Moscow-Post RSS
17 Декабря 2018
18+

Невезучая компания

Приватизация «Башнефти» снова под вопросом.

Невезучая компания

Ночной арест министра экономического развития Алексея Улюкаева в буквальном смысле изумил страну, особенно если учитывать инкриминируемое ему деяние: получение взятки в размере двух миллионов долларов США за выданную Минэкономразвития положительную оценку, позволившую «Роснефти» приобрести принадлежащий государству пакет «Башнефти» (50% акций). Конечно, на текущий момент вопросов гораздо больше чем ответов, и информация меняется на глазах, но кое-что в скандальной «приватизации» арест Улюкаева проясняет.

Действительно, еще до начала приватизационного процесса, завершившегося покупкой государственного пакета акций компании «Башнефть» де-факто государственной же «Роснефтью» (хотя юридически она государственной не является, как неоднократно сообщала нам пресс-служба самой компании), большинство высокопоставленных чиновников сомневалось в целесообразности перекладывания определенной суммы денег из одного государственного кармана в другой. И только господин Улюкаев был убежден в полезности этой операции. Теперь более-менее становится понятно, почему.

В частности, почему интеграция свежеприобретенной «Башнефти» по форме больше напоминала воздушно-десантную операцию или рейдерский захват, чем планомерную передачу полномочий от одной администрации к другой.

Среди многочисленных эмпирических «правил», «бритв» и «тестов», придуманных для работы с нечеткой информацией и в условиях частичной дезинформации, есть и такое: «если нечто выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то это, вероятно, утка и есть». То есть в нашем случае, если поглощение «Башнефти» выглядит как рейдерский захват, то это, вероятно, рейдерский захват и есть. Но зачем устраивать рейдерский захват законно купленного актива? Только в том случае, если куплен он не совсем законно, и надо как можно быстрее полностью интегрировать его так, чтобы любые дальнейшие попытки пересмотреть итоги «приватизации» вызывали больше головной боли, чем сулили прибыли. Другими словами подход такой: «Мы уже владеем активом, что ж теперь после драки-то кулаками махать. Давайте работать».

Если обвинения в отношении министра экономического развития Алексея Улюкаева подтвердятся, то изложенная выше конспирологическая теория перестанет быть просто теорией. Она обретет форму и станет реальностью.

Посмотрим, как будет развиваться ситуация. Однако сейчас желания деприватизировать «Башнефть» и как-то «наказать» «Роснефть» со стороны государства в лице силовых структур, организовавших арест Улюкаева, не просматривается. Действительно, следственный комитет специально указывает на то, что приобретение акций «Башнефти» не является предметом расследования. Пресс-служба «Роснефти» также подчеркивает, что «пакет акций «Башнефти» был приобретен в соответствии с законодательством РФ на основе лучшего коммерческого предложения».

Ну, с самой «Роснефтью» все понятно. Было бы странно, если бы мы услышали от представителя компании де-факто признание вины. Другое дело — Следственный комитет. Сложно понять, как могло случиться, чтобы сделка была заключена в результате дачи взятки должностному лицу, но при этом взяткодатель и объект сделки оставались за пределами расследования. Это не укладывается ни в рамки формальной логики, ни в рамки уголовного кодекса. Зато очень хорошо описывается классическим народным «попа есть, а слова нет».

С другой стороны, если предположить, что цель всего шоу вовсе не борьба с коррупцией и не восстановление справедливости в отношении «приватизации» «Башнефти», а специфическое послание от одной группы влияния в силовых структурах другой группе, то все становится на свои места. Предположим, что силовые структуры не монолитны. Тогда внутри самой корпорации могут быть группы, недовольные чрезмерным усилением «Роснефти» и ее руководства (то, что «Роснефть» и ее руководство — часть «Силового блока» это, так сказать, common knowledge и не нуждается в доказательстве). И в то же время эти группы не заинтересованы в развязывании полномасштабной войны, но при этом ин необходимо недвусмысленно выразить в понятной для реципиента форме свое недовольство.

Арест Улюкаева, сообщение о причинах этого ареста (чего, вообще говоря, следственный комитет делать не обязан), сообщение Пескова о том, что «Президенту, конечно, доложено (о задержании Улюкаева), он в курсе. Ему было доложено собственно в момент начала оперативной разработки, то есть, он получал всю информацию», информация о прослушке с лета 2016 — все это можно прочесть, например, как: «мы все о вас знаем, и наше знание санкционировано сверху». В то же время, сообщение СК об отсутствии интереса к самой сделке можно прочесть как «мы не намерены начинать войну».

В эту теорию красиво ложится и непосредственное участие в операции руководителя службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова. Олег Феоктистов назначен руководителем СБ «Роснефти» 20 сентября, а до того работал первым заместителем начальника Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ. То есть к этому моменту разработка Улюкаева уже вовсю шла. Теперь и назначение Феоктистова на пост главы СБ «Роснефти» обретает смысл. Это еще один намек руководству «Роснефти»: «некоторые ваши люди — это наши люди».

Подробнее разобраться во всем этом можно будет позже, когда шум поутихнет. Информация меняется на глазах, да и, в конце концов, никогда не надо исключать возможность того, что на деле все гораздо проще, чем кажется. Может быть, перед нами вовсе не сложный заговор, а элементарный эксцесс исполнителя — какой-то лейтенант перестарался, и компромат, который должен был обеспечивать лояльность министра, обеспечил его посадку. Косвенно в пользу этой версии говорит то, что по последним данным Улюкаев уже денег вроде как не касался, а просто «имел притязания на эти деньги».

Так или иначе, но в обстоятельствах приватизации «Башнефти» появилось еще одно жирное коррупционное пятно. Невезучая компания.

Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика