Moscow-Post RSS
6 Декабря 2016

Старый добрый бизнес по-русски: жадность, попытка отъема акций и посадка бывших компаньонов

Казалось бы, корпоративные конфликты эпохи 90-х с привлечением нечистоплотных юристов, коррумпированных силовиков и даже грозных чеченцев, давно отошли на второй план. Любые споры «белые воротнички» сегодня спокойно решают в судах, как российских, так и иностранных, без особого шума и пыли. Ведь как говорится – большие деньги любят тишину.

Старый добрый бизнес по-русски: жадность, попытка отъема акций и посадка бывших компаньонов

Но история группы компаний «Комтех» и одного из ее акционеров Дмитрия Иванченко свидетельствует, что некоторые люди со времён девяностых мало изменились, и для достижения своих целей готовы на предательство и обман своих же партнеров.

Из респектабельного бизнесмена в мошенники

Торговлю металлом Иванченко начал еще в 1992 году вместе со своими друзьями Александром Рубцовым, Михаилом Резцовым и Романом Бельковским. Со временем Резцов с Бельковским вышли из «Комтеха», а Дмитрий Иванченко и Александр Рубцов к середине 2000-х стали равноправными владельцами компании-лидера на рынке металла в России. Годовой объем её на тот момент составлял около 1 миллиона тонн.

Четыре года подряд с 2003-го по 2007-й, «Комтех», с головной структурой на Кипре «Маретекс», развивался ускоренными темпами. Чья это заслуга, Иванченко, или его партнера Рубцова, вопрос открытый. Но факты говорят сами за себя. Так, компания покупает у НЛМК за $25 миллионов питерский завод «Трубосталь», приобретает у концерна «Сименс» Агрегат Непрерывного Горячего Цинкования (АНГЦ) и успешно запускает его на базе своего Каширского завода стали с покрытием (КЗСП). Новинка и само предприятие активно раскручивается в СМИ. Этот масштабный рывок в развитии «съедает» около $100 млн. Но сумма оказывается избыточной для бюджета компании, и владельцы понимают, что больше собственных денег на развитие у «Комтеха» просто нет.

В те времена экономика росла на 6-7% в год, и все, что называется, играли на повышение. Развитие «Комтеха» было решено не останавливать, а деньги на него привлечь от сторонних инвесторов.

Иванченко совместно с партнерами по бизнесу инициирует в 2007 году привлечение недостающих средств у российских и западных инвесторов, выпустив CLN (Credit- Linked Note). Это такой финансовый инструмент типа евробондов, на $150 млн. Инвесторы находятся, сумма собирается, но кризис смешивает все карты.

Металл падает в цене чуть ли не на половину, и Иванченко идет на прямое нарушение договора с инвесторами - без их одобрения решает выплатить $110 млн. дивидендов. Отсутствие здесь какой-либо логики объясняется просто. Деньги надо было увести от кредиторов, чтобы потом ввести их в бизнес под видом собственных инвестиций.

Кредиторы, среди которых были и именитые иностранные инвестиционные фонды, крупные западные банки, и даже ряд российских банков, в частности Сургутнефтегазбанк, Ханты-мансийский Банк «Открытие», на такой манёвр смогли ответить только одним. В условиях участия CLN предусматривалось, что через год, летом 2009, должен состояться пут опцион, и через него кредитор имел возможность затребовать свои средства обратно.

И, естественно, все инвесторы немедленно ухватились за эту возможность. Однако и на этот шаг инвесторов у Иванченко был припасен свой козырь.

В конце лета 2009 году группа «Комтех-Маретекс» и входящие в нее компании упали в банкротство. Это было сделано с легкой руки Иванченко, принявшего решение о введении процедуры банкротства, будучи главой ликвидационных комиссий дочерних компаний.

Процедуры банкротства прошли организовано и четко, к началу 2010 года предприятия-банкроты — ОАО «Трубосталь» и ЗАО «КЗСП» продали все имущество новым собственникам, при этом в банкротстве участвовали компании - кредиторы, бенефициаром которых также являлся Иванченко. Кредиторы по CLN, стараниями преданных корпоративных юристов - Пожидаевой и Карцевой даже не были допущены в процедуру банкротства.

«Это беда всех кредиторов. Ты вложил деньги, а для того чтобы получить их назад, тебе надо еще вложить деньги на войну, - говорит на условиях анонимности один из участников российского финансового рынка, - А люди, которые у тебя украли деньги, сидят на этих деньгах, и для того чтобы побороться с тобой, могут потратить немножко твоих же денег».

В подтверждение этого скажем, что ситуацию усугубляло то, что кредиторов было порядка 30, но они все были разрозненными. И у каждого были свои отдельные интересы. Объединял их только голландский «Траст», который собрал средства со всех инвесторов, и выдал «Комтеху» крупный кредит. А когда кредиторы обратились к «Трасту» за помощью, то им ответили, что для борьбы за инвестиции в России голландскому трасту нужен еще не один миллион долларов.

Заметая следы, остаться на бобах или как Дмитрий Иванченко сам себя перехитрил

Банкротство «Комтеха» шло по разработанному Иванченко плану. Активы Каширского завода стали с покрытием (КЗСП) отошли некоему ООО «ТИС». Активы самого «Комтеха», «Стальной компании» и ЗАО «МКМ» перешли в компанию «Металлокомплект». А мощности питерской «Трубостали» достались ООО «Инвестконсалт». Позже выяснится, что за всеми этими организациями стоит сам же Иванченко. А дальше ООО и ЗАО были проданы сначала кипрским оффшорам: ООО «ТИС» перешел под контроль компании «Гастобраво», «Металлокомплект» был продан «Девспейсу», а «Инвестконсалт» отошел «Фурмитуре». И конечно же за всеми кипрскими фирмами, как вы могли уже догадаться, так же стоял товарищ Иванченко.

Стоит отметить, что эта имущественная чехарда никак не повлияла на работу компаний. Даже находясь в банкротстве, все предприятия продолжают успешно работать, не останавливаясь ни на час, наращивают мощности, вводят новые линии, не увольняя работников и не поднимая социальную напряженность в регионе, что встречает понимание у руководства областных администраций.

К концу 2010 года все компании, входящие в группу «Комтех- Маретекс» и являющиеся поручителями по кредитам, прошли через процедуру банкротства, ни в одну из них не допущены законные кредиторы, все компании закрыты и вычеркнуты из реестра ЕГРЮЛ, а у инвесторов не осталось ни малейших шансов вернуть свои деньги.

В 2012 году между обоими совладельцами, Иванченко и Рубцовым потихоньку начинают портиться отношения. Но и тут Иванченко, казалось бы, нашёл выход. Он придумал превратить кипрские оффшоры (Гастобраво, Девспейс, и Фурмитура) в оффшоры на Британских-Виргинских островах (Каттон, Шорлессон и Нормарк). Также он решил ввести в бизнес третьего акционера – финансового директора Ольгу Евстафьеву, передав ей небольшой пакет акций. В итоге у Иванченко и Рубцова остаются по 47,5% неконтрольных пакетов акций, а Ольга Евстафьева с 5% долей в компаниях на Виргинских островах, фактически становится громоотводом в случае возникновения конфликтных ситуаций. Но избежать раскола не удалось. В 2013-м году окрыленный своим успехом и безнаказанностью Дмитрий Иванченко решает прибрать к рукам весь бизнес, без учёта каких-либо интересов своих компаньонов Рубцова и Евстафьевой.

Его совершенно не смущает, что при объединении акций Рубцова и Евстафьевой, он становится обычным миноритарием, без права решающего голоса. Ведь на его стороне верные соратницы-юристы Пожидаева, Касаткина и Карцева, а самое главное - помощь начальника ГУ МВД по ЦФО генерала Сергея Деревянко.

Как генерал Деревянко влез в металл

Сергей Деревянко возглавил главк МВД по Центральному федеральному округу в сентябре 2012 года. (5 мая 2014 года Указом Президента отправлен в отставку. По официальной версии, в связи с ликвидацией полицейских главков во всех федеральных округах). До этого генерал-майор около 5 лет руководил Департаментом собственной безопасности министерства внутренних дел. Коллеги и сослуживцы отзывались о Деревянко как о профессиональном и принципиальном руководителе и не могли даже предположить, что их начальник долгие годы вел двойную игру.

Рассказать о темной стороне жизни генерала Деревянко мог бы Дмитрий Иванченко. Их знакомство произошло в далеком 1992 году и с тех пор, вплоть до отставки птицы столь высокого полета, не на месяц не прерывалось. Взаимовыгодное сотрудничество началось с трудоустройства в «металлический холдинг» родственника генерала – Аркадия Деревянко. Потом, за общее покровительство, Иванченко ежемесячно отвозил Сергею Станиславовичу сначала по 10, а позже по 15 тысяч долларов. Впрочем, слово «взаимовыгодное» больше относилось к самому генералу, а не к Иванченко. Хотя не исключено, что ни обиженные инвесторы, ни иные лица не смогли добиться законной оценки действий акционеров «Комтех-Маретекса», особенно Иванченко и его юридических помощников в деле об организации преднамеренного банкротства именно благодаря помощи и защите Деревянко.

В августе 2008 года Деревянко попросил 2,5 миллиона долларов, чтобы купить дачу на Рублевке. Иванченко убеждал остальных акционеров, что это займ, и что Деревянко сейчас продаст квартиру в элитном доме в Москве, переселится за город и максимум через шесть месяцев вернет все деньги. Эти деньги также бесследно растворились в карманах генерала. Но Дмитрий Иванченко не прекратил связей с «силовиком», поскольку, как и ружью, висящему в спектакле на стене, генералу Деревянко ещё только предстояло «выстрелить» во всей этой истории.

Весеннее обострение

В апреле 2013 года компаньоны Иванченко, Рубцов и Евстафьева получили тревожное письмо от кипрского адвоката-регистратора Андреаса Петру. Он предупреждал, что Иванченко вместе с юристом холдинга Ларисой Пожидаевой пытается оформить все акции компании на себя, как на единственного владельца. «Вы понимаете, что это невозможно ни с юридической, ни с этической точки зрения, - возмущается в своем письме Андреас Петру, - Если вам попадут в руки документы, которые свидетельствуют о смене собственников в ваших компаниях, вы должны знать, что они не были подготовлены мной, даже если они подписаны моей подписью…».

Информация стала подтверждаться, когда со счетов совместной компании на Кипре были списаны 6 миллионов долларов. Служебное расследование показало, что деньги были переведены на счета Иванченко.

Но воспользоваться этими деньгами ему не удалось. Жизнь поставила подножку. Дело в том, что деньги были переведены со счета компании на депозитный счет Иванченко в кипрском банке 13 марта 2013 года, а 15 марта на Кипре случился экономический кризис, и власти Кипра приняли решение заморозить все остатки на счетах, а затем «срезать» их на 60 процентов.

Но именно с этого момента начинается активная фаза противостояния между бывшими партнёрами и собственниками предприятия.

Рубцов и Евстафьева стали готовиться к мирному разделу компании. Их объединенные акции составляли контрольный пакет, и они были вправе выкупить акции у миноритария. Но Иванченко не устроила сумма, которую ему предложили. Даже несмотря на то, что она была на четверть выше рыночной.

Вот тогда-то и вступил в дело дорогой друг господина Иванченко - генерал Деревянко.

В апреле 2013 года Иванченко созывает собрание акционеров кипрской компании «Каттон Лимитед». За 2 дня до намеченной даты Рубцову, Евстафьевой, а также членам их семей начинают звонить с незнакомых номеров и голоса с сильным кавказским акцентом угрожают скорой расправой. Всё это приправляется смс-ками примерно такого содержания: «Сдохнешь как собака, мразь, Аллах Акбар!» Отметим, что и после апрельского собрания эти звонки и смс-ки не прекратились. А на самом мероприятии Иванченко предстаёт перед компаньонами в образе жертвы. Он рассказывает, как злые чеченцы похитили его в Москве, отвезли в Представительство Чеченской республики, угрожали и требовали передать все активы «Каттон Лтд». Завершилась история слёзной просьбой к компаньонам передать ему все акции компании.

Однако, Рубцов и Евстафьева, пользуясь тем, что им принадлежал контрольный пакет, решают продать компанию третьей стороне.

Заметим, что Иванченко не предпринимает ни единой попытки обращения в гражданский суд Кипра. Почему? Ведь он жутко недоволен рядом сделок, проведенных с кипрским компаниями, и компаниями с Британских Виргинских островов. Дело в том, что после консультаций с юристами, он понимает безнадежность любых споров. Все сделки были законны, и проведены максимально чисто.

Но Рубцов, еще не до конца осознавая, что становится жертвой своего бывшего компаньона, встревожен угрозами «чеченцев». Он звонит и рассказывает Сергею Деревянко про грозных горцев. Изложив суть угроз, с телефона товарища генерала пришло успокоительное «Приедете, напишете заявление в органы, это идиоты, не обращайте внимания, разберемся». Казалось бы, всё в норме: от жены Александра Рубцова принимается заявление по факту угроз, а затем ее с двумя детьми под охраной СОБРа доставляют в Домодедово, откуда они улетают в Вену, генерал рассказывает о звонке замминистра юстиции Алханову А.Д., ведет переговоры с представителями кавказской республики, тем же СОБРом обеспечивается охрана акционеров «Каттона Лтд» по прибытию в Россию (с Кипра) для встречи с Деревянко...

Все эти подробности были изложены в заявлении на имя председателя СКР Александра Бастрыкина в 2013 году. В нем же рассказывалось о том, что когда Рубцов в Москве встретился с Сергеем Деревянко, последний доверительным тоном сообщил взбудораженному акционеру, мол, ситуация сложная, давление идет с самого верха, «люди, которые давят на ситуацию со стороны Чеченской Республики, имеют очень большой вес и карт-бланш со стороны руководства Российской Федерации и могут делать практически все». Поэтому, несмотря на то, что он, Деревянко, и работает в хорошей команде, у него возможностей в этом вопросе мало. А далее, прямо «потребовал в первую очередь выполнить все условия Иванченко по передаче тому активов, иначе нет никакого выхода из ситуации.

На повторной встрече Рубцова с Деревянко в тот же день опять дается мудрый совет — все отдать Иванченко, чтоб закрыть ситуацию с чеченцами.

На следующий день собирается очередная встреча «генералитета», где присутствует Иванченко, в открытую требующий передачи активов.

Но тут, Рубцов понимает, что его просто разводят, а бывший компаньон работает в одной связке с генералом МВД.

Иванченко, сообразив, что его раскусили, срывает повторные переговоры с компаньонами, на которых ему по-прежнему предлагают отступные за выход из бизнеса (все те же 2,5 млрд. рублей) и пишет 11 сентября 2013 года заявление о лишении его прав на имущество в России, при этом давая показания, что в России ничем не владеет - ни компаниями, ни имуществом, а все принадлежащие ему акции находятся на далеких Британских Виргинских островах. Бумаге, при активном участии начальника ГУ МВД по ЦФО Деревянко, приделывают ноги, и 12 сентября 2013 года заводят против Рубцова и Евстафьевой уголовное дело №530317. Показания на стороне Дмитрия Иванченко активно дают члены его команды - Пожидаева, Касаткина и Карцева - те, кто разрабатывали схему по отъему кипрских компаний. Написать текст заявления в МВД Иванченко помогает адвокат Виталий Чабан. Позже он будет арестован по другому уголовному делу и приговорен судом к тюремному сроку за попытку рейдерского захвата, в котором «ему была отведена роль специалиста по приданию видимости законности действиям рейдеров».

Но, так или иначе, уже 1 октября 2013-го года Рубцова, Евстафьеву и экономиста компании Красикова, как самое слабое звено, арестовывают по обвинению в мошенничестве. Иванченко как может активно помогает следствию. Организует за свой счет производство дорогостоящих экспертиз у одних своих деловых партнеров, у других – тысячи страниц переводов на общую сумму в несколько миллионов рублей. Уголовное дело, возбужденное в ЦАО Москвы, забирает к себе главк МВД по ЦФО. Подчиненные Деревянко проводят выемки в российских подразделениях компаний из Кипра, фактически парализуя их деятельность.

В 2014 году ГУ МВД по ЦФО расформировывают, а генерала Сергея Деревянко отправляют в отставку. В СМИ появляется информация, что отставка генерала связана с рейдерской атакой на активы «Каттон». Но лишившись серьезного покровителя, Дмитрий Иванченко не собирается останавливаться. И это при том, что многочисленные экспертизы делают вывод не только об отсутствии события и состава преступления, но и невозможности оценки действий обвиняемых на территории России.

- Зачастую сами представители силовых ведомств и являются инициаторами подобных конфликтов, - заявил известный адвокат Игорь Трунов. – Сначала задействуют коррупционную составляющую, личные связи с силовиками, знакомства, или же специально ищутся такие сотрудники правоохранительных органов, которые за деньги готовы выполнить определённый заказ. Именно с вмешательства силовых структур и начинается «горячая фаза» в большинстве споров хозяйствующих субъектов. А иногда бывает, что обе стороны делают то же самое. И эти «встречные» уголовные дела бывает очень трудно закрыть. А вот открыть, напротив, очень легко. А в итоге, и компании, владельцы которых решили прибегнуть к коррумпированным силовикам, да и сами эти владельцы, оказываются целиком и полностью во власти этих коррупционеров в погонах. И благоприятный исход подобного конфликта очень и очень редок.

В 2013 году Иванченко на переговорах с Рубцовым неоднократно повторял, «либо я заберу чашки, либо черепки, меня ничто не остановит».

Но в сложившийся ситуации борьба Иванченко больше походит на возню вокруг черепков. Растеряв весь человеческий (рядом уже нет ни верных юристок, ни действующего генерала) и финансовый ресурс (практически закончились все деньги, уведенные Иванченко со счетов когда-то процветающей компании и ушедшие на войну с бывшим партнером), Дмитрий Иванченко и в глазах кредиторов, и даже следствия превратился в мелкого сутяжника, процессуальный статус которого может измениться в любой момент.

Добавить комментарий
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья