Moscow-Post RSS
11 Декабря 2016

Как слить “БайкалБанк”

Председатель правления крупнейшего банка Бурятии Виталий Авдеев расследовал обстоятельства его разорения. Какую роль сыграл прежний руководитель банка, Вадим Егоров, в финансовой трагедии региона?

Как слить “БайкалБанк”

В четверг Центральный Банк отозвал лицензию у "БайкалБанка" - единственного регионального банка Бурятии, крупнейшего в республике, третьего по величине в Восточной Сибири. Гибель такого тяжеловеса, безусловно, сулит серьезные финансовые потрясения для крайне депрессивного региона. В экономике Бурятии "БайкалБанк" играл системообразующую роль, являясь одним из центральных кредитных и финансовых операторов. Множество предприятий и частных лиц имели кредиты и вклады в банке. (Так только лишь вклады населения, согласно отчету банка за прошлый год, составили около 7,7 млрд рублей).

Региональный пенсионный фонд переводил через банк пенсии. Тысячи организаций выплачивали своим работникам зарплаты через открытые в нем счета; среди 90 тысяч зарплатных клиентов банка основная масса - бюджетники. МЧС, ФСИН, медики, полиция.

В 2014 году "БайкалБанк", несмотря на угрозу санкций, в числе немногих банков открыл свои офисы в Крыму. В тогдашних обстоятельствах государству необходимы были стратегические партнеры в финансовом секторе, готовые принять на себя риски в интересах развития страны. "БайкалБанк" оказался среди таких. Серьезное, многолетнее доверие государственных институтов к банку должно, казалось бы, свидетельствовать о его надежности и уверенном развитии.

Что же вынудило ЦБ, несмотря на серьезные социальные последствия такого решения для огромной Бурятии, отозвать лицензию у “БайкалБанка”?

Банк не был вовлечен в проведение сомнительных операций. Причина отзыва лицензии, указанная в приказе Эльвиры Набиуллиной, - "утрата капитала". При этом, настаивает (теперь уже бывший) председатель правления банка Виталий Авдеев, даже на момент отзыва лицензии на корреспондентских счетах “БайкалБанка”, в кассах и банкоматах было достаточно средств, чтобы удовлетворять потребности вкладчиков. И все же 5 июля Национальный банк Бурятии по указанию ЦБ отключил “БайкалБанк” от системы электронного обмена информацией; автоматически произошло отключение и системы БЭСП (“Банковские электронные срочные платежи”). Для кредитной организации такое решение центрального финансового регулятора страны - фактически остановка сердца.

Но банк продолжал работу еще две недели: сотни банковских специалистов ночами печатали тысячи платежных поручений вручную, “на бумажке” - с тем, чтобы утром “вручную” провести платежи в Национальном банке.

По мнению Виталия Авдеева, ситуация с отключением банка от систем электронных платежей была создана преднамеренно, с тем, чтобы создать вокруг кредитного учреждения ажиотаж, спровоцировав тем самым вкладчиков на вывод наличности со счетов. И тем не менее, даже с отключенными системами электронного взаимодействия с ЦБ, “БайкалБанк” прожил еще две недели. “Исключительно за счет самоотверженности коллектива, - говорит Авдеев. - Регулятор не предпринимал каких-либо усилий, чтобы выправить ситуацию”.

В четверг у банка все же была отозвана лицензия.

Первый “звоночек” от ЦБ “БайкалБанк” получил еще в апреле, когда ему было предъявлено требование о доначислении 330 миллионов рублей резервов. Акционеры, столкнувшись с таким требованием, стали разбираться в политике, проводимой коллегиальным управлением и, в частности, тогдашними председателем правления Вадимом Егоровым.

В результате обнаружилась странная сделка.

С конца 2015 года на балансе "БайкалБанка" находились векселя "Судостроительного банка" на сумму порядка 600 миллионов рублей. В начале 2016 года у "Судостроительного банка" была отозвана лицензия. Закономерным решением со стороны руководства было бы включение "БайкалБанка" в реестр кредиторов, однако председатель правления Егоров пошел по другому пути. Векселями банка с отозванной лицензией он рассчитался с компанией "Кредо" - в счет оплаты имущества, которое эта компания должна была продать банку.

Речь шла о помещениях для офисов "БайкалБанка" в Крыму. Ранее эти помещения принадлежали "Укрсиббанку", однако после референдума были выкуплены одним из акционеров "БайкалБанка". При этом в тринадцати из них банк уже даже запустил свои отделения, заключив с собственником договор безвозмездного пользования, и Егоров как руководитель знал об этом. Как компания "Кредо" собиралась продать банку то, что ей не принадлежало? Акционерам, среди которых был и Виталий Авдеев, удалось разыскать договор о покупке компанией "Кредо" указанных помещений - но только реальный их собственник отрицал факт заключения подобной сделки.

И все же векселя на сумму более 600 миллионов рублей с ведома Егорова оказались выведены с баланса банка.

Эта история вызвала вопросы у Нацбанка, и учитывая путаный характер сделки, он потребовал у "БайкалБанка" доначислить резерв на сумму 330 миллионов, отключив его от БЭСП.

Получив такую реакцию ЦБ на собственные действия, Егоров продолжал совершать ошибку за ошибкой. В тот момент, когда надо было быть максимально открытым и продолжать общаться с клиентами, он издал приказ о закрытии офисов. Это лишь подстегнуло панику вкладчиков.

И все же тогда, в апреле, инвесторам удалось обеспечить банку новую ликвидность, и ЦБ снял свои санкции. Однако у акционеров появились серьезные основания для подозрений в отношении банковского руководства и конкретно - Вадима Егорова. Вскоре собрание акционеров отправило Егорова в отставку. Новым председателем Правления стал Виталий Авдеев, буквально на следующий день после своего назначения подписавший приказ о начале масштабной ревизии в “БайкалБанке”. В народе позицию, которую Авдеев унаследовал от отправленного в отставку Егорова, называют “расстрельной должностью”.

Одну за другой Авдеев начал раскрывать масштабные аферы, связанные с выводом банковских активов на подставные фирмы, организованные Егоровым и его подельниками. “Кредо” была лишь одной из них. Многочисленные сделки, заключенные Вадимом Егоровым после того, как банк вошел в финансовое пике, превратили кредитное учреждение в решето, сквозь которое вытекали миллионы.

При этом ответственность за неспособность удержать этот разбитый корабль на плаву пала именно на Авдеева, разоблачившего злоупотребления предшественника.

Расследование Авдеева показало: схемы по выводу активов банка по большей части не отличались особым изяществом. Вот, в частности, как накануне нового 2016 года из банка были похищены десятки миллионов кредитных средств.

В последних числах декабря 2015 года банк выдал солидные кредиты четверым своим прежним мелким заемщикам - каждому в районе 30 миллионов рублей. Никогда прежде эти люди не обращались за такими крупными суммами. Ну и в самом деле, как придет в голову университетскому преподавателю Переваловой просить у банка взаймы 29 миллионов? Как работник лесоторгового склада Прусиков со среднемесячным заработком в 18125 рублей рассчитывает за три года вернуть банку кредит в 37 миллионов рублей? Но перед новым годом случилось с ними какое-то коллективное помешательство.

Когда новое руководство банка во главе с Виталием Авдеевым подняло документы, выяснилось, что указанные лица за такими колоссальными кредитами в банк не обращались. Что данные в их новых кредитных досье оказались скопированы из прежних договоров, оформленных при получении кредитов на покупку телефонов, телевизоров и прочих бытовых товаров. Расходных кассовых ордеров, выданных при получении заемщиками средств, также не обнаружилось.

Как выяснил новый председатель, выдача этих кредитов была санкционирована напрямую Вадимом Егоровым, через кредитный комитет банка он данное решение не проводил.

Примечательно, что по некоторым из этих кредитов “заемщики” будто бы даже осуществляли выплаты. Как предположило новое руководство банка, это делалось с целью сокрытия авантюры. По всей вероятности, расчет мошенников был на то, что банк не просуществует долго. То есть Егорову играло сильно на руку каждое новое “опрометчивое” решение, приближающее “БайкалБанк” к отзыву лицензии. Он намерено топил его.

Все четыре многомиллионных лже-кредита якобы были оформлены “заемщиками” с одной и той же целью: покупка квартир и прочей недвижимости в ЖК “Европа” в Улан-Удэ. Однако ни одной квартиры эти заемщики не купили. Выяснилось, что деньги, взятые ими в кредит, были направлены на счета ООО “Биллинг-Центр” - фирмы, контролируемой Егоровым. Она также засвечена во множестве мошеннических схем с выводом средств “БайкалБанка”.

Учредителем и директором ООО “Биллинг-Центр”, через которое проходили десятки миллионов, на тот момент являлся безработный супруг одной из сотрудниц банка Зорикто Михайлов. В республиканском МВД лежит его заявление, в котором он подробно излагает, как попал на столь ответственную позицию. “В марте 2013 года Егоров В.Н. попросил меня стать учредителем и генеральным директором ООО “Биллинг-центр”. Свою просьбу он объяснил тем, что существование такого общества необходимо для нормальной работы банка, это обычная практика всех кредитных организаций, используемая для корректировки резервов и повышения эффективности работы банка. От меня требовалась только подпись под документами, в суть деятельности общества я не вникал: Егоров уверил меня, что все будет в порядке. <...> Детально вспомнить, какие бумаги я подписывал, я не могу, но точно помню, что в договорах стояли суммы, исчисляющиеся в миллионах и десятках миллионов рублей”.

В июле, незадолго до своего увольнения с поста председателя Правления “БайкалБанка”, Вадим Егоров организовал формальный выкуп доли Михайлова в ООО “Биллинг-центр”.

А тот, напуганный расходящимися по республике слухами о турбуленции в главном региональном банке, вскоре побежал в полицию - с заявлением о том, как “в качестве номинального директора мог стать участником мошеннических схем по выводу денег с банка”.

“Биллинг-центр”, подконтрольный Егорову, стал одним из крупнейших операторов мошеннических схем в отношении “БайкалБанка”.

Так, в апреле 2016 года банк под председательством Егорова открыл кредитный счет на ООО «Биллинг-Центр», контролируемое им же - порядка 270 миллионов рублей. В качестве гарантии этого кредита организация обязалась обеспечить банку залог в виде недвижимого имущества, с обязательной регистрацией этого залога в Росреестре. Однако едва только кредитные средства поступили на счета “Биллинг-Центра”, Егоров распорядился отменить регистрацию залога в пользу банка.

Непосредственно после этого имущество “Биллинг-Центра” оказалось оформлено залогом в пользу Владимира Гейдебрехта, проживающего в Калининграде и также действующего в интересах Егорова.

Вопрос о возвращении долга банку, таким образом, был закрыт. Оформление заведомо невозвратных кредитов, манипуляции с банковскими активами - Егоров прокручивал эти сценарии бессчетное количество раз.

В сентябре 2015 года по прямому указанию Егорова предпринимателю Вдовину был выдан кредит порядка 204 миллионов рублей. Этот кредит Виталий Авдеев в ходе своего расследования оценил как заведомо невозвратный. В марте 2016 года, непосредственно перед тем, как ЦБ отключил “БайкалБанк” от БЭСП, Вдовин прекратил какие-либо выплаты в рамках обслуживания своего кредита. В суд по иску о взыскании долга он не являлся. У Авдеева нет сомнений: у заемщика - не без деятельного участия Егорова - были все основания ожидать крушения “БайкалБанка” в начале 2016 года. И был свой интерес: являясь владельцем “Азиатско-Тихоокеанского банка”, зарегистрированного в Амурской области, Вдовин имел серьезные бизнес-аппетиты на Дальнем Востоке. И, в частности, в Бурятии.

В банковской среде ходят разговоры о том, что еще в апреле, когда “БайкалБанк” впервые отключили от БЭСП, Егоров спешно уведомил ЦБ, что утром принесет заявление на санацию. Привлечь к санации он предполагал именно “Азиатско-Тихоокеанский банк” Вдовина.

Сомнительные манипуляции с банковскими активами не могли пройти бесследно. Репутация банка в начале года серьезно пошатнулась. Ситуация усугубилась тем, что некие злоумышленники обчистили банкоматы “БайкалБанка” сразу в нескольких регионах. Без сомнений, они знали “изнанку” работы банка, владели “ключами”, которые позволили им обналичить миллионы.

ЦБ, с холодным сердцем наблюдавший эту хронику крушения, не стал лишать банк лицензии в апреле, сразу после отключения от БЭСП. Выждал еще несколько месяцев, позволив инвесторам пополнить ликвидность, а Егорову - вновь ее выкачать. По странному стечению обстоятельств, банк лишился лицензии вскоре после того, как Виталий Авдеев начал вытаскивать на свет расследованную им историю разорения крупнейшего банка региона.

И, похоже, то что стало известно с тех пор - это только начало.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья