Moscow-Post RSS
4 Декабря 2016

«Прокрут» по-мотылевски?

После того, как банк «Российский кредит» Анатолия Мотылева провел сделку по секьюритизации ипотечных кредитов на рекордные 28 млрд руб., банкира заподозрили в использовании средств пенсионных фондов в личных финансовых интересах. Об этом сообщили корреспонденту The Moscow Post в силовых структурах.

«Прокрут» по-мотылевски?

Сделка со странностями

Несмотря на серьезные экономические проблемы (на низкую ликвидность – прим.ред.), банк «Российский кредит» Анатолия Мотылева успешно закрыл сделку по секьюритизации ипотечного портфеля более чем на 28 млрд руб.

Дополнительные финансы господину Мотылеву удалось найти с помощью выпуска ипотечных сертификатов (ИСУ). Теперь в этом банке утверждают, что круг инвесторов, выкупивших ИСУ, достаточно широк.

С учетом того, что ранее ни один частный банк (даже крупнейшие игроки) не секьюритизировал портфель такого большого объема, возникает вопрос – за счет каких именно финансовых ресурсов Анатолий Мотылев обеспечил весь этот процесс секьюритизации?

Откуда «дровишки»?

Экономисты уверены, что в эту сомнительную сделку могли (в качестве инвесторов) вложиться негосударственные пенсионные фонды (НПФ), которые контролирует господин Мотылев. Иными словами, именно на деньги НПФ могли быть выкуплены ИСУ.

Однако, если это действительно так, то данная «комбинация» очень сильно напоминает банальную «прокрутку» пенсионных накоплений граждан, что, в свою очередь, крайне походит на обычное мошенничество.

Напомним, что норматив мгновенной ликвидности «Российского кредита» на 1 ноября составлял 16,51% (при минимальном значении 15%), а норматив текущей ликвидности — 51,56% (при минимуме 50%). Таким образом, банку необходимо было заместить размещенные у него средства НПФ. Ипотечные сертификаты для этого могли вполне подойти.

Все эти обстоятельства заставляют задуматься о том, что Мотылев за счет подконтрольных ему НПФ спасает свой собственный банковский бизнес. Но законно ли это? Ведь теперь тысячи россиян оказались под угрозой потерять свои пенсионные накопления.

ЦБ может выступить против?

По мнению экспертов, сейчас имеют место явные инвестиции денег НПФ в банковские активы Мотылева. Но риски при этом не диверсифицируются. Очевидно, что обеспечение финансовых операций «Российского кредита» деньгами НПФ не устроит Банк России, когда регулятор придет с проверками.

В связи с тем, что во время проверок ЦБ очень подробно проверяет все вложения фондов и отчеты оценщиков, то банку Мотылева может грозить даже отзыв лицензии.

Кстати, ранее банки уже предпринимали попытки переупаковывать одни активы в другие — а именно кредиты в паи ЗПИФов, и ЦБ такая практика не устроила. Очевидно, что идея секьюритизации ипотечных кредитов за счет НПФ тоже не устроит Банк России, а это значит, что у «Российского кредита» могут начаться серьезные неприятности. Ведь Мотылев сознательно пошел против политики ЦБ, а за это вполне можно расплатиться банковской лицензией.

Пенсионный капитал Мотылева

Похоже, владелец «Российского кредита» изначально планировал использовать НПФ именно для спасения за счет пенсионных накоплений граждан собственной финансовой организации. Очевидно, именно поэтому банкир так активно за последнее время скупал пенсионные фонды.

Так только недавно структуры банкира Анатолия Мотылева совместно с другими инвесторами получили контроль над еще одним НПФ — «Сберфондом РЕСО» . Сделка по продаже 100% долей ООО «РЕСО Пенсионные инвестиции», являющегося единственным акционером «Сберфонда РЕСО», была закрыта 24 ноября.

А вот в сентябре 2014 года структуры Мотылева получили контроль уже над уже шестым по счету негосударственным пенсионным фондом, которым стал НПФ «Уралоборонзаводский». Отметим, что ранее фонд контролировался группой компаний «Алор».

Кроме этих активов у Мотылева есть НПФ «Ренессанс Жизнь и Пенсии», НПФ Промышленно-сберегательного банка, «Адекта-пенсия», «Сберегательный» и «Защита будущего». На 1 июля общий объем активов этих фондов составлял 41,9 млрд рублей .

С учетом того, что на секьюритизацию ушло аж целых 28 млрд.руб., то Мытылев мог «подоить» свои НПФ почти на три четверти их активов. Если подобная «прокрутка» действительно имела место, то эту версию необходимо проверить следователям.

Как «кинуть» государство?

Теперь, получается, что, если у «Российского кредита» отзовут лицензию, то вся эта «прокрутка» не будет иметь смысла, так как банк «рухнет», а НПФ останутся без денег. Но зачем все это нужно самому Мотылеву? Очевидно, что здесь усматривается классический мотив для вывода активов – «обескровить» и банк, и НПФ, вывести деньги вкладчиков и сбережения пенсионеров в офшорные компании, а самому – сбежать из страны.

Кстати, что недавно ЦБ уже отозвал лицензию у банка «Компания розничного кредитования», владельцем считается все тот же господин Мотылев. Государству теперь придется выплачивать вкладчикам до 6,3 миллиардов рублей.

В 2013 финансист купил «КРК-банк», а 24 июня 2014 года акционеры «КРК» одобрили реорганизацию банка в форме присоединения к «Российскому кредиту». Но у банка недавно отозвали лицензию .

Под «крышей» Балло?

Однако, почему же господина Мотылева до сих пор не трогают силовики? Поговаривают, что этот банкир среди своих покровителей имеет зампреда ВЭБа Анатолия Балло. Ходят слухи, что Балло и Мотылев имели общие интересы, в том числе, из-за того, что Мотылев был хозяином «АМБ-банка».

Кстати, когда-то головной офис «АМБ-банк» был расположен на третьем этаже торгово-офисного комплекса «Новинский пассаж» , который до конца 2013 года находился в собственности структур господина Мотылева. Притом головной офис «Глобэкса» находится этажом ниже. В свое время «Глобэксом» владел сам Мотылев.

Теперь «Новинским пассажем» владеет подконтрольная «Внешэкономбанк» компания «ВЭБ-инвест», которая сдает его площади в аренду. Поговаривают, что переход активов «Глобэкса» в ВЭБ был частью договоренности Матылева с Балло.

ВЭБ профинансировал через свою подконтрольную компанию «ВЭБ-инвест» покупку за 80 млрд рублей принадлежавшей «Глобэксу» недвижимости. По тогдашним оценкам московских девелоперов, этот портфель недвижимости даже до кризиса стоил бы втрое дешевле. С 2009 года зампред правления ВЭБа Анатолий Балло стал членом совета директоров «Глобэкса».

Кто вывел финансы из «Глобэкса»?

По мнению экспертов, инвестиции в «Глобэкс» были весьма сомнительными, однако зампреда правления ВЭБа Анатолия Балло это не остановило. Под руководством гендиректора Алексея Шулепова «ВЭБ-инвест» в 2011-2012 годах реализовал активов и недвижимости на общую сумму порядка 1060 млн рублей. Из этих средств 200 млн руб. были перечислены в счет погашения основного долга по кредитному соглашению с ВЭБ. В СМИ появилась информация, что Шулепов хотел вернуть ВЭБу 254 195 245 руб. задолженности, однако Балло попытался «затормозить» возвращение этого долга.

По одной из версий, Анатолий Балло решил все свалить на Шулепова. Тот исчез перед началом судебных слушаний. Адвокат говорит, что ее подзащитный лечится за границей. Но правоохранительным органом не удалось отыскать банкира. Поговаривают, что Шулепова уже нет в живых. В итоге получается, что Балло (при вероятном участии Мотылева) просто мог «распилить» часть средств, потраченных ВЭБом на «Глобэкс».

Разумеется, о махинациях в «Глобэксе» мог бы много поведать Мотылев, так именно ему изначально принадлежал этот банк . Однако, хозяин «Российского кредита» предпочел хранить молчание. Причины этого вполне очевидны. Ведь никому не нужен очередной скандал с выводом активов.

Получается, что зампреду ВЭБа Анатолию Балло невыгоден вероятный арест Мотылева, дабы у того на следствии случайно «не развязался бы язык». Так не «крышует» ли Балло бывшего хозяина «Глобэкса»? А, быть может, зампред ВЭБа хочет получить «откат» от ожидаемого вывода активов из «Российского кредита»? Похоже, силовикам уже давно пора проверить связь Балло и Мотылева, а так же махинации последнего со средствами НПФ.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья