Moscow-Post RSS
5 Декабря 2016

Кресло неубитого президента

Топ-менеджеры ВТБ перетягивают власть за спиной Андрея Костина

Кресло неубитого президента

Банк ВТБ оказался на грани серьезного внутреннего конфликта. После прихода Владимира Татарчука на должность заместителя председателя правления заметно ослабли позиции Юрия Соловьева — руководителя «ВТБ Капитал», инвестиционного бизнеса группы ВТБ. Между двумя амбициозными менеджерами наметилось противостояние, которое в скором времени может вылиться в настоящую корпоративную войну. Ставки на победу в ней чрезвычайно высоки.

Юрий Соловьев пришел в команду ВТБ в 2008 году. До этого момента он работал в российском отделении Deutsche Bank, а еще раньше — получал бесценный опыт работы с инвестициями в Lehman Brothers. В структуре Внешторгбанка Юрий Соловьев оказался благодаря настойчивости Андрея Костина, который, по словам самого Соловьева, девять месяцев уговаривал его перейти в ВТБ. Оценив упорство Андрея Костина, который в этот момент плотно занялся охотой на перспективные кадры, Юрий Соловьев принял его предложение и возглавил инвестиционное подразделение группы — «ВТБ Капитал». Тем самым он получил в свое распоряжение одно из ключевых стратегических направлений ВТБ, которое не уступает по значимости корпоративному и розничному. По личному признанию Юрия Соловьева, ему пришлось интегрироваться в своего рода «министерство» под названием ВТБ. «Определенная бюрократия здесь, конечно, есть. Зачастую без служебных записок в этом банке не обойтись», - констатировал президент «ВТБ Капитал».

До середины 2010 года Юрий Соловьев чувствовал себя превосходно. Ему была поручена важная миссия — создание практически с нуля инвестиционного бизнеса национального масштаба. Доверие Андрея Костина практически не ограничивалось — Юрий Соловьев руководил инвестиционным бизнесом по собственному усмотрению. Единственное, чего не хватало банкиру — статуса члена Правления ВТБ.

Ситуация резко изменилась в июне 2010 года, когда ВТБ переманил из Альфа-банка молодого и амбициозного менеджера Владимира Татарчука. Оказалось, что в этом банкире Андрей Костин был заинтересован еще больше, чем ранее в Юрии Соловьеве. Помимо крупного фиксированного вознаграждения, ВТБ гарантировал Татарчуку долгосрочные бонусы — по примерным оценкам, в совокупности он будет зарабатывать около $5 млн в год, что заметно больше его компенсации в «Альфе», которая за 2009 года составила не более $2-3 млн.

Владимир Татарчук привлек руководство ВТБ своим опытом по работе с «трудными» активами и выбиванию долгов. В «Альфе» он довольно успешно работал главой корпоративного блока, отвечающего за взаимодействие с крупнейшими заемщиками. В разгар кризиса он проявил достойную подражания настойчивость в деле возвращения кредитов. Так, с его помощью «Альфе» удалось взыскать с «Русала» задолженность в размере $90 млн., в то время как другие кредиторы компании не могли похвастаться таким успехом.

Также ВТБ показался ценным опыт Татарчука в деле недружественных захватов предприятий. Лучше всего этот талант молодого банкира иллюстрирует история с розничной сетью «Санрайз». В 2009 года эта компания перешла под контроль «Альфы» при весьма странных обстоятельствах. Основатель и владелец сети Сергей Бобылев, до последнего момента боровшийся за стабильность компании в условиях кризиса, был арестован и заключен под стражу по подозрению в мошенничестве.

У сети при непосредственном участии Альфа-банка образовалась значительная кредиторская задолженность. Дело в том, что незадолго до описываемых событий Сергей Бобылев вел переговоры о слиянии «Санрайза» с сетью «Эльдорадо». Однако никаких фактический действий в этом направлении сделано не было. Тем не менее, когда кризис ударил по «Эльдорадо», поставщики и кредиторы ужесточили условия договоров с «Санрайзом» - как будто сети уже являлись единым целым. «Альфа-банк» досрочно отозвал кредит на $10 млн, выданный под личную гарантию Сергея Бобылева. В результате этого товарная наполняемость магазинов упала ниже 50%, а затем они и вовсе приостановили работу.

Не имея возможности обслуживать выданные ранее кредиты, Сергей Бобылев был вынужден пойти на передачу «Альфе» части своей компании. Сперва речь шла о 60%, затем ставка поднялась до 75%. А в 2009 году в отношении Бобылева было возбуждено уголовное дело по «предпринимательской» 159-ой статье. Суд принял решение о заключении его под стражу. Пока в течение года Бобылев добивался своего освобождения под залог, сеть «Санрайз» окончательно перешла под контроль «Альфы». Сергей Бобылев неоднократно указывал на заказной характер его дела, а в последствии эту версию косвенно подтвердил и Верховный Суд. Он обнаружил, что бывший владелец компании находился под стражей по надуманным причинам — его арест продлевали уже после вступления в силу закона о недопустимости содержания под стражей предпринимателей.

Судя по всему, Андрей Костин высоко оценил успехи, достигнутые Владимиром Татарчуком в этом, а также во многих других аналогичных делах. Потому что в первый же день работы Владимир Татарчук вошел в правление ВТБ в статусе заместителя президента банка. Кроме того, он стал соруководителем блока «Корпоративно-Инвестиционный Банк». Таким образом, молодой банкир дважды обошел более опытного Юрий Соловьева — сперва получил место в правлении, которого Соловьев тщетно добивался три года, а затем захватил часть рычагов управления инвестиционным бизнесом ВТБ, который раньше находился под полным контролем президента «ВТБ Капитал».

Оказавшись в структуре ВТБ, Владимир Татарчук первым делом не преминул воспользоваться опытом, полученным во время захвата сети «Санрайз» в пользу «Альфы». Объектом для применения наработанных технологий стала сеть гипермаркетов «Лента», за контроль над которой «ВТБ Капитал» борется уже почти год. Судя по всему, Владимир Татарчук пытается использовать проверенный метод устранения руководства компании путем возбуждения уголовных дел. Так, на генерального директора сети Сергея Ющенко было заведено уголовное дело по статье 159 УК — той самой, из-за которой целый год просидел в СИЗО Сергей Бобылев. Впрочем, акционеры «Ленты» смогли оказать сопротивление попыткам захвата, в результате чего атака на сеть захлебнулась. Сейчас ВТБ проигрывает одно за другим дела в арбитраже и всерьез рассматривает возможность продажи своей доли в «Ленте». Но даже если банк потерпит неудачу, Владимир Татарчук сможет списать поражение на Юрия Соловьева, являющегося формальным руководителем «ВТБ Капитал» и отвечающего, соответственно, за всю историю с «Лентой».

Разумеется, Юрий Соловьев не мог не заметить, что его позиции после прихода Владимира Татарчука заметно ослабли. Поэтому, судя по всему, пока молодой банкир упражняется с «Лентой», президент «ВТБ Капитал» решил затеять игру с куда большими ставками. Игра началась в декабре прошлого года, когда Андрей Костин встречался с Владимиром Путиным. Премьер-министр задал ему конкретный вопрос: когда акции ВТБ вырастут до уровня 2007 года? Андрей Костин нерешительно предположил, что это произойдет не позднее 2012 года. Юрий Соловьев присутствовал на этой встрече, поэтому он мог видеть, какое больше значение Владимир Путин придал ответу на этот вопрос. Премьер отчетливо дал понять, что именно этого он и ожидает от руководства ВТБ — возвращения к докризисным показателям не позднее 2012 года. И вряд ли является совпадением тот факт, что уже в марте этого года Юрий Соловьев завил, что лично он не знает, когда акции банка вырастут хотя бы до 13 копеек за одну акцию. Фактически, он намекнул, что нет никаких гарантий того, что Андрей Костин сможет сдержать перед Владимиром Путиным свое слово. А это может означать только одно — необходимость смены руководства банка. И тогда Юрий Соловьев сможет, наконец, реализовать свой скрытый потенциал лидера. Если, конечно, его опять не опередит Владимир Татарчук.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья