Moscow-Post RSS
6 Декабря 2016

Миноритарий ОАО «Ангарскцемент» Станислав Голотвин доигрался в правозащитника

На днях правоохранительными органами был задержан Станислав Голотвин - бывший миноритарный акционер и топ-менеджер ОАО «Ангарскцемент» - цементного завода в Иркутской области. В отношении него еще в конце октября в Иркутске возбудили уголовное дело по статье «Вымогательство». Но задержали только через неделю в Москве. В Иркутске суд выпустил его под залог 10 млн рублей. Так начинается новая глава юридических отношений между «Ангарском» и Голотвиным, которая вполне может оказаться заключительной. Во всех смыслах этого слова

Миноритарий ОАО «Ангарскцемент» Станислав Голотвин доигрался в правозащитника

The Moscow Post уже не раз рассказывала своим читателям о Станиславе Голотвине, который закидал «Ангарскцемент» многочисленными исками. Между обращениями в суд он успел оскандалиться в качестве представителя оффшора «Нилдер Инвестментс Лтд» в судебной тяжбе ООО «ФПС „Сибконкорд“» с французской компанией «Симан Франсэ» и отметиться в должности юриста «группы миноритариев» ОАО «ХК «Сибцем» (надо сказать, что эту «группу» никто, кроме самого Голотвина, никогда не видел). А раньше, в 2008 году, он числился генеральным директором ЗАО «РТМ-Девелопмент».

Одна деталь остается неизменной: в каждой из этих историй за спиной Голотвина маячит тень бизнесмена Андрея Муравьева – экс-президента холдинга «Сибирский цемент», президента группы компаний Parus Agro, совладельца инвестиционных фондов Parus Capital и Run Capital, мажоритарного акционера системы электронных переводов Qiwi. Не только нашу газету, но и другие СМИ еще 3 года назад занимал вопрос, в чем причина имитации правозащитной активности Голотвиным, бросающегося грудью на якобы защиту миноритариев «Сибцема» и «Ангарскцемента» - и не связана ли она как раз с близостью к Муравьеву ? Обычно все точки над «i» расставляет приговор по уголовному делу. Но в этом случае уже само возбуждение уголовного дела по статье «Вымогательство» предельно проясняет мотивы сторон. Но обо всем по порядку.

С 21 года Голотвин работает «под крылом» Андрея Муравьева и его бизнес-партнера Андрея Кирикова. Сначала он трудился юрисконсультом в контролируемой ими Сибирской Промышленной Инвестиционной Компании (ООО «СПИК»). Это та самая скандально известная организация, которая позже оказалась должна 70 млн рублей дочерней структуре холдинга «Сибирский цемент». И только после долгих судебных разбирательств и возбуждения двух уголовных дел долг займодателю вернули. Конечно, это не могло понравится Андрею Муравьеву, который ранее неоднократно утверждал, что у него с «Сибирским цементом» личный конфликт, а не финансовый. Кстати, более 40 млн рублей по исполнительным листам должен уплатить другой член команды Муравьева – Сергей Храпунов. А вот Кирикову удалось «отмазаться» от долга в 70 млн рублей благодаря «удобным» для него показаниям Храпунова…

В 2004 году Голотвин переходит в ООО «Топкинский цемент» и менее, чем через год занимает должность заместителя генерального директора по юридическим вопросам ОАО «Ангарскцемент», меняет еще несколько руководящих постов на комбинате. Именно в этот период он собирает ту информацию, которой позже будет угрожать новому менеджменту предприятия.

В 2008 году Голотвин недолго работает советником Муравьева, занимавшего на тот момент должность президента ОАО «ХК «Сибцем». Пусть недолго, зато в какую пору! Как раз в это время по инициативе Муравьева ОАО «ХК «Сибцем» заключило сделку с французской «Симан Франсэ» по покупке ее активов в Турции. Документы подписал Кириков по доверенности, выданной действующим президентом компании Муравьевым.

А дальше произошло неожиданное. Казалось бы, следующие шаги – провести анализ технического состояния турецких заводов, окончательно заручиться поддержкой банков и организовать допэмиссию акций ОАО «ХК «Сибцем», которые должны были пойти в счет оплаты покупки. Однако вместо этого Муравьев просто перечисляет «Симан Франсэ» предоплату 50 млн евро (может ли это быть случайностью, не оправданной каким-то финансовым интересом самого г-на президента?).

Оказалось, «Сибирский цемент» видит эти деньги в последний раз. Запоздавший анализ технического состояния турецких заводов показывает, что картинка в проспектах «Симан Франсэ» гораздо краше, чем жизнь. С финансированием есть серьезные проблемы – и покупка новых активов может объективно привести к банкротству ОАО «ХК «Сибцем». Холдинг судился с французами, однако безрезультатно. Причинив компании ущерб в 90 млн евро, Муравьев отправился за новыми приключениями и доходами. А с ним и Голотвин.

В 2008 году Муравьев и Кириков, пользуясь сложной финансовой ситуацией в стране и конфликтом собственников, приобретают около 40% акций ОАО «РТМ» - процветающей на тот период девелоперской компании. Здесь Голотвин побыл и членом Совета директоров, и заместителем генерального директора и даже председателем Совета директоров.

Но главная его должность – генеральный директор ЗАО «РТМ Девелопмент». Именно эта компания управляла дочерними структурами девелопера, в собственности которых находились действующие торговые комплексы и строящиеся ТРЦ. Но вот неудача: из организации стали пропадать деньги. Куда – неизвестно.

По данным независимых аналитиков, из компании исчезло $500 млн., принадлежавших частным инвесторам, крупнейшим российским и зарубежным банкам. Оказались переведены на дочерние и внучатые структуры лучшие активы, строящиеся ТРЦ – заложены-перезаложены и тоже в собственности третьих лиц. Осталась одна оболочка – ОАО «РТМ», которая тут же лопнула, и миноритарии оказались один на один с остатками этого «шарика». Вот же они, те самые акционеры, которых стоило бы защищать Голотвину.

Но он отчего-то не стал. И даже не стал объяснять, как это совершенно без его участия как генерального директора случилась такая беда. По заявлениям банков и других кредиторов расследуется три уголовных дела. Едва ли Голотвину, как и Муравьеву, и Кирикову удастся промолчать в ответ на вопросы правоохранительных органов.

Банкротство крупного девелопера, по мнению его миноритариев и кредиторов, результат деятельности Кирикова, Голотвина, Храпунова и главы группы – Муравьева. Не ту же ли судьбу готовил Муравьев и холдингу «Сибирский цемент», когда перечислял французам 50 млн евро со счетов компании?

Ненадолго пропав из поля зрения после банкротства «РТМ», Голотвин вновь появляется в публичном пространстве как невероятно активный миноритарий ОАО «Ангарскцемент» (одним из акционеров является «Сибцем»). Ничего, что миноритарий владеет всего 0,016% акций общества, с которыми невозможно повлиять ни на одно существенное управленческое решение. Главное – настойчивость и прыть.

Он подал 31 иск об оспаривании принятых решений органов управления ОАО «Ангарскцемент» и по другим вопросам, касающимся предприятия. 28 из них не удовлетворены, 2 удовлетворены частично. Он направил 17 заявлений в правоохранительные органы Иркутской области о возбуждении уголовных дел в отношении руководства завода (по всем вынесены отказы). Он жаловался в Федеральную налоговую службу, Центральный банк и другие госорганы. При этом Голотвин ссылался на то, что защищает права всех миноритариев «Ангарскцемента».

А миноритарии недвусмысленно просили его оставить это занятие и не позорить их добрые имена

А уж сколько раз Голотвин распространял порочащие сведения в СМИ – не счесть. Недавно судья прямо уличил его во лжи: 28 сентября 2015 года Центральный районный суд г. Кемерово признал порочащими и не соответствующими действительности сведения, содержащиеся в интервью миноритария сайтам «Момент истины» и «Захват.ру».

Адвокат Голотвина настаивает на том, что его подзащитный просто в рамках закона реализовывал свои права и отстаивал свои интересы. Однако в 8 делах арбитражные суды квалифицировали действия миноритария как злоупотребление правом. Как теперь выясняется, сутяжничество Голотвина сопровождалось угрозами в адрес «Ангарскцемента». Их получали разные представители компании в разных городах, а также представители «Сибцема» как крупного акционера комбината. В итоге уголовное дело было возбуждено по месту нахождения акционерного общества и его материальных активов.

Чего же требовал Голотвин? Их самых, целковых. Деньги он вымогал под видом выкупа его пакета акций. Причем по справедливой рыночной цене он мог продать свои акции более 10 раз. Но миноритарию хотелось большего. Вот он и просил за свой пакет ценных бумаг баснословную сумму. А в обмен на согласие обещал прекратить и судебные разбирательства, и грязную PR-кампанию.

В то время Голотвин пытался воздействовать на «Сибцем» и по другим делам. Он вступил в качестве представителя оффшора «Нилдер Инвестментс Лтд», контролируемого Муравьевым, в судебный процесс по «турецкой сделке». ФПС «Сибконкорд» (акционер «Сибцема») пытался вернуть задаток 50 млн евро, а ответчик «Симан Франсэ», разумеется, хотела его сохранить. Войдя в процесс на стороне истца (хотя и без его согласия), «Нилдер», тем не менее, подыгрывал французам (тоже не желавшим такого союзника) и вставлял палки в колеса сибирякам. Вполне вероятно, что перед Голотвиным ставилась задача не допустить появления в процессе таких доказательств, которые в будущем способствовали бы привлечению к ответственности Муравьева как инициатора «турецкой» сделки

Между тем, в конце июля 2013 года Голотвин засветился как юрист группы миноритариев ОАО «ХК «Сибцем». Из этой группы не «мертвой душой» был один акционер – Андрей Муравьев. Держатели ценных бумаг на выборах в Совет директоров холдинга его не поддержали, поэтому он решил, что выборы прошли с нарушениями. Впрочем, официальных претензий ни в суд, ни в другие органы власти не поступило. Зато был распространен ядовитый, но начисто лишенный убедительной фактуры пресс-релиз, где Голотвин выступил спикером.

Видимо, вспомнив эту историю, защита Голотвина теперь связывает его задержание с собранием акционеров «Сибирского цемента», в котором он якобы обязательно должен участвовать для защиты интересов миноритариев (то есть своего покровителя). Только, увы, эта пластинка настолько заезжена, что музыки уже не слышно. Защита прав миноритариев как способ лоббировать интересы Андрея Муравьева более не работает. Всем очевидно, что это – ни что иное, как вымогательство.

Муравьев и Голотвин неоднократно обвиняли «Сибцем» в предвзятом к ним отношении. Но факты говорят о том, что, напротив, на финансовые претензии холдинга команда Муравьева реагирует привычными для нее методами – злоупотреблением правом и вымогательством.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья