Moscow-Post RSS
15 Октября 2018
 

Недорослев стелет "Стану" "соломку"?

Владелец и президент крупнейшей машиностроительной компании сетует на отсутствие оборотного капитала и критикует кредитно-финансовую политику правительства. Сергей Недорослев готовит почву для новостей о том, что производящий половину выпускаемых в России металлообрабатывающих станков, придется спасать за госчет?

Недорослев стелет "Стану" "соломку"?

У экспертов есть такая примета: если владелец частной компании начинает мелькать на страницах деловой прессы с "духоподъемными" интервью, значит с его бизнесом не все так хорошо, как он говорит. И вскоре следует ждать неприятностей.

Вот, например, недавно одно такое интервью дал владелец и президент ООО "Стан" Сергей Недорослев. Мы, говорит, станков произвели на 5 млрд рублей. в 2017 году, а в этом вообще миллиардов 8 выручки получим. А можем, говорит, выпускать станков на 30 млрд., а то и на все 50–60!

Так и хочется порадоваться за наше станкостроение и даже воскликнуть, что вот же оно – импортозамещение во всей своей красе! Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что проблем у "Стана" больше, чем успехов. Мало того, что сам Недорослев жалуется на отсутствие оборотного капитала и невозможность взять кредит в нужном объеме под небольшие проценты, так еще и данные из открытых источников говорят, что "Стан" работает себе в убыток, да еще и заложен в негосударственном банке.

Так может правы те, кто связывает подобные интервью руководителей компаний с попыткой "постелить соломку" перед тем, как упасть? И только ли с невозможностью взять кредит связаны проблемы "Стана", разбирался корреспондент The Moscow Post.

Бизнес-страсть владельца "Стана"

Когда господина Недорослева спросили, зачем это он все свои деньги решил вложить в практически умирающее российское станкостроение, бизнесмен ответил, мол, каждый инвестирует в то, что ему нравится делать, потому что без желания и страсти невозможно чем-то долго и упорно заниматься.

Интерес к инвестированию в станкостроение у господина Недорослева внезапно возник в 2012 году. Ну как внезапно? По отрасли ходили слухи, что бизнесмен хорошо знаком с главой Минпромторга Денисом Мантуровым и руководителем "Ростеха" Сергеем Чемезовым. Об этом почему-то сразу вспоминается, когда узнаешь, что именно в 2012 году планировалась к запуску Федеральная программа по модернизации оборонных предприятий, то есть на закупку новых станков, проще говоря.

Сумму предполагалось потратить приличную - 3 трлн рублей. А через год - в декабре 2013-го - вышло правительственное постановление, запретившее закупки иностранного оборудования при наличии российских аналогов. Случайно ли господин Недорослев решил именно в это время инвестировать в станкостроение, при якобы наличии таких связей в правительстве и госкорпорации?

Сергей Недорослев

Любопытно, что несколько деньг на эти инвестиции у бизнесмена появились после того, как он весьма вовремя продал свои доли в Улан-Удэнском авиационном заводе (УУАЗ), ростовского предприятия "Росвертол", нижегородского авиастроительного завода "Сокол", производителя ракет "Энергомаш", самарского производителя ракетных двигателей "Моторостроитель", РКК "Энергия".

Покупателем стало государство, которое как раз в то время планировало взять под контроль стратегические отрасли и создать авиационный, ракетно-косммический и судостроительный холдинги. За все господин Недорослев получил около 10 млрд. рублей. И вновь возникает вопрос, действительно ли бизнесмен потерял интерес к этим сферам приложения своих талантов или просто знал о планах правительства?

При этом Недорослев вовсе не целые станкостроительные заводы скупал (хотя поговаривают, что эти "покупки" кому-то могли напоминать рейдерские захваты), как иногда пишут в СМИ, а отдельные цеха с сохранившимся производством. Так, например, генеральный директор Ивановского завода тяжелого станкостроения (ИЗТС) Владимир Бажанов рассказывал, что "Стан" выкупил на заводе два корпуса за 174 млн рублей.

Оборудование же было взято в аренду, причем компания господина Недорослева за аренду, оснастку, документацию, а также за электричество не платила больше года. А когда Бажанов потребовал рассчитаться и не давал вывозить готовую продукцию, владелец "Стана" просто пригласил на предприятие крепких молодых ребят, которые срезали замки и вывезли все, что им было нужно. Об этом писал "Форбс".

Федеральная программа поддержки "Стана"?

В итоге компания господина Недорослева по программе поддержки получила 2,2 млрд рублей долгосрочных субсидированных кредитов. А это – почти 70% всех выделенных на отрасль средств. Плюс к этому Фонд развития промышленности выдал "Стану" заем на 2 млрд рублей под 5% годовых на семь лет. На научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы господин Недорослев получил из бюджета еще 230 млн рублей. Неплохие инвестиции получились?

Плюс к этому заказчиками "Стана" стали крупнейшие корпорации страны. Так, в маей 2017 года соглашение о сотрудничестве с компанией подписали глава Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов, руководство "Вертолетов России", Объединенной двигателестроительной корпорации, Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК). Впрочем, и до этого компания на отсутствие внимание со стороны государственных заказчиков не жаловалась. С 2015 по 2018 год она выиграла государственных тендеров на 6 млрд. рублей.

И тут начинается самое интересное. По словам самого господина Недорослева в 2016 году "Стан" произвел около 300 станков, а выручка компании составила 5 млрд рублей. Однако согласно открытым источникам это не совсем так. По итогам 2016 года выручка компании составляет 1,3 млрд. рублей, а прибыли и вовсе нет – только 86 млн. убытков.

Возникает вопрос, а куда же делась разница почти в 4 млрд. рублей между озвученной для СМИ господином Недорослевым выручкой и той, что указана в официальной отчетности?

Деньги в банке, а банк у Чемезова?

Сам бизнесмен говорит, что многое из заработанного приходится отдавать банкам в счет погашения кредитных обязательств. А кто же кредитует "Стан"? А кредитует его "Новикомбанк", связанный с "Ростехом" и Сергеем Чемезовым. Злые языки вообще называют эту структуру "семейным банком" главы "Ростеха".

Под взятые в банке средства, владельцам "Стана" Сергею Недорослеву и Максиму Гущину пришлось заложить свою долю в компании, все 99, 98%. Согласно официальным источникам кредит был взят в 2015 году, как раз когда с "Новикомбанком" случился громкий скандал. Он тогда взялся санировать Фондсервисбанк, причем поговаривали, что на деле санация обернулась рейдерским захватом. Поскольку по мнению экспертов рынка, Фондсервисбанк видимых проблем не испытывал и в оздоровлении не нуждался. Тем не менее на помощь Фондсервисбанку ЦБ выделил 66 млрд рублей.

Может быть и деньги "Стана" проследовали в том же направлении? И продолжают следовать по сей день, коль скоро господин Недорослев заговорил о том, что сейчас станкостроителям приходится трудно, оборотного капитала не хватает, а банки денег под маленькие проценты не дают. Да еще отечественные станкостроители практически достигли потолка – больше 40% российского рынка им, по словам господина Недорослева, не освоить, придется выходить на экспорт, а мы-де к этому пока не готовы. Не случайно же пошли разговоры о том, что "Стан" присматривается к китайскому рынку и даже планирует разместить в соседней стране часть производства. Но тогда как быть с импортозамещением?

Видимо, в ближайшее время следует ждать разговоров о том, что пора бы создавать еще и какую-нибудь условную Объединенную станкостроительную корпорацию – по примеру судостроительной иди авиастроительной. Вложить в нее пару сотен бюджетных миллиардов, да и отдать под крыло "Ростеха", например? Это же сейчас в тренде.

Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика