Moscow-Post RSS
26 Февраля 2018
 

«Магнитке» грозит национализация?

Вторая волна экономического кризиса довольно негативно отразилась на доходах «Магнитогорского металлургического комбината», которым владеет Виктор Рашников. Однако, в последнее время бизнесу «Магнитки» вредят не только многочисленные экономические проблемы, но и корпоративные конфликты. Более того, во властных структурах, по слухам, уже появилась идея о национализации ММК. Об этом сообщает корреспондент The Moscow Post.

«Магнитке» грозит национализация?

«Финансовый удар» по ММК

Проблемы мировой финансовой нестабильности и спада спроса на металл привели к тому, что «Магнитогорский металлургический комбинат» (ММК) в первый раз с начала кризисного 2009 года получил чистый убыток по МСФО.

Так в III квартале 2011 года чистый убыток ММК по МСФО составил $205 млн. Более того, EBITDA снизилась на 8% до $350 млн, а маржа по этому показателю скатилась вниз на 1,3 п. п. и достигла 14,4%. Так же за все три квартала (в совокупности) EBITDA «Магнитки» сократилась на 8,3% до $1,1 млрд., а чистый убыток составил $58 млн.

Всему виной резкое падение цен и спроса на основную продукцию ММК, а так же курсовые разницы в $252 млн. Причем, негативный экономический процесс для ММК подкреплен еще и резким ослаблением рубля по отношению к доллару. Ведь, в начале III квартала доллар стоил 28 руб., а в конце — 31 руб. Хотя кроме этих причин экономического характера бизнесу Виктора Рашникова корпоративные войны, которые ММК ведет сразу по нескольким направлением.

Последним подобным инцидентом стал спор с казахским поставщиком железной руды ENRC, по иску которой были заморожены австралийские активы российской компании. Этот арест мешал ММК в приобретении 100% австралийской железорудной Flinders Mines, контроль над которой был очень важен для «Магнитки» в сфере создания эффективных структур для преодоления проблем курсовых разниц. После принятия международным арбитражным судом при Международной торговой палате в Цюрихе обеспечительных мер на австралийские активы ММК стоимостью $866 млн., бизнесу господина Рашникова действительно пришлось не сладко. К счастью, в итоге «Магнитка» пошла на уступки для ENRC, и арест был снят. Однако, неприятное ощущение на рынке все равно осталось.

Ведь теперь всем понятно, что с ММК можно договориться об исполнении контрактов лишь одним способом – через суд. Как раз именно этого и добивалась казахская ENRC, у которой, согласно контракту, «Магнитка» должна была приобретать 1 млн тонн руды в месяц в течение 2011 года.

Однако, ММК в силу финансовых предпочтений господина Рашникова стал закупать руду у «Металлоинвеста» и «Северстальи», в обход ENRC. Разумеется, казахам это не понравилось, и они стали судиться.

В итоге, ММК ничего не оставалось, как пойти на уступки поставщикам руды из Казахстана. Впрочем, «Магнитка» регулярно «воюет» и с отечественными металлургами.

Так одним из самых крупных корпоративных конфликтов Виктора Рашникова на российском рынке была «ценовая война» со стальной группой «Мечел».

Причем, первый этап этого противоборства развернулся в 2004 году, когда ММК более полугода не отгружал «Мечелу» сталь. Как выяснилось, «Магнитка» хотела вынудить «Мечел» поставлять кузбасский уголь и железнорудный концентрат с Коршуновского ГОКа по заниженным ценам, однако «Мечел» такая позиция не устраивала.

В итоге между двумя этими структурами разгорелась настоящая «ценовая война».

Еще одним эпизодом «ценового противостояния» «Магнитки» и других российских структур стал конфликт вокруг поставок металлопродукции для Челябинского трубопрокатногозавода (ЧТПЗ), который в феврале 2011 года подал в Федеральную антимонопольную службу на ММК, которая завышала цены на свой прокат.

Вообще «Магнитка» уже давно отличается тем, что она находится в состоянии конфликта со многими российскими бизнес-структурами. В итоге из-за этого страдает, прежде всего, металлургия и промышленная отрасль российской экономики, зависящаяся от поставок металла.

Используя такую агрессивную стратегию, Виктор Рашников дошел до того, что менеджмент ММК вошел в конфликт с государством, когда обсуждалась приватизация госпакета акций «Магнитки».

Разумеется, всеми этими бесконечными корпоративными войнами руководители и собственники ММК довольно сильно подорвали как доверие поставщиков сырья для «Магнитки», так и покупателей продукции «Магнитогорского металлургического комбината».

«Политические сложности» Виктора Рашникова

Впрочем, доверия к Рашникову и подконтрольным ему топ-менеджерам ММК на металлургическом рынке, по слухам, нет уже давно. Во многом это обуславливается неприятной для Рашникова политической конъюнктурой, сложившейся в нашей стране в последнее время. Ведь, не секрет, что главный лоббист интересов ММК на федеральном уровне – министр промышленности и торговли РФ Виктор Христенко не должен войти в состав нового правительства. Ведь господину Христенко, по слухам, уже нашли место для почетной ссылки – руководящий пост в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), в которую вскоре перейдут ряд чиновников из комиссии Таможенного союза (КТС).

А раз Виктор Борисович уходит из состава правительства РФ, то Виктор Филиппович лишается важнейшего рычага влияния на политическую ситуацию, а так же защиту на уровне Правительства РФ.

Не смотря на то, что у Рашникова хорошие связи в «Единой России», это не может гарантировать ему отсутствие проблем с властью. Так, к примеру, все помнят внезапную предвыборную конфронтацию теперь уже бывшего мэра Магнитогорска Евгения Карпова с Виктором Рашниковым в 2009 году . А ведь Карпов был выходцем из Магнитогорского металлургического комбината, воспитанником самого Рашникова…

И вот теперь городом правит Евгений Тефтелев, который так же является выходцем из ММК и был поддержан на минувших выборах руководством градообразующего предприятия ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат».

Но где гарантия, что Тефтелев так же не придаст интересы Рашникова, как это в свое время сделал Карпов?!

Тем более, что, по слухам, у Виктора Рашникова не сложились отношения с новым губернатором Челябинской области Михаилом Юревичем. Причем, порой это выражалось публично. Так все помнят, как в апреле 2010 года Рашников не поздравил Юревича с назначением губернатором и не приехал на его инаугурацию.

Это вполне логично, ведь хозяин ММК был в хороших отношениях с бывшим руководителем Челябинской области Петром Суминым, который не так давно скончался.

А вот с Юревичем дружбы у Рашникова не получилось

Так что в сложившейся неблагоприятной ситуации скорая отставка Христенко может сделать «империю Рашникова» уязвимой для новой власти и, в том числе, для сторонников губернатора Михаила Юревича.

А ведь среди них, по слухам, есть и такие, кто жаждет национализации «Магнитогорского металлургического комбината».

Как «похищалась» сталь…

Сейчас, когда слухи о пересмотре итогов приватизации уже перестали быть просто слухами, к Виктору Филипповичу может возникнуть не мало вопросов у представителей органов власти относительно процесса приватизации металлургического завода.

Это сейчас Рашников владеет 87 % акций ММК, которые он контролирует через принадлежащие ему кипрские компании Mintha Holding Limited (42,44 % акций ММК) и Fulnek Enterprises Ltd (43,11 % акций ММК), а в середине «лихих 90-х» Виктор Филиппович был обычным заместителем директора завода и никаких акций не имел…

Однако, Виктор Филиппович всю жизнь проработал на заводе и очень хотел им руководить. Ведь Рашников начал свою трудовую деятельность на Магнитогорском металлургическом комбинате еще в 1967 году простым слесарем цеха ремонта металлургического оборудования. Работал оператором, бригадиром, мастером, начальником смены, начальником цеха, начальником управления по производству и поставкам продукции.

В 1991 году Рашников был назначен главным инженером-первым заместителем генерального директора. С 1997 года Виктор Филиппович возглавлял ОАО «ММК» в качестве генерального директора. С апреля 2005 года — председатель Совета директоров. С 2006 года — президент ООО «Управляющая компания ММК».

Однако, так выглядит лишь официальная часть биографии Виктора Филипповича, а, по неофициальным данным, он причастен к захвату этого завода.

Так непосредственный вывод ММК из активов государства стартовал в самом начале «лихих 90-х». Напомним, что ММК приватизировался в 1992 году по первому варианту льгот. Все привилегированные акции (которые не имеют право голоса) были безвозмездно переданы трудовому коллективу. 8,7% голосующих акций проданы по закрытой подписке ему же и 5% голосующих акций проданы руководящим работникам ММК. 10% акций досталось ФАРП. В государственной собственности осталось 51,3% голосующих акций, то есть контрольный пакет.

Далее акции ММК у рабочего коллектива были выкуплены через дочернюю фирму ММК - ТОО «Меком», которой руководил начальник отдела приватизации ММК Рашид Шарипов, хороший друг в то время заместителя генерального директора Виктора Рашникова.

Собранный Шариповым пакет акций Магнитки, оказавшийся в распоряжении самого акционерного общества, что позволило Шарипову в 1994 году при создании Финансово-промышленной группы (ФПГ) «Магнитогорская сталь» занять в ней, среди 40 предприятий-учредителей, господствующие высоты. Иначе говоря, ММК вложил в уставной фонд формирующейся ФПГ эти 8% акций ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат». А Рашид Шарипов стал в ФПГ первым генеральным директором и одновременно председателем совета директоров ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат».

Далее Шарипов удачно взял кредит для ММК в «Инкомбанке», который позже купил 25% акций «Магнитогорской стали». А затем ФПГ «Магнитогорская сталь» получит полный контроль над ММК.

Далее по схеме толлинга, обеспечивающей контроль за поставками заводу сырья и продажей его продукции, с ММК начал сотрудничать влиятельный в «лихие 90-ые» крупный оффшорный конгломерат Trans World group (TWG).

Со временем, контролируя поставки сырья и сбыт продукции ММК, представители TWG фактически стали негласными «хозяевами завода», так как именно от TWG зависела его деятельность. Впрочем, «Магнитки» такое сотрудничество особенных доходов (да и вообще доходов) не приносило.

Тогда Анатолий Стариков, бывший директором ММК с 1991 по 1997 года, решил спасти «Магнтику» от контроля TWG, создав зарубежные «дочки» ММК, которые сами бы могли заниматься поставками сырья на завод и сбывать его продукцию.

Однако, поняв, что Стариков идет на конфликт с TWG, Рашников умело воспользовался ситуацией и сместил Старикова с его поста.

В этом ему помог Рашид Шарипов, который представил на совете директоров крайне негативный отчет о деятельности Старикова, подготовленный «заранее замотивированными» аудиторами из «Юником/МС Консультационной групп».

Так в 1997 году Рашников, заручившийся поддержкой «Инкомбанка», стал гендиректором ММК.

Далее Виктор Филиппович начал верные шаги в сторону медленного, но верного приобретения в свою собственность всех акций ММК.

Для начала он устранил своих основных конкурентов, типа того же Рашид Шарипов, с которым Рашников поссорился из-за кредита ЕБРР.

Вскоре он начал выводить акции ММК в подконтрольные себе структуры, а «Русскую сталь», по словам участников тех событий , незаконно обанкротил.

Атака на Шарипова оказалась стремительной и беспощадной, так как Рашников был в очень хороших отношениях с прокурором Брагиным, который был причастен к травле Шарипова. Так Шарипова, в нарушении всех законов, сняли с председателей Совета директоров ММК, и с должности гендиректора ФПГ, а прокурор Магнитогорска, а затем и прокурор Челябинской области подписали постановления об аресте Шарипова, глав всех дочерних компаний ФПГ и главы компании-реестродержателя Павла Рабина.

Одновременно из фирмы «Регистратор-Чел» были изъяты все носители информации, что фактически означало изъятие реестра всех акционеров «Магнитки», в котором ясно и недвусмысленно было указано, что 32%-ый пакет акций никоим образом не подконтролен руководству ММК. Но подконтрольной руководству Магнитки оказалась областная прокуратура.

Повод для таких санкций нашелся быстро: акции ММК ФПГ еще весной 1996 года перевела на свои дочерние предприятия. Связано это было с тем, что появившаяся в Петербурге фирма с одинаковым названием «Магнитогорская сталь» оперировала поддельной доверенностью гендиректора ФПГ, брала кредиты под гарантии ФПГ. Но пока шло судебное разбирательство, акции от взыскания решено было спрятать в созданные дочки. С полного согласия всех акционеров ФПГ, в том числе и «Магнитки». Суд разобрался, что доверенность была подделкой, но акции так и остались на балансе «дочек».

Вот так, собственно говоря, Рашников и завладел ММК через дочерние предприятия.

Кстати, в этот же период Виктор Филиппович стал фигурантом других крупных скандалов, о которых в свое время писал ныне закрытый скандально-известный сайт «Магнитный коготь»

Далее Виктор Рашников сблизился с тогдашним губернатором Челябинской области Петром Суминым, которому оказал финансовую поддержку на выборах губернатора.

Поговаривают, что в 2000-х на выборы Сумина было потрачено не менее 12 миллионов долларов США, которые, по слухам, и пожертвовал Рашников.

Национализация «Магнитки» не за горами?

Но теперь Сумина уже нет в живых, а Христенко вскоре уйдет в отставку.

Вот тогда-то Рашников потеряет своего последнего серьезного покровителя.

По мнению экспертов, после этого уже ничего не помешает представителям власти (в том числе, некоторым сторонникам губернатора Юревича - прим.ред.), как минимум, поднять вопрос о национализации «Магнитки», а, как максимум, возбудить уголовное дело против Рашникова в связи с информацией об нарушении закона во время приобретения Виктором Филипповичем контроля над ММК.

По слухам, процесс национализации «Магнитогорского металлургического комбината» может начаться уже после президентских выборов, которые пройдут в марте 2102 года.

Так что, быть может, у Рашникова остались последние месяцы, пока он является полноправным хозяином «Магнитки»…

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья