Moscow-Post RSS
23 Мая 2018
 

Медно-никелевое напряжение

"Народный протест" в Новохоперском районе похож на технологии из учебника "цветных революций"

Медно-никелевое напряжение

На Хопре не скучно. Там - никель, под землей на глубине под три сотни метров. Над никелем - чернозем. И на этой благодатной почве сегодня бунтуют люди - совершенно разные и по жизненному опыту, и по образованию, и по достатку, и по целям их "бессмысленного и беспощадного бунта". Но начнем сначала...

А как у нас с никелем?

Никель в России присутствует, и в хороших объемах. Еланское и Елкинское месторождения, которые находятся в Воронежской губернии и из-за которых, собственно, уже второй год с разной степенью активности ведется весь сыр-бор, входят в третью по величине в России медно-никелевую провинцию после Таймырской и Кольской. Эксперты уверены, что это последние крупные залежи никеля на европейском континенте. Никеля под Воронежем примерно полмиллиона тонн. Это очень много, учитывая, что никель в Европе имеется в незначительных количествах только в Албании, Греции, Югославии, Франции и чуть больше - в Норвегии. Под Воронежем, кстати, есть еще медь, кобальт, а также платина и ряд других не менее важных сопутствующих сырьевых изысков.

Иметь такое богатство под ногами и не воспользоваться им - грех. В 2011 году о конкурсе на разработку этих месторождений заговорили на самом высоком уровне. А еще через год определился и победитель - Уральская горно-металлургическая компания (УГМК), оставившая без воронежского никеля не кого-нибудь, а самих хозяев "Норникеля".

В прессе не без иронии было рассказано о том, как красиво "Норникель" вышел из создавшейся ситуации. Проиграв конкурс по поводу одного из месторождений, норильцы отказались и от другого с примерно такой формулировкой: "В условиях, когда жители Воронежской и Волгоградской областей консолидированно высказываются против промышленного производства на территориях, прилегающих к Хоперскому заповеднику, руководство ГМК "Норильский никель" с пониманием относится к тревожным заявлениям экологов и считает невозможным выступать против такой позиции населения". Безумно интересно было бы услышать точку зрения руководства "Норникеля" в победной ситуации по поводу Елкинского и Еланского месторождений, но, увы, такой ситуации не случилось.

"Тревожные заявления экологов" тем временем плавно переросли в мордобой.

Кто попер на Хопер?

За последний год с небольшим центральная и местная пресса, а также бессчетные интернет-издания опубликовали столько материалов по поводу хоперских "никелевых" митингов, собраний, бунтов и погромов, что о них действительно узнала не только "вся Рассея", но даже изнуренная бесконечными гей-парадами Западная Европа. Информационное пространство вместило в себя массу статей, хронологий событий, отчетов, анализов и прогнозов, видео- и фотоматериалов с разбитыми носами участников митингов, горящими буровыми установками, бездействующими представителями властных структур, разухабистыми казаками, суперактивными пенсионерками, обыкновенными зеваками и даже экзотическим людом вроде "православных язычников" и "черноземных троцкистов".

Кроме анонимных персон "засветились" и вполне ответственные чиновники. В одном из столичных изданий прозвучало, например, высказывание воронежского губернатора Гордеева о том, что освоение никелевых месторождений в Воронежской области вряд ли пойдет без поддержки населением этого проекта и без достижения общественного согласия.

Появились высказывания официальных лиц и в соседней Волгоградской области. Мэр города Урюпинска, появление которого на митинге пресса назвала сюрпризом, выразился вполне корректно. "Наш город, - сказал мэр, - может выступить площадкой для проведения "круглого стола" с привлечением региональных и федеральных властей... И это, поверьте, будет куда более эффективный способ привлечь внимание СМИ, чем перекрытие федеральной трассы..."

Правильно сказал мэр. Ну, а какой мэр выступит против экологии? Какой губернатор не борется за общественное согласие и поддержку населения? Были и другие речи, авторами которых выступили депутаты разных уровней, ученые, правозащитники. Речами дело, как водится, не ограничилось, но силовые акции в марте, мае и июне только испортили общую экологическую картину в прямом и переносном смысле. В СМИ заговорили об уголовных делах в отношении погромщиков как исполнителей и даже чиновников как подстрекателей. Но главное, возникли многочисленные вопросы по поводу всего комплекса "хоперских событий", ответов на которые не слышно.

"Ответ" и "ответственность" - однокоренные слова, и нужно давать первое либо нести второе.

Протест по инструкции

Один из выводов из событий в Новохоперском районе можно было бы сформулировать так: кому-то очень хочется прокатать на отдельно взятом районе из российской глубинки технологию "оранжевой" или любого другого цвета революции и посмотреть, как действует схема вдали от центра и что из этого получится. Этому "кому-то" плевать на экологию, на закон и порядок, на обиженных, больных, бедных и прочих. У него своя задача, возможно, глобальная, но с вариантами регионального решения. И хоперский случай - это всего лишь репетиция, своего рода тест на протест по четкой и продуманной схеме.

В эту технологическую схему на 100% вписываются все так называемые заказные экологи, проплаченные казаки и полукриминалитет, простой обыватель, готовый (просто так?) ехать за десятки километров в чужой город, чтобы постоять, а может, проорать на митинге какую-нибудь безумную речовку, смысл которой не совсем понятен.

Характерно, что на многочисленных фото с событий под Новохоперском легко узнать среди большинства "активистов" жителей Урюпинска и одноименного района Волгоградской области. Чужаки, пусть даже ближние, соседские, всегда лучше, чем местные. Чужакам нет дела до чужих проблем, с ними легче работать, их легче агитировать, особенно если в основе агитационного процесса лежит рубль или доллар. Это - деталь, но, видимо, немаловажная в списке обязательных пунктов "протестной инструкции". (Кстати в самом Урюпинске, как, впрочем, и в любом другом подобном городе, своих экологических проблем - пруд пруди. Чего стоит одна только местная свалка на заброшенном песчаном карьере! Она горит, как и любая свалка, каждый год. Но митингов на ней нет - воняет.)

В ту же "инструкцию" с легкой политтехнологической руки можно записать "работу с местными чиновниками". Неважно, что высказывается начальник корректно, продуманно и с оглядкой. Психология митинга проста и незамысловата: пришел - ты наш, ты с нами, а что говорил, никто и не вспомнит. А чиновник на трибуне - это поддержка, это митинговый адреналин, это вера в правоту неправого дела.

Отдельный момент - денежный вопрос. Но деньги, скорее всего, были - и на еду, и на "разогрев", и на транспорт. И осели они в нужном - значительном - количестве не у тех, кто жег вагончики геологов, а у других "ребят", так сказать, посвященных. Пока деньги еще не считали и не прослеживали источники. Но всему свое время.

Очень важный пункт - пропагандистский. Конечно, людей нужно "готовить", объяснять им, что важно, а что не очень. Человек доверчив. Побольше убедительности, поработать над интонацией, в глаза смотреть правдиво, даже когда несешь полную чушь, и тебе поверят, к тебе потянутся. Что будет делать доверчивый гражданин потом, когда поймет, что из 200-метровой шахты не идут кислотные дожди? Как поступит, когда убедится, что работать за хорошие деньги на современном предприятии лучше, чем украдкой бросать сеть в Хопер или ездить на отхожий промысел по российским городам и весям? Ответы на эти вопросы придется искать самому. Но это позже. А пока еще один пункт, тоже из разряда почти обязательных: нужны новые "страшилки", причем лучше экологические, но можно и не ограничивать фантазии - Хопер высохнет, радиация всех съест, аки Змей Горыныч, заболеют жители от мала до велика, город в пустыню превратится и наступит ночь вечная. Глупо звучит, конечно, но иначе эмоции хоперских событий гаснут сами собой - нет базы, нет фактов, нет правды.

Стыдно, конечно, будет потом - за массовый психоз, за драки с соседями, за людей, несправедливо обиженных, за глупость собственную... Любопытную, кстати, информацию разместило на своих страницах одно московское издание. Журналисты выяснили, что самого проекта разработки медно-никелевого месторождения в Воронежской области, вокруг которого сломано столько копий и даже пролита кровь - пусть в драке, пока никто никому не представил. Если же он будет выработан, утвержден и начнется его реализация, то произойдет все это не раньше 2015-2016 годов. Торопимся, как всегда!

Источник: «Российская газета»

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика