Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

«Лукавство» Алекперова

Добыча нефти в России резко упадет с 2016 года. Об этом в интервью The Financial Times заявил накануне президент «Лукойла» Вагит Алекперов, попутно отметивший, что его прогнозы сбудутся, например, если частные НК не получат лицензии на добычу нефти с шельфа Арктики. Однако эксперты полагают, что это больше похоже на шантаж заслуженного нефтяника – ведь у самого «Лукойла» нет необходимой компетенции для работы в суровых арктических условиях.

«Лукавство» Алекперова

Господин Алекперов очень хочет получить право на добычу «черного золота» на российских месторождениях Арктики. Как писали некоторые СМИ, ради этого «Лукойл» готов отказаться от ряда «менее приоритетных проектов», в числе которых названо даже алмазное месторождение Гриба в Архангельской области. Это стремление вполне понятно, ведь, согласно данным Геологического надзора США, район Арктики к северу от полярного круга содержит более пятой части неразведанных мировых нефтегазовых залежей с преимущественной концентрацией на Крайнем Севере РФ.

Глава «Лукойла» в очередной раз заявил, что действующая система допуска к добыче на арктическом шельфе только государственных компаний – «Роснефти» и «Газпрома» - себя не оправдала. По его словам, «избранники» недостаточно эффективно развивают месторождения: «Госкомпании приобретают лицензии, а дальше бездействуют», - пожаловался российский бизнесмен через британский рупор. Алекперов выразил надежду, что в ближайшем будущем в Арктику все же смогут попасть и частные нефтяные компании.

Однако и у «Лукойла», и у других частных компаний (российских и иностранных) уже сейчас есть возможность приступить к освоению арктического шельфа. Компания Вагита Алекперова, ратующего за весь российский нефтедобывающий сектор, может заключить соглашение с любой из госкомпаний и начать работать с ними на шельфе в одной связке, но, конечно, не в качестве владельца лицензии.

Возможно, такой вариант президента крупнейшей частной НК не устраивает – ведь, в этом случае, согласно закону, при разделе прибыли придется помнить и о 50% доле государства. Но, по мнению некоторых отраслевых экспертов, даже при серьезной подготовке «Лукойла», все же для самостоятельного освоения искомых месторождений компании, работающей на так называемых мелководных проектах, не хватает ни должных технологий, ни опыта работы в суровых арктических условиях.

Создается ощущение, что в своем стремлении добиться допуска частных компаний (прежде всего, «Лукойла») на самую перспективную, с точки зрения добычи сырья, российскую землю, опытный нефтяник Алекперов, мягко говоря, лукавит. Во-первых, ему наверняка прекрасно известно о том, что та же «Роснефть», сама имеющая 20-летний опыт работы на шельфе, не пренебрегает также как и Газпром опытом зарубежных коллег. Неоднократно было и так, что у большинства компаний уровень добычи падал, а госкомпании, напротив, уверенно продолжали наращивать ее объемы.

Во-вторых, глава «Лукойла» попытался раздуть проблему, выразив «удивление» тем, что «иностранные компании могут заниматься разработкой шельфовых месторождений, а российские – нет». Но Вагит Юсуфович не может не знать о том, что на самом деле иностранные компании точно так же не допущены к лицензиям. Балансодержателями всех полученных прав на освоение российских недр являются исключительно отечественные госкомпании.

Нездоровая критика главы ЛУКОЙЛа в адрес госкомпаний по меньшей мере не состоятельна, ведь «Роснефть» и американский энергетический гигант ExxonMobil уже имеют 15-летний опыт сотрудничества на cахалинском шельфе, сложные природно-климатические условия которого как раз сопоставимы со средой арктических морей. «Роснефть» и ExxonMobil создают Арктический научно-проектный центр шельфовых разработок (ARC), который будет как использовать уже существующие наработки обеих компаний, так и разрабатывать новые технологии для реализации совместных проектов в Арктике, включая буровые и добывающие суда и платформы ледового класса. Причем 80% заказов будут размещены на отечественных предприятиях, но с учетом самых передовых технологий, используемых тем же ExxonMobil. Разве это не показатель государственного подхода в интересах всей российской нефтяной отрасли?

В настоящее время в России добыча нефти осуществляется в рамках 4-х проектов: Сахалин-1, Сахалин-2 на шельфе Охотского моря с участием Роснефти и Газпрома в рамках СРП.

В британской газете Financial Times Алекперов пытается предстать перед нами как защитник нефтяной отрасли, ратуя за изменения в системе налогообложения, но всем известно, что вопросами снижения налоговой нагрузки при начальном этапе освоения занимаются именно госкомпании, имея на то должный административный ресурс.

В отличие от некоторых частных компаний, выводящих прибыль в оффшоры и сокращающих налогооблагаемую базу до минимума, госкомпании являются основными донорами госбюджета. В частности, та же «Роснефть», за прошлый год перечислила в федеральный бюджет почти 1,5 трлн рублей – то есть 16% его доходной части.

Думаю, здесь приоритеты очевидны – доступ к национальным стратегическим ресурсам страны должны иметь только компании, которые контролируются государством в интересах каждого гражданина России, а не акционеры частных компаний, которые зачастую управляются из-за рубежа.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья