Moscow-Post RSS
24 Сентября 2018
 

Саратовский завод РМК "угробили" его владельцы?

Завод, поставляющий продукции в 33 страны, погряз в долгах. Он признан банкротом. И виноваты в этом могут быть его владельцы?

Саратовский завод РМК "угробили" его владельцы?

С прошлого года Саратовский завод резервуарных металлоконструкций лихорадит. На нем введена процедура наблюдения. Долги предприятия составляют 1 млрд руб. Конкурсный управляющий подозревает, что в этом могут быть виноваты сами владельцы завода. Об этом сообщил корреспондент The Moscow Post.

Еще недавно РМК был крупным импортером. Темпы роста прибыли в 2012 г. составляли 254%. Однако, как бывает в нашей стране, оказалось, что прибыльное предприятие и судьба людей, работающих на заводе, никого не интересует. И они могут стать заложниками корыстных интересов своих же владельцев.

В конце 2016 г. финансовое положение на заводе резко ухудшилось. И он подал в арбитражный суд заявление о невозможности исполнять свои долговые обязательства. На предприятии сложилась "вопиющая ситуация" с заработной платой. Завод объявил о намерении признать себя банкротом. Как успешное предприятие докатилось до этого?

В настоящее время заводом фактически руководит конкурсный управляющий Александр Маевский. Он глубоко сомневается, что у руководства завода вообще были планы по выводу его из кризиса. Согласно отчету Маевского, опубликованном в сентябре, проблемы у предприятия начались еще в 2013 г.

С 2013 г. по 2015 г. оборотный капитал завода формировался исключительно от заемных средств. При этом от контрагентов они почти не поступали. В результате рост заемного капитала превысил рост собственного. А в конце 2016 г. провели сделки, которые, возможно, были направлены на вывод средств из конкурсной массы.

Сомнительные сделки?

Завод РМК приобрел векселя ООО "Дюкарт" на сумму 80 млн руб. Один из его учредителей - Акционерный коммерческий банк КБ "Век" - является крупным кредитором завода на сумму 208 млн руб. Сейчас АКБ "Век" находится в стадии ликвидации. По всей видимости, свою задачу по выводу денег из завода РМК он выполнил.

Были проданы за 30 млн руб. охотничьи угодья, принадлежащие предприятию. Причем продали их некоему Айрапету Айрапетяну еще в октябре 2016 г., а на балансе предприятия они стояли до июня 2017 г. Руководство завода хотело скрыть продажу активов?

Интересная история и с их ценой. Сначала сделка должна была состояться за 1.8 млн руб., но потом цена была скорректирована до 3.3 млн руб. Конкурсный управляющий Маевский считает, что она носила фиктивный характер и была проведена для вывода активов. О чем указал не только в своем отчете, но и в заявлении в полицию.

Почему-то уголовное дело возбуждено не было. А совет кредиторов отмахнулся от отчета управляющего, даже не приняв его к сведению. Крупнейшими кредиторами завода считаются "ЮниКредит Банк", АКБ "Век" и "Сбербанк". Понятно, что АКБ "Век", который, возможно, принимал участие в выводе денег, был вовсе не заинтересован в том, чтобы рассматривать отчет. А о роли "Сбербанка" будет рассказано дальше.

Роль акционеров завода?

Кто же на заводе оказывает такое противодействие конкурсному управляющему? Возможно, это председатель совета директоров завода Заури Гоциридзе, который проработал на нем более 40-ка лет. И, казалось, должен быть более всех заинтересован в дальнейшей работе предприятия.

Гоциридзе, по данным на 2016 г. принадлежит 17.91% акций. Другие крупнейшие акционеры – "Трест Коксохиммонтаж" (13,96 %), "Коксохиммонтаж" (19,1 %), Александр Мишкин (17,54 %), Александр Змеев (13,96 %).

Александр Мишкин – экс-директор завода РМК. В начале года СМИ сообщали о его письме в прокуратуру, в котором он рассказал, как Гоциридзе хотел оттяпать у него акции завода. "Примерно в августе 2015 года Гоциридзе, перекладывая вину за создавшиеся финансовые проблемы предприятия на меня, зашел ко мне в кабинет и, используя угрозы: как физической расправы; так и уголовного преследования, принудил меня переоформить все имущество, принадлежащее, в том числе, и моим родственникам, на своих доверенных лиц, а акции "АП РМК" на себя лично без оплаты".

Заури Гоциридзе занимался вымогательством?

Возможно, Гоциридзе действовал подобным образом, потому что его сын Тимур Гоциридзе в то время являлся зам. прокурора Заводского района г. Саратова, а дот этого работал в городской прокуратуре. Стоит ли удивляться, почему по отчету конкурсного управляющего не было возбуждено уголовное дело?

В конце августа судьей Арбитражного суда Саратовской области Ларисой Зуевой было утверждено процессуальное правопреемство, благодаря которому Заури Гоциридзе получил право на заложенное по кредитам оборудование предприятия.

В 2012 – 2013 гг. для получения кредитов завод РМК заложил в "Сбербанк" оборудование на сумму 186 млн руб. А поручителем по этим кредитам выступил Заури Гоциридзе, который, погасив кредитов на сумму всего 1.2 млн руб., внезапно получил от банка права на 40 единиц заложенного оборудования. И стал обладателем права требования его у предприятия. А фактически – кредитором банка.

Акционер ЗАО "Косохиммонтаж" учрежден другим акционером ЗАО "Трест "Коксохиммонтаж" и самим заводом РМК. Является учредителем АО "Трест Коксохиммонтаж". Не слишком ли запутанная схема перекрестного владения? Возможно, что она создана для вывода акционерами денег из завода РМК.

Что ждет завод?

Заури Гоциридзе бьет себя кулаками в грудь и говорит о том, что наладит работу предприятия. Он, видимо, даже пытался подсунуть какого-то смешного инвестора – средней руки предпринимателя Шалву Солаберидзе, который в августе заявил, что погасит все долги и выкупит предприятие. И это изначально попахивало аферой.

В результате Солаберидзе, за которого Гоциридзе ручался как за порядочного человека, исчез из поля зрения, не сумев подтвердить наличие у него средств на спасение завода. Маевский считает, что этот ход был сделан для того, чтобы оттянуть время, когда руководство не сможет выводить деньги из предприятия.

Нынешний директор завода РКМ Михаил Савран утверждает, что выводы Маевского не соответствуют реальной действительности. Это оказалось легко проверить. По сообщению СМИ, которое, видимо, основано на информации собственников завода, он сейчас осуществляет операционную деятельность через ООО "Регион", принадлежащее Александру Меньших, которое является его единственным официальным дилером.

Как можно осуществлять деятельность через уже закрытое предприятие? Или деньги выводятся через другие фирмы Меньших? У него их предостаточно.

Завод РМК "угробили", видимо, его акционеры и кредиторы, среди которых главная роль принадлежит Заури Гоцеридзе. Есть в этом сомнения? Какие еще доказательства нужны для возбуждения уголовного дела?

Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика