Moscow-Post RSS
5 Декабря 2016

Ограбление по-французски

Зампред Центробанка Василий Поздышев надзирает по-крупному

Ограбление по-французски

2014 г. выдался богатым на изменения в организационной и кадровой структуре Банка России. Отчасти это связано с уходом на пенсию Игнатьева Сергея Михайловича и сменой руководителя Банка России. С приходом Набиуллиной Эльвиры Сахипзадовны последовали кадровые изменения, как в главке (Главном управлении ЦБ РФ по ЦФО), так и в самом Банке России.

Вообще изменения в Банке России очень любят. Особенно любят делать перестановки в регулировании и надзоре за банками. Это направление деятельности Банка России реформируется на регулярной основе. Изменения касаются не только структуры подразделений, но и самих кадров. Руководителями департамента регулирования и надзора успели побывать многие интересные фигуры. Последний руководитель Плякин А.В. в итоге был отправлен на Урал, возглавлять территориальное управление ЦБ РФ. Такое перемещение связано, видимо, в первую очередь за особые заслуги и достижения на служебном месте, которые, кстати говоря, были щедро оценены работодателем. Алексей Вячеславович получил титул самого обеспеченного сотрудника Центробанка в 2013 г. Доходы его семьи за год выросли в 6 раз до 61 млн руб.

Конечно, при таком раскладе получается, что самое доходное направление деятельности Банка России – это надзор за работой других кредитных организаций. Простор для самореализации и извлечения выгод просто бескрайний.

Поскольку такое важное направление не могло оставаться долго без начальника, его место занял талантливый менеджер с опытом работы в иностранных кредитных организациях Поздышев Василий Анатольевич.

Василий Анатольевич долгое время проработал в структуре французской банковской группы BNP Paribas. В 2010 г. был назначен заместителем председателя Московского банка Сбербанка России. С февраля 2012 года Поздышев возглавил департамент банковского регулирования Банка России. И уже с 5 мая 2014 года был назначен заместителем председателя Центрального банка РФ. Учитывая неблагополучный карьерный опыт предыдущего руководителя, Василий Анатольевич стремится не повторять тех же ошибок. При переходе из московского Сбербанка заработная плата Василия Анатольевича существенно сократилась. Официальный доход упал более чем в 5 раз по сравнению с прежним местом работы. Сложно конечно понять мотивы такого решения. Объясняется эта смена работы видимо только безграничным желанием служить нашему государству в ущерб своим личным интересам. Либо есть иное объяснение, которое не лежит на поверхности, да и вообще выходит за рамки правого поля.

Имуществом Василий Анатольевич никаким не владеет, с женой в разводе, доход на официальном месте работы небольшой. Получается и придраться то не к чему.

За время своей работы с французами Василий Анатольевич успел оформить зарубежное гражданство и сейчас является одновременно гражданином двух стран России и Франции. Таким образом, не совсем понятно, как можно, занимая такую должность в государственной организации и имея доступ к секретным государственным данным, иметь гражданство какой-либо иной страны. Обычным людям, имеющим доступ к менее важным государственным данным, даже паспорт заграничный не положен. Учитывая такое положение дел, напрашивается вопрос: какими качествами нужно обладать, чтобы получить такую должность в Банке России, богатую различными привилегиями. Или же дело не в сверхспособностях, и в данном случае мы имеем дело с проблемой всех проблем Российской Федерации – коррупцией.

Надзорную деятельность за банками Василий Анатольевич делит со своим коллегой Суховым Михаилом Игоревичем. Обязанности поделены следующим образом: Михаил Игоревич работает по крупному, в его ведении Департамент надзора за системно значимыми кредитными организациями. Василий Анатольевич надзирает деятельность всех остальных кредитных организаций.

Вот таким образом была выстроена «эффективная» структура надзора за российскими кредитными организациями. Тем временем падение российских банков продолжается, причем каждый новый отзыв лицензии бьет рекорды по объему страховых выплат АСВ вкладчикам. А порой такие решения настолько запаздывают, что у проблемной кредитной организации не остается вообще никаких активов для удовлетворения законных требований кредиторов. В этом случае у АСВ просто нет шансов хоть как-то компенсировать свои убытки. На протяжении последних нескольких лет такие случае были не единичны. Например, отзыв лицензии у АМТ Банк задержался минимум на пару лет. Репутацию МастерБанка обсуждали на рынке годами, но это ему не мешало продолжать успешно предоставлять услуги по легализации преступных доходов. ИнвестБанк с «дырой» в капитале проработал достаточно продолжительное время. И, наверное, самый интересный случай с Мособлбанком, который просто собирал деньги вкладчиков и выводил на счета своих акционеров, забывая отражать данные операции в официальном бухгалтерском учете. Дело по нему, кстати говоря, закончилось санацией.

Здесь хочется привести цитату господина Симановского Алексея Юрьевича, первого заместителя председателя Банка России: «Вообще надзор не может быть жестоким, это же надзор, а не живодерня».

В приведенных примерах уже уж точно не обошлось без персональных вознаграждений государственных служащих, принимавших такие запоздалые решения. Слишком уж абсурдными были решения подождать с этими коммерческими банками. Скорее нужно сказать, что это ожидание было согласовано с Банком России, чтобы не торопясь окончательно вывести все значимые активы или замести следы совершенных экономических преступлений.

Не известно были ли изначально цели наладить работу надзора, проводилось ли реформирование с этими целями или данные изменения производятся в интересах узкого круга людей. Похоже в нашей стране с этой проблемой бороться бессмысленно.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья