Moscow-Post RSS
3 Декабря 2016

Латвийские фальшивки

«Cпецоперация» скандально известного латвийского Parex Banka по захвату активов в РФ вновь застопорилась. Банку в очередной раз не удалось доказать обоснованность своих претензий к российской нефтяной компании, однако, свои рейдерские замашки, судя по всему, истец не оставит.

Латвийские фальшивки

В судебном споре между бывшим банком и российскими ЗАО «Североргсинтез» и ООО «НК «Севернефть» не утихают страсти. С упорством, достойным лучшего применения, финансисты настаивают, что нефтяная компания выступила поручителем по кредиту, выданному ЗАО шесть лет назад, правда подтвердить это не могут до сих пор.

В качестве единственного «доказательства» Parex Banka (переименованный не так давно в Reverta) ранее предъявляли Арбитражному суду ЯНАО нотариально заверенную копию поручительства Parex banka с «Севернефтью», якобы подписанную родным братом первого вице-президента «Роснефти» Жаном Худойнатовым. При ближайшем рассмотрении, впрочем, выяснилось, что истцы попытались приобщить к делу банальную фальшивку и опорочить российского бизнесмена.

Примечательно, что оригинал этого документа они представили суду лишь после многочисленных требований ответчика в августе 2012 года. Но банкирам это не помогло – почерковедческая экспертиза легко доказала, что Жан Худойнатов не подписывал представленный Parex договор поручительства, а подпись принадлежит другому лицу.

Кроме того, в «документе», представленном истцом, указано, что этот автограф, якобы, был поставлен гендиректором нефтяной компании в Риге. Между тем доказано, что господин Худойнатов даже в Латвии вовсе никогда не был, о чем свидетельствуют его загранпаспорт, а также личные письменные пояснения, заверенные нотариусом.

Таким образом, говорят эксперты, латвийский банк в очередной раз подтвердил свою репутацию одного из самых нечистоплотных финансовых учреждений на постсоветском пространстве.

Ответчик также представил в суд доказательства того, что у «Севернефти» не было никаких причин для выдачи подобного документа, так как банк вообще не выдвигал таких требований при кредитовании «Североргсинтеза». Об этом свидетельствуют условия самого кредитного договора и кредитного комитета Parex Banka, изложенные в письмах банка, которые были представлены ответчиком в суд. Кроме того, в деле отсутствует какая-либо переписка, предшествующая заключению договора поручительства, нет и каких-либо предварительных согласований самого текста договора.

Неудивительно, что после представленных доказательств Арбитражный суд ЯНАО встал на сторону ответчиков. Но, доходит до смешного, даже решение АС, видимо, не убавило пыла у представителей Parex Banka, желающих во что бы то ни стало втянуть в дело нефтяную компанию. И сделать это, по всей видимости, банкиры по-прежнему надеются при помощи все той же фальшивки с подписью неведомого лица.

Теперь казалось бы решенный вопрос о том, был или не был заключен между Parex и «Севернефтью» договор поручительства заново рассматривают теперь уже в Восьмом Арбитражном Апелляционном суде Омска. Причем суд почему-то неоднократно откладывал рассмотрение этого дела, а затем, заслушав доводы сторон, пришел к выводу, что без судебной почерковедческой экспертизы установить кто же все-таки подписал документ не представляется возможным.

В итоге 12 октября определением 8-го ААС Омска была назначена комиссионная судебная почерковедческая экспертиза подписи в спорном документе в ФБУ «Омская лаборатория судебной экспертизы Минюста РФ». Экспертам предоставили пачку документов с подписью господина Худойнатова и представленный банком экземпляр договора поручительства.

Согласно результатам экспертизы, «подпись исполнена не Худойнатовым Жаном Юрьевичем, а другим лицом с подражанием его подписи». Это еще раз доказывает правоту ответчика и, видимо, неадекватность истца. Правда, судя по стилю работы, банкиров сие доказательство может и не смутить.

По словам источника, близкого к участникам процесса, на протяжении всего дела банкиры удивительным образом умели договариваться с некоторыми гос. структурами и не раз это демонстрировали. В ходе судебных заседаний Parex имел возможность вдруг «вытаскивать из рукава» припасенную информацию из материалов доследственной проверки, проводившейся правоохранительными органами по заявлению Parex о хищении денежных средств российскими компаниями и об их фиктивом/преднамеренном банкротстве. Как известно, подача заявлений о возбуждении такого рода уголовных дел, когда вопрос не может быть разрешен положительно для лица в арбитражном процессе, является классикой «наезда», в том числе излюбленным приемом рейдеров.

Кроме того, представители банка неоднократно демонстрировали свое «мастерство» по получению из госорганов персональных данных физлица. В то же время представителям ответчика стало известно о том, что в одном из судебных заседаний Parex были предоставлены еще одни документы весьма сомнительной подлинности. «Севернефть» также обратилась с заявлением в Следственный комитет Тюменской области, предоставив соответствующие материалы.

Стиль работы Parex становится вполне понятным, если вспомнить историю самого банка, который, надо сказать, и банком-то уже не является. Самое интересное, что плохую репутацию Parex имеет и на родине. В конце марта латвийское правительство объявило о том, что провело реорганизацию банка, разделив его на Citadele и Reverta. По словам гендиректора структуры Кристофера Гвиллиама, организацию нужно было избавить от негативного шлейфа, тянущегося за прежним Parex. Он отметил, что это название у латвийцев ассоциируется со словами «кризис» и «несостоятельный банк». Все латыши помнят, как крах банка во время глобального финансового кризиса едва не привел к банкротству все государство. Спасение его от полного разорения стоило налогоплательщикам страны более миллиарда евро.

По мнению многих наблюдателей, основания для подобного заявления у нового руководителя банка были – это финансовое учреждение давно находится в черных списках во многих странах мира. Так, в 1997 году Центробанк отозвал лицензию у российской «дочки» латвийского банка за «осуществление операций, не предусмотренных лицензией». Банк, как писала газета «Коммерсантъ» (см. номер от 14.12.11), обвиняли в незаконном осуществлении операций с физлицами – в частности, по привлечению вкладов. А в 2003 году Регистрационная палата вынесла решение о закрытии представительства группы Parex в Екатеринбурге, так как ФСБ выяснила, что представительство занималось нелегальной банковской деятельностью и вывозом капитала. Кроме того, в 2005 году американское представительство Deutsche Bank закрыло, как писала латвийская газета Diena, корреспондентский счет Parex Banka в США из-за того, что Минфин страны подозревал латвийский банк в участии в схемах по отмыванию денег.

После смены вывески все проблемные активы остались в Reverta, у которой в марте нынешнего года еще и была отозвана банковская лицензия. Фактически экс-Parex превратился в компанию по взысканию (по словам некоторых экспертов, выбиванию и выжиманию) долгов. Возможно, неслучайно на это «хозяйство» поставлен скандально известный в Латвии экс-глава разведки Бюро по защите Конституции Айгар Борс. Бывший разведчик, засветившийся в связи с делом о рекордной «отмывке» 140 млн. латов лиепайского миллионера Артиса Хартманиса, теперь отвечает за взыскание «плохих» кредитов, что не всегда происходит законно, пишет портал Pietiek. По данным латвийских изданий, поле ответственности Борса – должники-нерезиденты (из России и стран СНГ). Это связано со спецификой его прежней работы, когда он был ответственным за внешнюю разведку и в первую очередь, за все, что связано с Россией.

Эксперты напоминают, что на протяжении многих лет в Parex Banka действовала международная схема по отмыванию преступных доходов и уклонению от налогов для олигархов и чиновников из стран Восточной Европы. Так что, не исключено, в некоторые процессы бывшего Parex включены и некие высокопоставленные лица из России.

Все же российские компании сильны стратегическими активами, от которых бывший банк, судя по всему, не в силах отказаться. Ведь неоднократно многие наблюдатели отмечали, что истцов на самом деле интересуют вовсе не деньги, а лакомые активы РФ. Ранее СМИ писали о том, что, похоже, банк рассчитывает получить главный актив «Севернефти» – лицензию на Западно-Ярояхинский участок в ЯНАО (подтвержденные запасы – 55 млрд. куб. метров газа, годовая добыча – 1,1 млрд. куб. метров газа и 220 000 тонн конденсата).

Представители Parex banka даже заявляли, как сообщали СМИ, что, дескать, участок выступал обеспечением по кредиту, который взяла совсем другая компания. Между тем, по словам источников, знакомых с ситуацией, лицензия на месторождение ООО «НК «Севернефть» не является предметом каких-либо залогов или споров, она никогда не была и не могла быть обеспечением по кредиту, так как это невозможно по закону.

По мнению руководителя инвестфонда «Фокус Инвестмент» Владимира Харитонова, «руками Parex banka стратегические активы рассчитывает загрести некая структура, владеющая некоторыми активами в сфере ТЭК в России и имеющая влияние в российских коридорах власти. А латвийский банк, который до сих пор остается лидером и фактически пособником в отмывании денег чиновниками и бизнесменами из России, теперь, похоже, решил выступить еще и фронтменом российских рейдеров».

Однако, очевидно, Parex-Reverta проигрывает в этой битве раунд за раундом. Остается надеяться, что российское правосудие не пойдет на поводу у латвийских банкиров, готовых, вероятно, на любые провокации.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья