Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

Новый виток в акционерном конфликте Nemiroff

Дружба дружбой, а деньги врозь. 3- летний союз Якова Грибова и Анатолия Кипиша в акционерном конфликте Nemiroff дал трещину.

Новый виток в акционерном конфликте Nemiroff

Большинство теоретиков и практиков большого и не очень бизнеса четко утверждают, что в бизнесе нет места дружбе, а деньги способны посеять зерно раздора в самые крепкие и долгие отношения. Анализируя истрию развития отношений учредителей разных бизнесов, мы раскопали еще один интересный кейс среди акционеров водочной компании Nemiroff. Эта, совсем недавно преуспевающая компания, уже более двух лет является ареной ожесточенного конфликта между семьей Глусь с одной стороны и Яковым Грибовым с его сестрой Белой Финкельштейн и братьями Анатолием и Виктором Кипишем с другой. Именно конфликт сделал достоянием общественности множество фактов и информации об истории самой компании Nemiroff, а также ее акционеров. Причем объектом внимания стала не история отношений сторон конфликта, а «дружба» по расчету между Яковом Грибовым и Анатолием Кипишем.

Как упоминали сами герои нашей публикации их общий бизнес стартовал в начале 90-ых в кооперативе по продаже отбракованных на електроном заводе в г. Хмельницкий дверных звонков, а позже начали себя пробовать в торговле зерном и спиртом. Далее в 1997 году они вошли в состав акционеров компании Nemiroff, созданной в начале тех же 90-ых Степаном Глусь. Именно потенциал этой компании и обеспечил им дальнейшее процветание – бизнес Nemiroff очень динамично и успешно развивался, обеспечивая весьма хорошие прибыли. Далее был запущен еще один перспективный проект – завод по производству полимерной пленки Хекропет в Хмельницком. Как ранее сообщалось в прессе, выведенные деньги из Nemiroff для этого проекта тайно от Глусь, обнаружились только в процессе глубокого аудита при продаже компании. Этот бизнес и стал яблоком раздора между партнерами в середине 2000-ых. Далее Кипиши стали единоличными собственниками Хекропета, который одновременно с этим оброс значительными кредитными обязательствами. Потом Яков Грибов и Анатолий Кипиш утверждали, что эта история забыта, но наверняка расставание было более скандальным, чем об этом поведали прессе.

Этот эпизод оказался не случайным. В дальнейшем Анатолий Кипиш стал участником всевозможных бизнес скандалов, и фигурантом рейтингов финансовых аферистов. А за Яковом Грибовым в бизнес среде тоже закрепилась репутация весьма «сомнительного» бизнес-партнера. Итогом такой политики стали финансовые проблемы, которые вынудили их начать процесс продажи последнего ликвидного актива – акций компании Nemiroff.

Но и здесь, в тишине, которую так любят деньги, все сделать не получилось. После неудачи с продажей Nemiroff в 2011 году Грибова и Кипиша опять объединило общее дело — война с партнером по Nemiroff Глусь. Как в старые добрые времена они вновь стали союзниками – вместе захватывали завод Nemiroff и офисы компании в Москве, вместе ходили во всевозможные суды и на пресс-конференции. Но особого успеха этот альянс уже не имеет – Глусь сумел обеспечить контроль над ключевыми активами бизнеса – производственными площадками и продажами в Украине. Позже Грибов заявил, о начале проекта по розливу Nemiroff в России. Но, судя по инсайдерской информации, этот проект оказался неудачным – русская горилка сильно отличалась по качеству от оригинала и огромнейшие средства, замороженные в этом проекте попросту пылятся на полках магазинов – потребитель ждет привычную горилку из г. Немироа, не желая покупать по цене Nemiroff посредственный продукт.

Это не единственная проблема Грибова и Кипиша. Список претензий к Анатолию Кипишу растет как на дрожжах, и по последним данным, попавшим в прессу, общая сумма претензий достигает огромной суммы в 200 млн. долларов США. Некоторые из кредиторов уже очень близко подобрались к последнему более мене ликвидному активу — акциям Nemiroff. Но Кипиш не останавливаясь в своих махинациях, тайно, в том числе от Грибова, переоформляет свой пакет акций в Nemiroff на брата Виктора. Следующим шагом переводит долги перед украинскими банками по схеме на факторинговую компанию под гарантии акций Nemiroff (которыми он уже не владеет) для создания видимости очистки своего имени от финансовых афер. Паралельно активно раздает личные поручительства совместно с Грибовым перед новыми кредиторами, российскими банками. Последний кредит от Сбербанка. Скорее всего служба безопасности банка не разобралась в изощренных финансовых схемах Кипиша. Но большая проблема сегодня — отношения с Грибовым, который оказался один на один в ответственности перед кредиторами имея в партнерах поручителя-пустышку без каких либо активов. Теперь ситуация может развиваться совершенно непредсказуемо ни для одной из сторон конфликта, поскольку Грибов может не простить Кипишу такого кидка…

Хотя и у Грибова сейчас не лучшие времена, инвестиционные проекты не развиваются, постоянным генератором убытков остается завод по производству бетонных конструкций «Обербетон», доставшийся ему после развода с очередным бизнес-партнером. Так, по данным Украинской Налоговой Службы, в 2010 году завод Грибова потерпел убытки в размере 37 575 млн грн. (почти 4,7 млн. дол. США), а в 2011 ситуация вокруг бизнеса Грибова продолжила ухудшаться и предприятие получило убыток уже в размере 39 646 млн грн.(почти 4,96 млн. дол. США). Таким образом, только за эти 2 года Грибов потерял почти 10 млн. дол. США от деятельности своего бизнеса. В добавок к этому, провал проекта по производству водки в ботлинговой схеме, а также присутствие в «черном списке» банков, наверняка порождает острый дефицит оборотных средств, от которого весьма недалеко к банкротству.

Все эти факторы уже становятся фоном для очередного охлаждения отношений между Кипишем и Грибовым – как известно, из тонущего корабля лучше спасаться в одиночку, а не, хоть и старыми, но уже ситуативными союзниками.

Источник: http://blog.pravo.ru/blog/29469.html

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья