Moscow-Post RSS
17 Октября 2017

Кантору все "по калию"?

Бизнесмен "пролетает" мимо всех своих проектов?

Кантору все "по калию"?

По информации корреспондента The Moscow Post, руководство группы компаний Акрон усиленно занимается поиском зарубежных партнеров, и, прежде всего, банков, для финансирования проекта по строительству Талицкого горно-обогатительного комбината (Талицкий ГОК) в Пермском крае.

Как заявляют в Акроне, пока эта проблема не будет решена положительно, активная реализация проекта снова будет отложена. Ранее переговоры на эту тему велись с российскими банками БТБ и Сбербанком. Помимо этого, обсуждалась возможная продажа доли в проекте индийским, китайским и арабским инвесторам.

Положительного итога добиться так и не удалось. Теперь стопы менеджеров Акрона и, прежде всего, ее основного владельца Вячеслава Кантора повернулись к загранице. Стоимость проекта оценивается в 1 миллиард долларов.

История со строительством Талицкого ГОКа уже напоминает многолетнюю эпопею. Акрон выиграл право на разработку Талицкого участка Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей почти 10 лет назад, в 2008 году. Для этого даже была создана ООО "Верхнекамская калийная компания" (ВКК). Право на освоение участка досталось Кантору за 16,8 млрд рублей, но на тот момент калий стоил 500 долларов за тонну, сейчас - 200 долларов.

Целью проекта ставилось также ликвидация монополии на добычу и производство калийной соли компании Уралкалий. Вячеслав Кантор и компания обещали, что новый ГОК, будет в состоянии перерабатывать 7.45 млн. тонн руды в год в 2 млн. тонн хлористого калия. Общий объем инвестиций в проект оценивался в 2.7 млрд. долларов США (включая стоимость лицензии).

По плану ГОК должны были ввести в строй еще в прошлом году. Сейчас называются сроки вплоть до 2021 года.

Но дело сразу застопорилось. Работы в их активной фазе тормозились хронической нехваткой денег. Когда спустя столько времени на месте проекта еще и конь не валялся, участники рынка задались вопросом, почему Вячеслов Кантор, владеющий лицензией на освоение Талицкого месторождения, этой лицензии до сих пор еще не лишился.

Так выглядит сегодня Талицкое месторождение

А ведь первые звонки по поводу того, что в фирме Кантора далеко не все радужно, дали понять и банки, на помощь которых так рассчитывал (и до сих пор рассчитывает) бизнесмен. Так вышеупомянутый ВТБ вознамерился продать 20 процентов акций Верхнекамской калийной компании, которые находились в залоге кредитной структуры.

Акрон по условиям договора имел на них право обратного выкупа. Имел, но, по всей видимости, так и не сумел. О том же заявляет и в Сбербанке, у которого сегодня находится такое же количество ценных бумаг калийной кампании.

Если так пойдет дело, то Вячеслав Кантор может потерять контроль над компанией, которая, собственно, и была создана под проект, который похоже, превращается для владельца Акрона в утопию.

В Акроне не все чисто?

В российском бизнесе Вячеслав Кантор – один из сторожилов. Начинал его в 90-е годы прошлого века. Тогда ему каким-то образом удалось приобрести в собственность предприятие Азот. Приобрести по смехотворной цене в 200 тысяч долларов.

Как это удалось, до сих пор никто толком объяснить не может. Ведь только годовая выручка завода в долларовом эквиваленте превышает миллиард! Также вряд ли кто расскажет о том, как Кантору удалось провернуть сделку при создании совместного предприятия с норвежским ЗАО Нордик Рус Холдинг.

После того, как СП было официально создано, выяснилось, что контрольным его пакетом владеет Акрон.

Далее Кантору удалось подмять под себя ОАО "Дорогобуж", ЗАО "Акронит", ЗАО "Новпромгаз" и 8% акций "Сильвинита" - главного поставщика калийного сырья на "Акрон", 20% акций ОАО "Росхимтерминал", которое строило химический терминал в порту Усть-Луга, и даже 7,73% акций мурманского "Апатита".

Кстати, буквально на днях упомянутое ООО "Дорогобуж" объявило, что объявляет так называемый делистинг, то есть выводит продажу своих акций с биржевых торгов. Аналитики связывают это решение с отсутствием ликвидности ценных бумаг.

Как поговаривают, заполучить все эти активы Кантор смог благодаря протекции тогдашнего члена Совета Федерации от Новгородской области Михаила Прусака. Во мном из-за мощного лобби во властных кругах Акрон сумел купить Московский конный завод, расположенный в престижнейшем месте на Рублево-Успенском шоссе.

Причем, принадлежавшая конезаводу государственная доля каким-то образом оказалась у Кантора совершенно бесплатно!

Вячеслав Кантор

В общем, Кантор сумел прибрать к рукам самые престижные активы. Тогда его предприятия ворочали хорошими деньгами. Только это ощущал только сам хозяин, но не его наемные рабочие. Несколько лет назад Акрон перестал индексировать размер зарплаты на своих предприятиях.

Профсоюзная организация начала отстаивать свои права, тогда сотрудники службы безопасности ОАО "Акрон", как вспоминают участники событий, стали оказывать серьезное давление на профсоюз.

Дело рук службы безопасности это или нет, но профсоюзный лидер химкомбината Сергей Ян попал в автокатастрофу и лишь чудом остался жив.

Стригли дивиденды?

Одной из последних новостей о Вячеславе Канторе и его стала информация о том, что Совет директоров "Акрона" рекомендовал акционерам на внеочередном собрании 8 сентября одобрить выплату промежуточных дивидендов в размере 9,5 млрд. руб. из нераспределенной прибыли прошлых лет.

При этом, никакого отчета о проделанной работе за 6 месяцев руководство Акрона пока так и не опубликовало. А, согласно Уставу, компании, дивиденды должны составлять не менее 30 процентов от чистой прибыли.

В этой связи вспомнилась другая ситуация с выплатой дивидендов. Несколько лет назад их общая сумма превысила 6 миллиардов рублей. Все бы ничего, вот только она оказалась более чем на 20 процентов выше официально полученной прибыли.

Кантор включил печатный станок? Или, например, не доплаченные налоговые отчисления в бюджет? А ведь эти деньги вполне могли бы пригодиться Акрону на то, чтобы наконец войти в активную фазу освоения того же Талицкого месторождения.

Однако, как уже понятно, Вячеслав Кантор отдавать деньги для производственных нужд не очень любит. Если, конечно, не проявит высший пилотаж и не выбьет деньги у зарубежных банков. А то ведь недолго стать банкротом. Если эту процедуру кто-то не начнет извне. А таковых, похоже, найдется не мало.

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья