного преследования г-на Балло роль его доверенного лица Валитова только возросла. Разумеется, неофициально.

Весьма вероятно, что упомянутые эпизоды взаимодействия Жукова и менеджмента ВЭБа представляют собой лишь надводную часть айсберга. И как следует из описанных событий, все совместные проекты структур Жукова и структур ВЭБа оборачиваются для государственного банка потерями активов. Не исключено, что менеджеры Жукова не без личной выгоды прибегают к услугам скандального предпринимателя. Может статься, что структуры Жукова обувают не только Верховный суд, но и Внешэкономбанк.

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Добавить комментарий

Анатолий Балло и 17 миллионов Евро
Совершенно незамеченным не только для общественности, но и для прессы прошло очередное скандальное событие, непосредственно связанное с известным госбанкиром Анатолием Балло.
Дочерняя компания Государственной корпорации Внешэкономбанк – ЗАО «Краслесинвест», в которой Анатолий Балло является председателем Совета директоров, потеряла 17 млн. Евро кредитных средств Внешэкономбанка. Безусловно, для Внешэкономбанка, который является государственной управляющей компанией и управляет накопительной частью пенсий большей части граждан Российской Федерации, потерять 17 миллионов Евро - мелочь и не является основанием для порицания Анатолий Балло, принявшего решение о заключении неудачной сделки.
Напомним, почти шесть лет назад – в начале 2007 года сразу после своего создания Краслесинвест, под руководством Анатолия Балло, заключил с Компанией «Ferrostaal» соглашение на проектирование целлюлозно-бумажного комбината и оплатил услуги указанной компании в размере 17 миллионов Евро. Указанная сделка, безусловно, являлась крупной для только что созданной компании Краслесинвест и решение об ее одобрении принималось на уровне руководства Внешэкономбанка.
В конце 2009 года Главгосэкспертиза России выдала отрицательное заключение по проекту целлюлозно-бумажного комбината, подготовленному компанией «Ferrostaal»: указанный проект признан не пригодным для реализации.
Тем не менее, Краслесинвест за счет кредитных ресурсов Внешэкономбанка оплатил услуги Компании «Ferrostaal» в размере 17 млн. Евро.
Летом 2012 года - спустя почти три года с момента получения отрицательного заключения госэкспертизы - Краслесинвест неожиданно вспомнил о необходимости возврата денежных средств, уплаченных Компании «Ferrostaal» за непригодный проект и обратилось к услугам известного адвоката Тагира Самакаева.
20 августа 2012 года Арбитражный суд г. Москвы отказал Краслесинвесту в удовлетворении искового заявления к Компании «Ferrostaal» о взыскании 17 миллионов Евро, уплаченных за непригодный проект ЦБК. Основанием для отказа в иске послужило содержание соглашения, заключенного между истцом и ответчиком: «в случае споров, которые невозможно разрешить путем переговоров, такие споры подлежат окончательному урегулированию в арбитраже по правилам Международной торговой палате (ICC), одним или несколькими арбитрами, упомянутыми правилами. Арбитражное разбирательство проводится в Гааге, Нидерланды. Язык арбитражных разбирательств – английский». По тем же основаниям 22 ноября 2012 года Девятый арбитражный апелляционный суд оставил апелляционную жалобу Краслесинвеста без удовлетворения.
Вызывает недоумение вышеуказанная подробность сделки, ставшая известной в ходе судебного процесса между Краслесинвестом и компанией «Ferrostaal»: об урегулировании споров в арбитраже в Гааге (Нидерланды, язык арбитражных разбирательств – английский) по правилам Международной торговой палаты (ICC).
Вопрос к Анатолию Борисовичу – зачем подавать в Российский арбитражный суд, если вы договорились об урегулировании споров в Гаагском арбитраже? Идите судиться в Гаагский арбитраж. Как указанные положения могли пройти согласование во Внешэкономбанке? Почему государственная компания использует иностранные юрисдикции для решения споров с контрагентами? Эти вопросы останутся без ответа.
Обратите внимание, что представителем истца – ЗАО «Краслесинвест» в указанном процессе выступал Самакаев Т.С., являющийся (по странному совпадению) адвокатом Анатолия Балло в рамках уголовного дела о хищении 14 миллионов долларов, выделенных фонду «Евразийский». («Адвокат Анатолия Балло Тагир Самакаев заявил, что сейчас у прессы не лучшее время для звонка зампреду Внешэкономбанка, который работает на благо государства» - сообщает Бизнесс-ФМ (http://www.bfm.ru/articles/2012/11/29/perspektivy-ostatsja-na-svobode-u-ballo-stanovjatsja-vse-bolee-smutnymi.html)).
В результате неудачной разработки проекта ЦБК, потери более 17 миллионов Евро, желания избавиться от проекта способного привлечь внимание правоохранительных органов и бросить тень на чью-то безупречную репутацию, Краслесинвест и Внешэкономбанк решили свернуть инвестиционный проект: необходимые для этого документы уже прошли все согласования на уровне Красноярского края и Рослесхоза России и получили одобрения от чиновников указанных ведомств, в ближайшее время Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации должно согласовать существенное изменение проекта, реализуемого Краслесинвестом: из проекта исключается целлюлозно-бумажный комбинат, остается только лесопильный завод.
Затем Внешэкономбанк сможет избавиться от такого непрофильного актива как Краслесинвест – ведь лесопильное производство не является ни стратегическим, ни социально значимым в отличие от ЦБК.
30 лет в России не строили целлюлозных производств и видимо еще столько же не будут. Как везли круглый лес на экспорт, так и будут везти. Только теперь еще и за государственный счет, что бы там ни говорил наш Президент. Кстати, по данным Рослесхоза, новый вариант проекта, подготовленного Краслесинвестом, предполагает поставку на экспорт около 1 миллиона кубометров круглого леса в год – вот такой вот приоритетный инвестиционный проект получился после почти 6 лет его реализации под контролем Внешэкономбанка.
Почему-то никто не задумывается вот о каком моменте: Краслесинвест получил от государства для реализации проекта строительства ЦБК свыше 4 миллионов гектаров леса в аренду сроком на 50 лет, без аукциона, со скидкой в 50% от самой минимальной цены. Около площадки строительства ЦБК за счет Инвестиционного фонда Российской Федерации построен мост через реку Ангара стоимостью 5,3 миллиарда рублей. За счет государственных средств строится железнодорожная ветка к площадке строительства, вложены государственные средства в развитие дорожной инфраструктуры вблизи площадки строительства ЦБК. И все это, как оказывается, ради лесопилки. Вопрос: для кого Внешэкономбанк построил эту лесопилку. И кому он ее в ближайшее время «приватизирует». Почему никто не инициировал привлечение Краслесинвеста к ответственности за неисполнение своих инвестиционных обязательств. Пора лишить Краслесинвест необоснованно полученных лесных участков – пусть получает лес как и прочие компании - через аукционы.
А для нас, граждан России, данная информация является поводом задуматься о том, кто управляет нашими пенсионными накоплениями. Всякий раз, когда мы слышим разговоры о необходимости накопительной части пенсии, мы должны вспоминать уважаемого Анатолия Борисовича Балло, который так эффективно управляет нашими накоплениями, и за счет наших накоплений создает не стратегические предприятия, а очередных сырьевых олигархов. Вопрос, видимо только в том, что у нас с господином Балло слишком разное понимание эффективности.
И всякий раз, когда кто-либо из экспертов в очередной раз говорит о необходимости для экономики нашей страны «длинных» денег – в ответ мы будем вспоминать, что речь идет о том, что такие люди как Анатолий Борисович Балло, хотят и дальше управлять нашими накоплениями на столь «длинные» сроки и под столь низкие проценты, что наши жизни окажутся гораздо короче, чем они сумеют для нас что-нибудь накопить.

СПРАВКА:
Балло Анатолий Борисович:
Заместитель Председателя государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», в период с 2007 по 2012 гг. состоял также в правлении Внешэкономбанка, но после возбуждения уголовного дела выведен из правления Внешэкономбанка, но сохранил должность заместителя Председателя Внешэкономбанка, является во Внешэкономбанке «главным по инвестициям».
Следственными органами в отношении Балло возбуждено уголовное дело по факту хищения 14 миллионов долларов кредитных средств, выделенных инвестиционному фонду «Евразийский». Следственные органы проверяют его причастность к хищению 358 млн долларов, выделенных ООО «Ресад» на строительство электростанции «Молжаниновская» в Химках.
С 2007 года по настоящее время Анатолий Балло является бессменным Председателем Совета директоров Закрытого акционерного общества «Краслесинвест».

Закрытое акционерное общество «Краслесинвест»:
Создано по инициативе Внешэкономбанка в 2007 году в целях реализации крупнейшего инвестиционного проекта в области освоения лесов на территории Российской Федерации - Богучанского лесопромышленного комплекса (БоЛПК).
Общий объем инвестций Внешэкономбанка в указанный проект оценивается в размере 86,7 млрд. рублей (данные с сайта Внешэкономбанка - www.veb.ru).
Уникальность проекта БоЛПК выражается в том, что БоЛПК – крупнейший инвестиционный проект в области освоения лесов на территории Российской Федерации. В рамках его реализации должен был быть создан уникальный вертикально интегрированный комплекс, который охватывает весь цикл переработки древесины от заготовок сырья до выпуска продукции крайнего передела. Концепция реализации проекта БоЛПК включает в себя выполнение следующих этапов:
первый этап – создание лесопильного комплекса с годовым объемом производства 440 тыс. м. куб.пиломатериалов экспортного качества с дальнейшей возможностью производства продукции более высокого передела;
второй этап – строительство целлюлозно-бумажного комбината мощностью 800 тыс. тонн в год беленой хвойной целлюлозы.
Указанный инвестиционный проект Приказом Министерства промышленности и энергетики Российской Федерации № 33 от 29.01.2008 г. включен в перечень приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов на территории Российской Федерации.
Леонид (27 Декабря, 17:07)

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья