Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

Офшорный треугольник

Куда пропали корабли предпринимателя, затеявшего совместный бизнес с миллиардером Владимиром Мельниченко

Офшорный треугольник

Хотели бы вы иметь совместный бизнес с олигархом? Не торопитесь отвечать на вопрос положительно, ведь это совершенно не обязательно означает возможность заработать много денег. Наоборот, их можно потерять. Такая история, например, произошла с бизнесменом Романом Забелиным, который решил развивать кораблестроительный и судоходный бизнес вместе с членом списка «Форбс», владельцем «Сибуглемета» Владимиром Мельниченко. Это сейчас в порядочности Мельниченко-бизнесмена может усомниться любой, кто умеет пользоваться «Яндексом». Компания «Багомес», принадлежавшая Мельниченко, добывала на угольных разрезах Кузбасса «левый» уголь, причем в масштабах, сопоставимых с легальным производством (см. справку «Новой» ). Этот факт установили журналисты и экологи, но позже его подтвердила проверка Росприроднадзора, и теперь изучением собранных материалов занимаются правоохранительные органы — в рамках уголовного дела.

А в 2001 году, когда Забелин был директором грузового порта Посьет в Приморском крае, знакомство с Мельниченко, казалось, обещало взаимовыгодное сотрудничество. Правда, в итоге выгодоприобретателем проекта стал только один из партнеров.

Но поначалу все шло хорошо. Посьет был важным узлом в экспортной логистике «Сибуглемета», и Мельниченко предложил Забелину инвестиции в портовую инфраструктуру взамен на предоставление льготного тарифа на перевозку угля. (Инвестором со стороны Мельниченко, кстати, выступала та самая фирма «Багомес», уголь которой, как теперь выясняется, был «черным» не только по физическим свойствам.)

Отец и сын

Прошло три года. Забелин начал развивать собственный судоходный бизнес, и Мельниченко сам предложил ему партнерство. Мол, почему бы нам не купить балкерное судно для перевозки моего угля? Правда, в последний момент, когда была уже сделана большая часть работы по выбору судна и расчету экономики проекта, Мельниченко по непонятным причинам «соскочил». Что ж, Забелин купил балкер на свои, и тот добросовестно возил грузы, в том числе и уголь предприятий Мельниченко, из черноморских портов.

Но некоторое время спустя партнер Забелина понял, что упустил золотую жилу. В предкризисные годы цены на мировых рынках сырьевых товаров росли как грибы после дождя, соответственно, увеличивались и тарифы на их перевозку, и объемы. Тогда он решил предложить Забелину новый проект. Начинался он с покупки одного балкера специально под перевозку продукции «Сибуглемета». Как это водится в судоходном бизнесе, судно (теплоход Alexa M дедвейтом в 41 тыс. тонн и стоимостью $14 млн) было приобретено и зарегистрировано на специально созданную компанию Ice Breaker System Company. При этом 90% компании контролировали структуры Мельниченко, а 10% досталось американскому партнеру Романа Забелина — компании Granvil Maritime Inc.

Вот тогда Забелин и понял, что значит быть младшим партнером олигарха и что из себя представляют на практике деловые принципы Владимира Мельниченко. Вопрос, как обычно, уперся в корпоративное управление. Безусловно, нормально, когда генерального директора предлагает мажоритарный акционер. И Забелин, в общем, поначалу не особо сопротивлялся, узнав, что им станет сын Мельниченко Денис (он и сейчас формально возглавляет Ice Breaker).

Однако вскоре выяснилось, что деловые качества Дениса Владимировича как минимум уступают деловым качествам его отца. Притом что методы ведения бизнеса у них схожие.

Так, молодой директор решил сдать судно во фрахт, что не только не помогло увеличить возможную прибыль, наоборот, партнерам пришлось фиксировать убытки. Или только одному из партнеров. Ведь известно несчетное количество случаев, когда компания сдает на сторону основной актив, и на нем зарабатывают сторонние фирмы, связанные с руководством. Правда, такое обычно происходит в госкомпаниях. Там же, впрочем, процветает и непотизм. Но в нашем-то случае речь идет о партнерстве двух частных бизнесменов. Забелин, конечно, попытался поставить вопрос о смене директора, но Мельниченко отказал. Мол, наберется сын опыта, и все пойдет как надо.

Курс на вывод активов

А в 2007 году партнеры начали крупный проект, связанный уже не только с покупкой и эксплуатацией, но и со строительством малотоннажных судов, которые должны были перевозить грузы в акватории Азовского моря. Всего Ice Breaker должна была построить три-четыре балкера дедвейтом 13 тыс. тонн и столько же — семитысячников. При этом собственно строительством и эксплуатацией судов должна была заниматься Granvil Maritime, то есть Забелин, за свой счет. Мельниченко же должен был оплатить причитающуюся долю уже после того, как корабли сойдут со стапелей.

Для Забелина, в общем, это был неплохой вариант, поскольку он избавлял его от необходимости работать под началом Дениса Мельниченко. Силами Granvil Maritime было построено судно Tanya (дедвейт — 13 тыс. тонн), что обошлось в $1,3 млн. Для управления кораблем партнеры создали новую компанию — Shipping Skyline Ltd. По первоначальной договоренности структуры Мельниченко и Забелина должны были владеть ею в соотношении 55 на 45. Но старший партнер сначала настаивал на увеличении своей доли до 70%, а в определенный момент Забелин увидел бумаги, в которых его доля в проекте уменьшилась до одной десятой. Правда, ему удалось добиться восстановления честной структуры владения.

Однако вскоре выяснилось, почему Мельниченко пошел на «уступку». Ему, видимо, были нужны корабли, а не партнер, вложивший в них свои деньги. В мае 2011 года оба судна — Alexa M и Tanya — были проданы офшорным структурам (Orion Perfomance Inc. и Zircon Holding&Finance Inc.), бенефициарами которых являются отец и сын Мельниченко.

В честь старшего из них Alexa M даже была переименована во Vladimir M.

На балансе Shipping Skyline Ltd., естественно, не осталось даже столов и стульев.

Это как если бы вы, владея комнатой в коммуналке, в один прекрасный день узнали, что сосед продал всю квартиру своему сыну, не спросив вашего мнения. И уже сменил замки.

Что делать в таком случае? Конечно, идти в суд. Тем более что офшорки, о которых шла речь, прописаны на Британских Виргинских островах, где действует право, имеющее британские корни. А значит, несмотря на всю офшорность, местные акционеры имеют возможность отстаивать свои права в Высоком суде Лондона (да-да, в том, где сейчас продолжают тяжбу Абрамович и Березовский).

Так вот, Высокий суд Лондона уже арестовал по всему миру имущество Ice Breaker. Правда, большой вопрос, хватит ли его в случае чего для компенсации убытков Забелина.

Ведь два судна, в которые он вложился, стоят не менее $2,7 млн. Упущенную прибыль, которую могла бы принести их эксплуатация, Забелин и вовсе оценивает в $12 млн.

А вот журнал «Форбс» оценивает состояние Владимира Мельниченко в $1,8 млрд. Интересно, которая их часть была сделана на всевозможных схемах с использованием «черного угля» и «летучих голландцев»?

СПРАВКА «НОВОЙ»

Как сообщала «Независимая газета» (см. номер от 12 декабря 2011 г.), по данным центрального аппарата Росприроднадзора, проверка, проведенная в конце 2010 года, подтвердила факты безлицензионной добычи угля. Речь идет о 124 тыс. тонн (предположительная сумма ущерба — 170 млн руб.). Для сравнения: это примерно 2% годовой добычи ОАО «Междуреченское», принадлежащего Мельниченко, где, собственно, и были отмечены нарушения.

Источник: "Новая Газета"

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья