Moscow-Post RSS
8 Декабря 2016

Операция «сорбент»

В составе раздувшейся группы компаний, работающей под крылом скандально известного «Драгцветмета», есть и не очень приметное на первый взгляд – ЗАО «Нижегородские сорбенты». Уникальность этого предприятия в том, что оно послужило тренировочной площадкой для рейдеров «Драгцветмета» и было первым, ненавязчиво «освоенным» ими еще в 2001 году. Уже тогда господа золотодобытчики были тесно связаны с НИКойлом, в котором операциями с драгоценными металлами заведовал их скрытый партнер Павел Хорошев. Так что кое-какие деньги у них водились. Первый шаг в крупной золотодобыче было решено начать с захвата этого ослабленного химического предприятия.

Операция «сорбент»

ЗАО «Нижегородские сорбенты» было создано 04.12.1997г. по стандартной для ЗАО процедуре, т. е. при организационном обособлении от материнской компании и с помощью эмиссии акций, распределенных между участниками. Материальной основой для новой компании стал бывший Опытный завод Всесоюзного научно-исследовательского института по переработке нефти (создан в 1957г.). Материнскими компаниями являлись ООО «Нижегородский нефтеперерабатывающий научно-исследовательский центр» (НННИЦ) с долей в 40%, ОАО «Сибнефтегазпереработка» из Нижневартовска с долей 40% и ОАО «Сорбент» с долей в 20%.

ЗАО «НС» создавалось, судя по всему, с единственной целью – увести часть материальных активов («хорошие активы») из «Сорбента» под крышу нового предприятия. Надвигалось банкротство. Лихорадочно ища способ сохранить предприятие материально, но не решаясь на прямое учредительное действие (которое не прошло бы законодательный фильтр ввиду плачевного состояния «Сорбента»), руководство организации, стоящей накануне банкротства, заключило в октябре 1997г. договор с НННИЦ и «Сибнефтегазпереработкой». По его условиям, эти двое учреждали новое предприятие, а «Сорбент» передавал в его пользу имущество* (точнее, выделял из своего состава) на сумму 2,8 млн. (деноминированных) рублей. Это в точности соответствовало стоимости 20% акций «Сорбента».

Захват через банкротство

Дальше – обычная история. 22.12.1997г. Арбитражным судом Нижегородской области возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) АО «Сорбент», затем 22.01.1998г. была введена процедура внешнего управления, а 28.05.1998г. открыто конкурсное производство.

Новый конкурсный управляющий Д. В. Зайцев, проверив состояние предприятия и сверив балансовые отчетности, быстро обнаружил «предварительный» увод активов. Он обратился по этому поводу в суд с иском к двум другим участникам создания «Нижегородских сорбентов» с целью вернуть активы на место. 22.01.1999г. он проиграл арбитраж в Нижнем Новгороде, поскольку суд решил, что якобы конкурсный управляющий подавать иски такого рода не может. Но в апелляционной окружной инстанции Зайцев 27.04.1999г. добился своего (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.04.1999 №А43-5578/98-28-229). После этого, в силу условий сделки октября 1997г., «Сорбент» выбыл из состава троицы учредителей, т. е. ЗАО «НС» отстыковалось от инициатора собственного создания. Образовалась акционерная ниша, которую требовалось как-то заполнить.

Интересно, что в сведениях о третьем участнике, который владел несколько меньшей, чем 20%, долей (небольшая часть была сосредоточена в руках неизвестного миноритария), никогда не публиковались. Но уже в 4 квартале 1999-го 20% акций владело ООО «ГаЗаТо» (Ингушетия).

На этом основании можно предположить, что и ранее, до выхода «Сорбента» из числа акционеров ЗАО «НС», тот маленький кусочек, которого «Сорбенту» не хватало до 20%, де-факто принадлежал «ГаЗаТо». Это же, кстати, означает, что «Сорбент» не был полноправным участником в ЗАО «НС», поскольку таковым признается (с правом влиять на решения совета директоров) только участник с 20 и более процентами акций.

В самом деле, «Сорбент» являлся служебной компанией НННИЦ. Об этом говорит тот факт, что с 1998-го генеральным директором ЗАО НС являлась Лидия Галиуллина, которая сначала работала директором по экономике в ТОО НННИЦ, потом какое-то время трудилась в той же должности в «Сорбенте», и наконец, перешла в «Нижегородские сорбенты».

От нижневартовской компании в составе совета директоров было 3 человека к концу 1999, когда в состав совета ввели еще одного менеджера от той же компании. То есть к миллениуму из пяти директоров четверо были от «Сибнефтегазпереработки». Словно в противовес положению Галиуллиной, менеджер от СНГП Борис Яковлев занимал должность председателя совета директоров.

Появление в структуре акционеров «Нижегородских сорбентов» ингушского банка было, в общем, явлением случайным. «ГаЗаТо», который трудно было найти в каком-либо справочнике, быстро переуступил свою долю «Нижегородскому клиринговому центру». А уже весной 2000г. единственными акционерами ЗАО «НС» оставались НННИЦ и «Сибнефтегазпереработка». Причем НННИЦ стал обладателем заведомо более крупной доли (60,93%).

К лету 2000г. в совете директоров ЗАО НС оставалось лишь четверо. Причем трое – от нижневартовской компании. С подачи Галиуллиной появился новый участник - некто Валерий Жарков. О нем известно, что в 1998г. он числился заместителем гендиректора АО «Сибнефтегазпереработка». Обращает на себя внимание год рождения нового директора. Судя по метрике, этому дядюшке в 2000г. было… 100 лет. Насколько реально он имел отношение к управлению нижневартовской компанией, как и к ЗАО «НС», остается неясным.

Лакомый кусок

В 2000 году вставало на ноги предприятие тогда еще малоизвестной группы рейдеров, позже действовавших по заказу крупных предприятий федерального значения. Известные рейдеры Алексей Вершинин, Валерий Каримов, Анатолий Новиков и Александр Качевский поначалу зарабатывали себе на жизнь тем, что скупали по дешевке лом цветного и драгоценного металла. Методы, которыми они при этом пользовались, были далеки от норм, прописанных в Уголовном кодексе. Но до 2006 года правоохранительные органы мало обращали на них внимания. Создание Новиковым, Каримовым и Качевским в 2001г. химико-металлургической компании «Прерамет» было сигналом о том, что афера явно выходит на новый уровень. Рейдеры цепко ухватились за добычу цветных металлов и стали нуждаться в соответствующей инфраструктуре. Уже потом была война с Романом Абрамовичем за Стадухинское золотоносное месторождение, невозвращенный до сих пор кредит МДМ Банка и прочие «выверты». А в начале пути требовалось найти площадки, участвующие в перерабатывающем цикле. И поскольку достаточных средств на покупку всех необходимых мощностей у «золотых» аферистов не было, то они пошли по пути «бархатного», или «серого», рейдерства.

Внимание рейдеров привлекло ослабленное выводом активов и отягощенное долгами нижегородское предприятие. Наличие у него слабых мест было очевидным, грех было не схватить такой лакомый кусок.

Летом 2000 года несколько человек из группы «Драгцветмета» (все те же Каримов, Новиков, Вершинин и Качевский) просочились по представлению Галиуллиной в совет директоров ЗАО НС почти сразу же вслед за появлением там почтенного старца Жаркова. Они оказались в составе управления непосредственно от НННИЦ. Галиуллина выступала в дальнейшем на их стороне.

Ключевое собрание акционеров

28 сентября 2000 года состоялось важнейшее внеочередное собрание акционеров ЗАО «Нижегородские сорбенты». Самым поразительным являлось то, что на этом собрании Качевский выдвинул предложение о роспуске прежнего совета директоров. Стало быть, он сам и его товарищи из «Драгцветмета» входили в совет, мягко говоря, на птичьих правах. Представитель нижневартовской компании сопротивлялась предложению расширить состав совета директоров, но воздержалась при голосовании по конкретным кандидатурам. Галиуллина могла праздновать победу: НННИЦ теперь обладал подавляющим большинством голосов в управляющем органе компании.

Вскоре «Сибнефтегазпереработка» отказалась от своей доли в акционерном пироге, и единственным участником ЗАО «Нижегородские сорбенты» остался все тот же НННИЦ. Раздаваясь вширь, команда «Драгцветмета» добилась ухода Галиуллиной с должности председателя совета директоров. На это место поставили Егора Казюпу, который до перехода в 2001г. в ЗАО НС трудился в ярославском СК «Премьер» (которую, судя по всему, и обанкротил). Послушный Казюпа был намного выгоднее председателю совета директоров «Нижегородских сорбентов», чем Лидия Галиуллина, которой рейдеры были слишком многим обязаны.

И почти сразу же Вершинин и Ко внесли окончательные поправки в состав управляющего органа. К концу 2001г. в нем, кроме команды «Драгцветмета» числились еще двое, которые при ближайшем рассмотрении оказываются формальными фигурами. Это – бывший сторож нижегородского детсада №17 Александр Воробьев и учитель физики 130-й гимназии Нижнего Новгорода Александр Купчишин.

Рейдеры у руля

А летом 2004г., после проведенной аудиторской проверки, дружная компания «Драгцветмета», доведшая кредиторскую задолженность предприятия до $2 млн., выкупила через одну из организаций холдинга «Драгцветмет» все акции у НННИС. С этого момента единственным акционером «Нижегородских сорбентов» являлось ЗАО ХМК «Прерамет», генеральным директором которого является Александр Качевский, входящий одновременно в совет директоров ЗАО НС. Владельца и менеджмент с этого времени представляют одни и те же лица. Захват совершился. И с тех пор 98% всех поставок ЗАО «Нижегородские сорбенты» осуществляет в пользу ЗАО ХМК «Прерамет».

К тому моменту друзья-золотодобытчики окончательно оформились именно как рейдерская группа. К примеру, в 2002г. Алексей Вершинин занял должность экономического директора на государственном Приокском заводе цветных металлов. Он рассчитывал провернуть аферу по той же схеме, что и на «Нижегородских сорбентах», но государственные акционеры в последний момент отказались продавать акции стратегически важного предприятия. Тогда Вершинин оставил свою должность и вернулся к более реалистичным проектам. Но ушел он не с пустыми руками: вместе с Вершининым с завода исчезли 16 кг палладия и некоторые другие столь же недешевые «сувениры на память».

В случае с ЗАО «НС» некомпетентное руководство в лице рейдерской группы, конечно, не растаскивает по частям предприятие, которое уже давно считает своим. Тем не менее, даже то, что Вершинин с 2004 года перестал предоставлять в открытом доступе финансовую информацию о ЗАО «НС», не способно скрыть очевидного: дела в Нижнем идут не лучшим образом. Долги нарастают, но теперь, когда структуры Абрамовича вновь проявили интерес к покупке Стадухинского месторождения, которое «оседлали» рейдеры-золотодобытчики, Вершинину и остальным нет дела до судьбы «Нижегородских сорбентов». Они избавятся от них вместе с золотыми приисками, оставив управляющих один на один с кредиторами. На это у них хватит совести.

Данный материал авторский, и является исключительным оценочным мнением автора текста, а так же правдоподобности сведений изложенных в нем

Добавить комментарий

Смотрите также:

Сечин доложил о завершении приватизации акций «Роснефти»

Сечин доложил о завершении приватизации акций «Роснефти»

Глава «Роснефти» Игорь Сечин доложил президенту России Владимиру Путину о завершении сделки по приватизации 19,5% акций компании, сообщает корреспондент The Moscow Post.

07 Декабря, 21:40

Скворцова: извините, но коррупцию не искоренить

Скворцова: извините, но коррупцию не искоренить

В Министерстве здравоохранения считают, что коррупция в медицине неискоренима, передаёт корреспондент The Moscow Post.

07 Декабря, 14:57

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья