Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

МКБ «на дне»?

Московский кредитный банк (МКБ) ввел ограничения в 10 000 руб. на перевод средств в интернет-банке. Участники рынка говорят, что это первый признак серьезных финансовых проблем.

МКБ «на дне»?

В самом банке, конечно, говорят, что это связано с проведением мероприятий, направленных на противодействие мошенническим действиям.

Отметим, что ряд клиентов МКБ ранее жаловались, что на мобильные телефоны клиентов при входе в интернет-банк начали приходить СМС-оповещения о том, что «вход в систему выполнен успешно». В сообщении предлагалось перезвонить по указанному номеру, чтобы заблокировать доступ в интернет-банк.

Основным владельцем банка является концерн «Россиум» российского предпринимателя Романа Авдеева (70,02%), 5,60% принадлежат ЕБРР, 2,16% принадлежит Международной финансовой корпорации. 22,22% принадлежит прочим акционерам, в числе которых Общество с ограниченной ответственностью «Росгосстрах», открытое акционерное общество «Капитал Страхование» и ряд других компаний.

Риски

Еще в 2015 году стало ясно, МКБ проводит исключительно рискованную политику. Ссудная задолженность всего за 7 месяцев, согласно докладу агентства S&P, выросла на 225 млрд рублей. А доходы сохранились практически на прежнем уровне, что свидетельствует о низком качестве выданных cсуд.

Более того, обязательства МКБ стремительно растут: кредиты от ЦБ РФ увеличились до 105 млрд рублей, средства клиентов до востребования – на 80 млрд. рублей, забалансовые обязательства – на 90 млрд. рублей.

АСВ тогда обратило внимание на действия МКБ, так как, по его словам, в случае возможного банкротства Московского кредитного банка Агентство должно будет возместить населению более 150 млрд. рублей.

На начало октября 2015 года размер фонда страхования вкладов АСВ приближался к пороговому минимуму в 40 млрд. руб. и срочно нуждался в докапитализации.

В этом году МКБ опубликовал удивительный отчет, согласно которому за 2015 год активы банка выросли в два раза — с 584,8 млрд до 1,2 трлн руб. Сильнее всего увеличились депозиты в других банках и финансовых институтах: в 40 раз, до 277,3 млрд руб., портфель ценных бумаг вырос в восемь раз (до 87,4 млрд руб.), а корпоративные кредиты на 90%, до 482,4 млрд руб.

Роман Авдеев, банкир

Стратегия агрессивного роста в кризис рискованна. Участники рынка допускают, что менеджеры МКБ «раздувают» активы, чтобы привлечь как можно больше вкладчиков, а затем под различными предлогами вывести финансы из кредитной организации и сбежать за рубеж.

Теперь у клиентов финансовые ограничения. Как говорится, доигрались.

Махинация на пару?

В сентябре – октябре 2015 года «Роснефть» разместила на счетах в Московском кредитном банке (МКБ) на срочных депозитах более 300 млрд руб. Вклады юрлиц в МКБ выросли на 26,7%, или на 122,7 млрд руб., в сентябре – на 67,5%, или на 185,1 млрд руб.

МКБ резко увеличил активы – на 29% до 756,9 млрд руб., хотя в первом полугодии активы сектора уменьшились на 5,3%. Связано это с сомнительной сделкой банка по размещению репо «Роснефти».

Отметим, что сделки репо были профинансированы за счет средств Центробанка. За май прошлого года аналитики указывали на резкий рост задолженности МКБ перед регулятором: банк тогда привлек сразу 617 млн долларов, увеличив задолженность до 1,7 млрд долларов для рефинансирования, предположительно, «Роснефти».

Банк привлекал валютную ликвидность в ЦБ под залог полученных бумаг нефтяной компании, якобы для погашения внешних долгов. И это, фактически, на пике 100% девальвации рубля!

Отметим, что МКБ и «Роснефть», вероятно, сотрудничают не только по части депозитов. После июньского IPO МКБ на Московской бирже 9,3% банка перешли в собственность к бывшим управляющим компаниям «Роснефти» – «Регион портфельные инвестиции» (ЗПИФ «Алгоритм» – 4,44% акций МКБ, «Роснефть» продала УК в 2011 г.) и «Регионфинансресурс» (ЗПИФ «Вектор развития» – 4,85%, сейчас 100% УК принадлежат физлицу – Наталье Богдановой).

Возможно, это стало одной из причин дестабилизации рубля. Ранее председатель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин заявил, что негативный эффект на курс рубля был связан не с покупкой «Роснефтью» валюты, а с ожиданием такой покупки из-за размещения компанией облигаций на 625 миллиардов рублей.

Ранее, 8 августа 2015 года, Московский кредитный банк (МКБ) объявил о получении права распоряжаться 9,68% акций банка «Возрождение». Этот пакет был получен в рамках сделки репо. Аналитики говорят, МКБ действует в интересах братьев Ананьевых. Привлекая к поглощению «Возрождения» (и к управлению его акциями) дружественные себе банки, хозяева «Промсвязьбанка», по мнению финансовых аналитиков, умело обходят ограничения ЦБ и ФАС.

В июле прошлого года в ходе первичного публичного размещения (IPO), по данным Московской биржи, инвесторы выкупили акции на 13,3 млрд руб. Самый крупный объем банку удалось привлечь в последний день — 9,2 млрд руб. По информации СМИ, в IPO участвовал крупный инвестор, однако кто именно решил купить акции МКБ на 9,2 млрд руб., осталось неизвестным. Об этом молчат и организаторы IPO, и сам Роман Авдеев.

Есть версия, что в выкупе акций МКБ мог принять участие и НПФ «Согласие», который контролирует сам Роман Авдеев.

Крайне важным является тот факт, что в конце июня 2015 года группа О1 Бориса Минца и группа «Бин» Микаила Шишханова официально отказались от планов участия в IPO банка. Поговаривают, что отказаться от участия в размещении МКБ пенсионным фондам рекомендовал Центробанк, который был недоволен инвестициями НПФ в акции частных банков.

Без «Урала»

В 2015 году оказалось, что Роман Авдеев может за рубль получить 75% одного из крупных банков – «Уралсиба». Авдеев намеревался получить 75% плюс 1 акция (нынешнему владельцу принадлежит 93% корпорации, еще 7% через фонд «Наше будущее» контролирует президент «Лукойла» Вагит Алекперов), речь идет о доле держателя основного пакета акций, 25% объединенной структуры в этом случае остались бы у партнеров держателя и Авдеева: помимо Алекперова, ее могли получить Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и IFC (владеют по 6,9% в капитале МКБ).

Фактический владелец банка предварительно согласился на сделку т.к. Авдеев обещал пополнить капитал банка более, чем на 15 млрд руб. А взять эти деньги он мог, только если бы была завышена цена МФК. Только вот ЦБ вмешался в эти планы, сделка была сорвана.

«Страх»

Напомним, в конце 2013 года Федеральный арбитражный суд присудил Московскому кредитному банку победу в споре с «Ингосстрахом» на сумму 30 миллионов рублей. Еще в сентябре 2010 года клиент МКБ господин Каргин открыл вклад на 27 миллионов рублей, который позже пополнил на 5,5 миллионов. В августе 2011 года в банк пришел человек с паспортом на имя Каргина, положил на счет 300 000 и запросил выписки по счетам, оформив доверенность на человека с фамилией Кондратов. Спустя два дня уже Кондратов принес заявление о досрочном возврате вклада и получил 32,9 миллионов. Позже объявился Каргин, как оказалось, доверенность не оформлявший. Силовики возбудили уголовное дело, а банк обратился в «Ингосстрах» за возмещением потерь, но страховщик платить отказался…

До этого, в 2011 году, у МКБ действовал полис «Ингосстраха». Он покрывал убытки, причиненные подделкой подписей или умышленным противоправным внесением других изменений в поручение на снятие средств со счета в банке. Банк обратился за страховым возмещением, однако «Ингосстрах» отказал в выплате. Компания сослалась на то, что (согласно правилам страхования) защитой не покрываются прямые и косвенные убытки, возникшие в результате операции и как с подлинными, так и с поддельными доверенностями.

Кстати, после победы в деле о 30 миллионах МКБ почти сразу подал новый иск в Арбитражный суд о взыскании с «Ингосстраха» уже 85,4 миллионов за новое мошенничество со вкладом.

Хозяин

Принадлежит МКБ фактически одному человеку – Роману Авдееву, который и построил свою банковскую империю на колебаниях курса. Господин Авдеев стал развивать свои коммерческие структуры еще в 80-90-е годы. Будущий банкир начал заниматься бизнесом в 1989 году, когда был создан кооператив, который производил декодеры PAL—SECAM для телевизоров. Продавать свою продукцию Авдеев начал через рынки радиоэлектроники в Ленинграде (район Автово) и Москве (Тушинский рынок).

В 1994 году Авдеевым был куплен МКБ. В середине 1990-х годов Авдеев приобрел контрольный пакет акций Лебедянского сахарного завода (Липецкая область) и купил сельскохозяйственные земли вокруг него. К середине 2000-х на их базе была сформирована агропромышленная группа «Черноземье».

После Авдеев сконцентрировался на банковском секторе. Он продал все эти активы, а вырученные деньги пошли на капитализацию МКБ.

Единственное хорошее дело, сделанное Авдеевым – это то, что он усыновил 23 ребенка. Конечно, с его миллиардами можно было бы открыть десятки хороших детских домов. Ведь в России около пяти миллионов беспризорных детей. Но и за 23-х - «спасибо».

Только проблема в другом – тысячи вкладчиков МКБ могут оказаться обманутыми, а их активы сгорят. Но господин Авдеев, похоже, не подумал о чужих детях.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья