Moscow-Post RSS
11 Декабря 2016

"Маска", я тебя знаю!

За успехами Михайловского театра в главном театральном конкурсе скрывается банкротство, махинации и коррупция

"Маска", я тебя знаю!

Это только на первый взгляд банкротство компании Joint Fruit Company - крупнейшего российского производителя и импортера тропических фруктов - и бушевавшие в этом году вокруг фестиваля "Золотая маска" совсем не театральные страсти находятся в совершенно разных, не пересекающихся плоскостях общественной жизни. На самом деле, полукриминальная история с несостоятельностью известного петербургского бизнесмена Владимира Кехмана и скандальными итогами смотра лучших театральных сил страны имеет общие корни.

От JFC до JTI

Случившееся в 2012 году неожиданное банкротство столпа российского фруктового рынка, компании JFC, прочно связанной с именем российского "бананового короля" Владимира Кехмана долгое время была предметом только лишь банкиров, в одночасье оказавшихся с 15-миллиарной просроченной задолженностью на руках, да их уполномоченных риэлторов, вынужденных по почти бросовым ценам реализовывать принадлежащую бизнесмену недвижимость, выступившую залогом по "банановым" кредитам.

"Ведомости" со ссылкой на хорошо знакомого с Кехманом банкира и бывшего топ-менеджера JFC писали об этом, что главной причиной банкротства стало увлечение бизнесмена не связанными с фруктовым бизнесом проектами: "на скупку недвижимости Кехман потратил около $100 млн. А на девелопмент этой недвижимости ему могло потребоваться еще порядка $600 млн. Проекты не пошли, особенно в кризис". Очевидно, весьма затратной была и другая "непрофильная" страсть Кехмана. Неожиданно в 2007 году став, чем шокировал культурную общественность Санкт-Петербурга, директором Михайловского театра оперы и балета, бизнесмен был вынужден вложить немало средств для того, чтобы вернуть былой блеск некогда прославленной императорской сцене. Первоначально встречавшие это неожиданное решение Смольного шутки из серии "...на крепостной балет собрал на многих фурах" вскоре, впрочем, затихли. Режиссер Александр Сокуров говорил об этом, что Кехман быстро потерял чувство меры: «Он считал, что руководить театром несложно, что деньги предопределяют все, ему казалось, что это самый близкий путь к контактам с власть имущими. А контакты с власть имущими - это то, что он всегда очень ценил».

Запутанная история с банкротством, в которой бизнесмен обвиняет своих доверенных управленцев, якобы заваливших процветающий бизнес пока сам Кехман занимался театральными делами, впрочем, показала, что ставка на "контакты с власть имущими" играет при всех раскладах: несмотря на многочисленные иски со стороны банков, возбужденные по факту мошенничества уголовные дела и обыски прямо в театре, сам бизнесмен по-прежнему остается у руля второй по значимости сцены Северной столицы.

Все бы ничего, если бы только биографические подробности шефа Михайловского театра не стали в этом году особенно волновать вовсе не банкиров и судебных приставов, сколько далекую от "бананово-лимонных" разборок театральную общественность. Как оказалось, метастазы скандально-одиозного шлейфа вокруг директора Михайловского театра (чего стоят только слухи о том, что на заре своего бизнеса Кехман был вынужден хранить бананы чуть ли не в городских моргах, а вместе с бананами нередко поступал колумбийский кокаин и другие такие же "дары природы") быстро распространились и на сам театр. А с ним - и на "Золотую маску". Беспрецедентно высокое (22!) количество номинаций число номинаций и 3 лауреатских статуса, которые получил в этом году Михайловский театр на конкурсе, буквально взорвали театральный мир, заставив искать причины подобного "взлёта". Конечно, Михайловский театр и раньше был представлен на различных театральных фестивалях и смотрах, имея даже за всю 20-летнюю историю "Маски" несколько номинаций и побед в ней, однако, итоги юбилейного вручения заставили искать особые причины столь головокружительного триумфа.

Знатоки театрального закулисья, впрочем, утверждают, что долго искать не придется. По их мнению, феноменальное "признание" художественного уровня "продукции" Михайловского театра обеспечило простое присоединение компании JTI (Japan Tobacco International) к числу главных спонсоров "Золотой маски".

Deux ex machina

История о том, как стразы "Золотой маски" внезапно неприятно заблестели оскалом маски Гая Фокса, носители которой, как известно, выступают против тотальной коррупции и наглых манипуляций в общественной жизни, началась в начале прошлого года, когда на должность главного распорядителя культурных и благотворительных проектов российского филиала глобального табачного монстра JTI пришел Александр Архипов. Хватку начинающего, перспективного и, конечно же, питерского управленца - многообещающего выпускника Высшей школы управления СПбГУ - в компании почувствовали сразу: подряд на изготовление видеопрезентации корпоративного издания JTI немедленно получила московская студия Arkhipov Production. Не успели ошеломленные таким говорящим "совпадением" сотрудники оправится от первого же решения своего нового босса, как пришли поводы и для беспокойства иного рода.

Забыв о том, что долгие годы табачники поддерживали разнообразные художественные проекты Большого и Мариинского театров, Архипов пролоббировал решение о поддержке Михайловского театра и театральной премии «Золотая маска». Не надо иметь дедуктивные способности Шерлока Холмса, чтобы догадаться, какие "установки" по поводу Михайловского театра могла, заполучив такого спонсора, давать отборочной комиссии генеральный директор премии Мария Ревякина, к тому же, вероятно, вспомнившая, что и сама имеет деловые отношения с Кехманом.

Помимо него к соавторам "неожиданного", но такого необходимого Кехману именно сейчас - в разгар судебных баталий о банкротстве - успеха с не меньшей долей очевидности может себя причислить и заместитель директора, президент фонда Михайловского театра Татьяна Архипова, как вполголоса утверждают сведущие люди, человек, близкий не только к финансам, но и непосредственно к телу Кехмана. О том, что госпожа Архипова является "по совместительству" и матерью талантливого управленца Александра Архипова из компании JTI, в контексте данной статьи, право, и говорить не нужно. Как говорится, "ну как не порадеть родному человечку". Тем более, что к нынешнему успеху Михайловского театра, оцененному по достоинству и "Золотой маской", и топ-менеджерами JTI, сама Татьяна Архипова тоже приложила немало труда. Именно с ее знакомства с женевским руководством JTI, курировавшем филантропию, и началось восхождение Архипова-младшего по карьерной в российском офисе корпорации.

О том, к чему приводит столь плотное знакомство двух систем ценностей, близких к миру искусства, корпорация JTI, впрочем, имела возможность убедиться весьма скоро. По некоторым данным, именно Александр Архипов осуществлял подбор и приобретение работ современных российских художников для оформления нового офиса компании в Москве (4 этажа в «Золотой башне» Московского Сити). С учетом гигантских ножниц цен, существующими между арт-рынками России и Европы и, мягко говоря, временной и ментальной разницей между Японией и Россией, трудно даже себе представить, во сколько обошлось актуальное русское искусство для бюджета компании. В этом вопросе господин Архипов ярко проявил «деловую хватку» - небезызвестная в мире современного искусства госпожа Кесаева не была привлечена к подбору арт-объектов даже в качестве консультанта. Казалось бы, причем тут Кесаева? Как свидетельствуют осведомленные эксперты, именно у нее были все основания заниматься подбором живописи – ведь художники в деле о приобретении офиса JTI в Москве, как и положено людям искусства, были лишь "цветочками".

Настоящими "ягодками" стало то, что, по данным из Женевы, именно за покупку этого офиса недавно и скоропостижно (решение было принято чуть ли не в один день) был отправлен в отставку конечными владельцами компании из Японии господин Пьер Лабушер, исполнительный директор JTI-Европа. Как выяснило внутреннее расследование, проведенное в компании, застройщиком и продавцом офиса выступали компании бизнесмена Игоря Кесаева, одного из крупных отечественных игроков не только в сфере девелопмента, но и сбыта табачных изделий. О сомнительных с точки зрения корпоративной этики и несомненном конфликте интересов, отчетливо проявившихся при оформлении сделки, в Токио дал знать сотрудник Женевского офиса JTI Мартин Бредер, который, тем не менее, за причастность к оформлению приобретения JTI был вскоре, очевидно, "на всякий случай", уволен из компании.

Театральный роман

Однако, вряд ли даже воображение Мольера и Булгакова смогло бы соперничать с накалом страстей и драматургией обстоятельств реальной жизни, лихо закрутившихся вокруг увлечения JTI поддержкой театральных проектов в России.

Для почти разорившегося Владимира Кехмана - 19 марта этого года деловые газеты написали, что на торги для погашения банковских кредитов выставлен его личный особняк - финансирование Михайловского театра становится почти неподъемной задачей. Ведь содержание исторического здания в центре Санкт-Петербурга, труппы, бонусы приглашенным звездам, таким, как испанский режиссер Начо Дуато, россияне Наталья Осипова и Иван Васильев, ежегодно обходится в сотни миллионов рублей. Именно поэтому, в российском офисе JTI в последнее время все более пристально рассматривается вариант прямой финансовой поддержки Михайловского театра.

Причем главным союзником Александра Архипова по продвижению данной идеи в недрах бюрократического аппарата европейского и токийского офисов JTI стал руководитель российского филиала корпорации Антуан Эрнст (Antoine Ernst), который даже 12 февраля присутствовал на спектакле "Евгений Онегин" Михайловского театра в Москве, проходившего в рамках фестиваля «Золотой маски». Говорят, что после спектакля состоялся ужин, где были Антуан с супругой, Александр и Татьяна Архиповы и Владимир Кехман. Весьма вероятно, что единственным обстоятельством, которое могло хоть как-то омрачить настроение столь приятной компании стало место проведения застолья – ресторан «Большой», стилистически и номинально связанной не с Михайловским, а с Большим театром.

С Архиповым господина Эрнста связывает то, что он тоже является новичком в российском офисе JTI, так как переехал в Москву в июне 2013 года из Киева, а также "семейный фактор" в карьере: согласно многочисленным слухам, клубящимся в курилках офиса компании на Земляном валу, Антуан Эрнст является племянником бывшего главы компании Лабушера. К группе Эрнста-Архипова примыкает и Сергей Киселев, вице-президент по корпоративным отношениям и коммуникациям JTI в России, как и Архипов, замеченный в многочисленных переговорах на различные "щепетильные темы": как получить откат от корпоративных "щедрот" JTI, не сильно рискуя при этом карьерой и головой.

А о том, что риски и вправду существуют, действительно стоит задуматься. Именно шустрые представители японских табачников выделили грант в 200 тысяч долларов "Гоголь-Центру" Кирилла Серебрянникова, о художественной и даже политической оппозиционности которого не говорит в последнее время только лишь Владислав Сурков, по чьей инициативе в свое время режиссер и получил пост худрука. Ходят слухи и о том, что не все чисто было и с аналогичным, но уже гораздо более серьезным - 1 миллион долларов - грантом, выделенным в прошлом году JTI Московскому Мультимедиа Арт Музею.

Правда, об этом даже наверняка ничего не знает его директор и крупнейший отечественный специалист в области современного искусства Ольга Свиблова, как точно не догадывается о том, что по итогам такого рода сотрудничества господин Архипов в конце прошлого года, встречаясь с выпускниками Высшей школы менеджмента СПбГУ, приватно поведал о том, что "устроился хорошо, на следующую встречу приеду на "Мазератти".

История про "Мазератти", если бы она стала достоянием внимания СМИ, наверняка сильно бы испортила настроение и руководству Московского театра оперетты, написавшего официальное письмо об отказе от дальнейшего участия в «Золотой Маске», так как, по его мнению, компетентность жюри музыкального театра вызывает серьезные вопросы.

Однако, не будем огульно соглашаться с выводами театральной общественности, которые, к тому же наверняка легко объяснимы состоянием аффекта от "триумфальных" для Кехмана и Ко итогов "Золотой маски". Для того, чтобы согласиться с Театром оперетты и другими театралами, отказывающих в доверии коррумпированным экспертам и дирекции "Золотой маски", стоит, пожалуй, немного подождать. Ну, до того самого ежегодного собрания выпускников и... презентации "Мазератти".

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья